BPOV

- Белла, тебе лучше снять с лица эту дебильную улыбочку, потому что Тайлер решит, что она адресована ему, - проворчала Анжела.
Я пробовала. Правда. Я даже пыталась опустить уголки своих губ вниз с помощью пальцев, но ничего не получилось. Они были, как будто подклеены скотчем, закрепляя свое приподнятое положение. Как у Джокера.
Джокер. Это заставило меня улыбаться ещё шире, потому что Джокер навёл меня на мысли о комиксах, Бэтмене и о самом потрясающем свидании за всю мою жизнь. Анжела закатила глаза, а я всё ещё хихикала со своей же мысленной шутки. Решив переключить её внимание, я указала на сцену, которая была установлена посреди большой площади в парке, а также администратора всего представления, на данный момент, помогающего настроить инструменты следующей группе исполнителей. Бен и Тайлер рискнули достать пиво, пробираясь сквозь толпу снующих по всей площади людей, а мы с Анжелой «сторожили» наше место, лёжа на покрывале, которое расстелили на мягкой траве.
Я вся светилась. Я знаю. Я прямо-таки чувствовала это навязчиво-банальное девчачье «О, я, кажется, влюбилась!» головокружение, ним лучилась каждая пора моей кожи. Моё не-свидание с Эдвардом внезапно приняло резкий и неожиданный оборот, когда я положила свою руку в его нежную и прохладную ладонь. С моёй стороны это было опасным шагом, ведь я знала по личному опыту, что он не особый поклонник прикосновений, но когда он встал так близко ко мне и пообещал оберегать меня, то меня будто переклинило узнать - что же случится, если я всё же сделаю это. И меня не настигло разочарование. Порознь мы были, словно, два запутавшихся в жизни человека. А вместе мы, казалось, образовывали магнитное поле. Я поняла это в тот самый момент, когда мы соприкоснулись физически.
Анжела в который раз повернулась ко мне.
- Белла, от тебя вибрация исходит, - она медленно оглядела меня с ног до головы, подозрительно сузив глаза, - Чёрт, да ты что, спала с ним что ли? У тебя эта послеоргазменная муть в глазах.
- Что? - вскрикнула я, возможно, чересчур взволнованно, - Нет! Эммм…. Нет. Ничего подобного.
Мысль об этом ужаснула и одновременно «уколола» меня. Эдвард едва ли принял моё прикосновение, так что, я с трудом могла себе представить нечто большее.
Если не брать во внимание, что я уже представляла себе это. Уже несколько недель, если быть честной. Мысли о его идеальных губах, касающихся моих, и о его безупречно-длинных пальцах, путешествующих по моему телу, были тем ещё отвлечением и не раз, когда моё внимание должно было быть сосредоточено на абсолютно других вещах. Я обдумывала это на протяжении нашей с ним поездки домой из музея, хотя, зная Эдварда, я никогда не могу быть уверена, всё ли «по-старому».
Как и обычно, он провёл меня до моего этажа. Единственным отличием было то, что на этот раз он шёл ближе ко мне и раз или два я чувствовала, как его рука неуверенно, однако осторожно касалась моей спины. Как оказалось, этого было достаточно, чтобы дрожь волнами прошла по моей спине. Я думала… я была даже уверена, что он поцелует меня у двери моей квартиры и нетерпеливо ждала этого, особенно, заметив, как он неотрывно смотрит на мои губы, вместо того, чтобы смотреть в глаза. Кроме того, я заметила, как его взгляд жадно и с отчётливым желанием опустился на мою открытую шею. Но, вопреки очевидному желанию, в его янтарных глазах я заметила также толику страха и сожаления. Что-то сдерживало его, и я не собиралась впихивать свой язык в его рот прямо перед моей входной дверью.
- Нет, - посмотрев на забавное выражение лица Анжелы, сказала я, - Он даже не поцеловал меня, - плакалась я несчастно.
Её рот слегка приоткрылся.
- И ты ведёшь себя так даже не получив от него поцелуя? Ух, ты! Напомни мне, пожалуйста, смыться куда-нибудь подальше от тебя, когда у вас что-нибудь сдвинется с мёртвой точки.
И, конечно же, я покраснела, но больше из-за собственной глупости, чем из-за её недвусмысленных намёков. Мы с Анжелой вели разговоры о сексе, наверное, более часто, чем нормальные девушки. У нас с ней не было секретов друг от друга, но всё-таки что-то в моих отношениях с Эдвардом удерживало меня от разговора с ней. Хха… я даже не до конца уверена, что это – отношения. Я была готова визжать только лишь от одного прикосновения к его руке. Это было по-детски и отнюдь не впечатляло, но что-то мне подсказывало, что в нашем с Эдвардом случае это значит очень, очень много.
- Так, послушай, я абсолютно без понятия, куда всё это движется, так что брось пустые надежды. Эдвард… ну… чем больше я узнаю его, тем больше вопросов у меня появляется, - размышляла я вслух.
- В этом нет никакого смысла. Поясни-ка, - нахмурилась Анжела.
- Ну… Эдвард… он… - запиналась я, пытаясь подобрать правильные слова, чтобы описать свои эмоции, - Эдвард богат, он такой интеллектуал, молод, просто восхитительно выглядит, талантлив… но… - снова тормознула я, подыскивая слова.
Анжела засмеялась, наблюдая прогрессирующее развитие моей временной тормознутости:
- Но? По мне, так твоё описание кажется просто идеальным.
Нахмурившись, я подтянула ноги к себе, на красно-синее покрывало, на котором мы сидели.
- Но он не идеальный. Вовсе нет. Он абсолютно одержим (прим. пер.: имеется ввиду его одержимость своими привычками), до такой степени, что он едва ли может функционировать в каком-либо другом направлении. В воздух можно запускать тревогу, когда дело доходит до его асоциальности, он теряется в социальной среде. И его поведение постоянно граничит с поведением сорокапятилетнего мужчины, который одержим навязчивой идеей поддержания видимости идеального образа жизни лишь для того, чтобы жить своей жизнью.
Анжела облокотилась назад и скрестила ноги.
- Ну, а в те моменты, когда его поведение не граничит с поведением сорокапятилетнего?
Я улыбнулась, думая о другом Эдварде.
- Ну, а в остальном он похож на семнадцатилетнего мальчика, который любит различные механизмы, скоростные автомобили и прячется от своей семьи.
Мы обе рассмеялись моей характеристике Эдварда. Я обнаружила у краешка покрывала пучок травы и начала теребить зелёные листочки.
- Мда. Но это ещё не всё. Есть что-то ещё. Правда, даже не знаю, что. Это гораздо глубже. Иногда это пугает меня, а иногда меня просто непреодолимо тянет к нему, как будто то, что он скрывает или прячет – это единственная и самая интересующая меня вещь. Будто он – это единственное, чего я могу желать, - она поймала мой взгляд и я решила исповедоваться до конца, - Знаешь, у него ещё есть такая черта характера… что-то наподобие «страдающая душа». Он травмирован чем-то, что-то мучает его, и я очень хочу помочь ему справиться с этим.
Я продолжала своё издевательство над пучком травы, а Анжела странно молчала. Тем временем, площадь всё больше заполнялась радостными посетителями фестиваля. Наконец, у Анжелы прорезался голос:
- Белла. Это всё впечатляюще. Но, ты же не можешь спасать людей, ты ведь в курсе, да.
Так, я сболтнула лишнего.
- Я в курсе. Не знаю даже - почему, но меня к нему очень тянет. Ну, мне кажется, отчасти это из-за того, что я думаю, он может быть Бэтменом. Видела бы ты его авто.
Потом я решила поболтать немного о моём споре с Эдвардом и о свидании в общем, чтобы развеять серьёзность. Я не говорила ей о легендах Квильеттов, Бри и о холодности кожи Эдварда. Эти вещи я должна была обдумать самостоятельно, не вмешивая в них кого-то ещё.
К счастью, Бен и Тайлер вернулись к нам с пластиковыми стаканами пива в руках, причем в целости и сохранности. Начала играть музыка и ночь потекла в заданном фестивалем ритме. Тайлер вёл себя просто отлично, кажется, он ясно понял, что мы с ним не больше, чем приятели, что, казалось, делало более сносным его непрерывную трепотню о боевиках, ужастиках и костюмах. Ближе к вечеру, когда уже стемнело, мы навеселились от души, натанцевались и обливали друг друга пивом. Вдохнув прохладный воздух ночного летнего вечера, я поняла, какое же это удовольствие - вот так отдохнуть с друзьями, не заботясь ни о чём, а просто наслаждаясь счастливыми мгновениями жизни. Действительно, я слишком много времени провела взаперти, да что там, почти всё лето.
Пока был перерыв между выступлением последней группы, я решила сбегать в туалет, предвосхищая примитивное поведение толпы, которая должна была повалить в этом же направлении спустя несколько минут.
- Эй, ребята, я сгоняю в туалет и обратно, вон в тот, рядом с фургоном, - проинформировала я своих спутников, указав пальцем в направлении ярко освещённого пространства с кабинками.
- Сходить с тобой? - спросил Тайлер.
Я рассмеялась.
- Нет, ты же знаешь, у тебя займёт полчаса, чтобы пробраться в мужской туалет, так же, как и у меня – в женский, к тому же, ты пропустишь выступление. Я быстро.
Сказав это, я пустилась пробираться сквозь шумное переплетение человеческих тел.
Линия очереди тянулась очень долго. Но я терпеливо дожидалась своей очереди, пока кое-что не привлекло моего внимания.
Прислонившись к стене, стояла девочка с длинными тёмными волосами, она стояла спиной ко мне, но когда она немного развернулась, то я смогла разглядеть её профиль и моментально узнала.
Бри.
Я выскочила из линии очереди и крикнула «Эй!». Она никак не отреагировала на мой зов, а просто начала уходить в другом направлении.
- Бри! - проорала я, стараясь перекричать громкую музыку и шум толпы, и увеличивая скорость, чтобы не потерять её из виду в такой толпе. Я чувствовала себя полной идиоткой, преследуя эту девочку в толпе. Конечно же, я не была с ней знакома, но у меня было это странное чувство некоей связи с ней. Может, в этом и была суть моих кошмаров. Может, я и должна была её найти.
Она упрямо шла вперед, стремительно и юрко протискиваясь сквозь толпу так, что я никак не могла дотянуться до неё. Я чувствовала натиск и плотность стены людей и случайно наступила на ногу какой-то женщины, моментом позже я ощутила, как полный стакан её пива был пролит прямо на мои ноги. На несколько мгновений меня окатила волна паники, оглядевшись, я не смогла найти девочку. Словно одержимая, я была будто запрограммирована найти её и убедиться, что она жива и с ней всё в порядке.
Слава Богу, в следующий момент я заметила её, она пробралась сквозь толпу и прошла мимо фургона скорой помощи в более тёмную часть поля. Двумя руками я оттолкнула в сторону парочку, настолько увлечённую поцелуями, что они этому и не придали значения, и, наконец-то, вышла из этого сумасшедшего скопления людей.
- Бри! - крикнула я на этот раз громче, потому что она была довольно-таки далеко от меня. И я почувствовала некоторое облегчение, заметив, что девочка замедлила свой ход и обернулась, чтобы посмотреть, кто звал её.
Я ускорила темп до лёгкого бега. Если это действительно была она, то мне необходимо догнать её и помочь. Она снилась мне неделями, и я уверена на сто процентов, что её родители потеряли сон от беспокойства. Мне было трудно поверить, что вот она, стоит передо мной.
Чего я так и не могла взять в толк, так это, почему она была здесь, да еще и в одиночестве. Если её не держали где-то взаперти против её воли, то, что же она делала здесь, посреди поля во время фестиваля? Я остановилась, меня внезапно осенило, что, возможно, всё не так, как кажется на самом деле. Хотя, было уже поздно пятиться назад. Нужно было убедиться, что с ней всё в порядке. Она преследовала меня столько времени и я не могла вот так дать ей уйти, даже не узнав, как она.
Мы были совсем близко к краю поляны, но лучи от прожекторов всё ещё блёкло освещали пространство, бросая кривые тени на траву. После бега я тяжело дышала и обрадовалась, увидев, что девочка, наконец, развернулась ко мне.
- Бри? - спросила я, - Это ты? - мне было трудно разглядеть её лицо.
- Я Бри. А ты кто такая? - спросила она тоненьким и странным голосом. Я подумала, что это, должно быть, из-за того, что она всё-таки подросток, да и я для неё незнакомка.
- Я Белла. Я видела твою фотографию на окне кафе, в которое часто захожу. Твои родители ищут тебя. С тобой всё в порядке? – я сделала шаг в её сторону.
Её верхняя губа слегка приподнялась, и она глубоко втянула в себя воздух. Это поведение показалось мне странно знакомым и тут же в моих мыслях промелькнуло лицо Эдварда. Она полностью развернулась в мою сторону и сказала:
- Со мной всё в порядке, Белла. Вообще-то, меня послали найти тебя. Спасибо, что так упростила мне задачу, - она сделала ещё один глубокий вдох, - Ты пахнешь божественно.
Послана, чтобы найти меня? Я внимательно всмотрелась в темноту, чтобы разглядеть её получше, в моём теле раздалась тревожная сирена, не дающая покоя. Мне удалось рассмотреть её глаза в темноте.
Рубины.
Лицо Бри было бледным и каким-то пустым. Её глаза сияли ярким красным цветом, с застывшим в них маниакальным выражением. Это не была та маленькая девочка, чьё фото так захватило в силки моё сознание и, которая снилась мне каждую ночь. Эта девочка была монстром, как…
О нет, нет, нет…
Я услышала, как позади меня раздался хруст сломанной ветки, и резко обернулась назад. Даже в этом тусклом освещении я могла различить ярко-рыжий ореол.
Нет. Этого не может быть.
Пожалуйста, только не снова.
- Оууу… ты не рада меня видеть? - промурлыкала Виктория, - Я приходила навещать тебя не раз. Мы даже как-то оставили подарок для тебя. Но я была слегка разочарована, ты даже не потрудилась отправить мне открытку с благодарностью. Знаешь, а ведь одна из тех вещиц была антиквариатом, и она очень много значила для Джеймса, - сказала Виктория, и меня аж передёрнуло от её странных и загадочных слов.
- Я не понимаю, о чём ты. Что ты имеешь в виду? - пробормотала я, наконец, найдя в себе силы, чтобы озвучить мысли.
Если мне не показалось, то я услышала, как Бри зашипела, пока Виктория заливалась хохотом. Она вопросительно наклонила свою голову и сказала:
- Твой бой-френд не рассказал тебе о твоём же подарке? Как же это эгоистично с его стороны.
Где-то и когда-то я слышала, что их нужно занимать разговорами и ни в коем случае не допускать, чтобы они увели тебя в какое-то другое место. Мне хотелось врезать себе по башке за то, что я вспомнила нечто подобное в тот момент, когда это окажется абсолютно бесполезным, только не в случае встречи с маньячкой-психопаткой. Но, всё равно, я решила хотя бы попробовать:
- Мой бой-френд?
В одно мгновение Виктория оказалась прямо передо мной и уже протягивала руку к моему лицу. Её острый ноготь прошёлся по контуру моей щеки, и она провела своей невозможно гладкой и холодной рукой по моему подбородку.
Гладкая и холодная.
Я стряхнула её, но вот уже во второй раз в моих мыслях возник образ Эдварда и на этот раз, это поставило меня в ступор.
- Ты думаешь, Эдвард – мой бой-френд, - сказала я больше утвердительно, чем вопросительно, постепенно связывая одно звено с другим. Торопливо я сделала шаг назад, чтобы между нами образовалось хоть какое-то пространство.
- Ну, естественно, - она странно улыбнулась, - Он – твоя половинка. Или он хочет этого, как я догадываюсь, - рассмеялась она, бросая украдкой взгляд в сторону Бри, которая выглядела так, будто с неба спустилась. Виктория что-то проворковала в её направлении, - Новенькая, я знаю, что ты голодна, но тебе же известны правила. Только Джеймс обладает правом испробовать кровь из этого драгоценного сосуда.
Её слова скользнули в меня, будто недостающие кусочки мозаики, которые отчётливо сложили передо мной явную картину происходящего.
И, непроизвольно я прошептала:
- Вампиры.
Виктория фыркнула:
- Добро пожаловать в игру, Белла. Всё вертелось вокруг тебя. Теперь ты можешь составить нам компанию в нашей игре. Хотя, очень плохо, что ты не определилась, на чьей стороне будешь играть.
В её глазах я заметила недобрый блеск, как и в прошлый раз. Мои ноги самовольно начали двигаться, словно пытаясь оттащить меня обратно, к толпе, хотя это было бесполезно. Прежде чем я смогла двинуться, Бри стояла позади меня, крепко сжимая мои руки. На затылке я чувствовала её холодное дыхание. От неё пахло свежестью, похожей на запах лимона, но, когда я опустила свой взгляд на её руки, они были просто отвратительно грязными.
Я почувствовала себя бессильной, не было и шанса, что я смогу противостоять ей. Она не человек и она преследовала меня. Девочка должна была доставить меня к «Джеймсу» и я не видела никаких вариантов, как я могла бы остановить её. Виктория окинула взглядом моё дрожащее тело, после чего остановила свой взор на Бри:
- Новенькая, ты можешь трогать, но не пробовать, - на этом она опустила свою руку на руку Бри и уверенным голосом продолжила, - И ни в коем случае не повреди её, не то нам всем придётся поплатиться за это.
Я вздрогнула от слов Виктории, стараясь изо всех сил побороть образующиеся на глазах слёзы, готовые вот-вот пролиться. Она с такой лёгкостью говорила о моей смерти, будто это было неизбежно. Отчаянно я попыталась в последний раз предпринять попытку растянуть время, надеясь, что хотя бы кто-нибудь появится здесь и волшебным образом спасёт меня от этого ночного кошмара.
- Виктория, что ты имеешь в виду, говоря, что Эдвард хочет сделать меня своей половинкой? - спросила я дрожащим голосом.
Бри ни на мгновение не ослабила свою хватку, но Виктория застыла на секунду, после чего окинула меня изумлённым взглядом:
- Ты что, и вправду не знаешь?
Я нервно замотала головой, запутанная всем этим разговором, но одновременно и захваченная им.
- Я понятия не имею, о чём ты говоришь, - мягко произнесла я, подтверждая свою неосведомленность.
Изумление Виктории переросло в неудержимый смех, и она запрокинула свою голову назад, благодаря чему, её пышные волосы начали подпрыгивать, словно пружинки. Из-за своей спины я услышала тихий хохот демонической девочки, удерживающей меня в плену.
- Что ж, это делает всё ещё интереснее. Смотри, Джеймс – мой спутник. Мой партнёр, моя половинка. Мы были компаньонами уже несколько десятилетий.
Наверно… нет, не «наверное», а я точно знала, что моё лицо полностью выдавало абсолютное недоверие, пока я переваривала эту новую информацию. Десятилетий? Виктория не может быть старше меня. Она приблизилась ко мне настолько, что я могла рассмотреть во всех подробностях расположение веснушек, рассыпанных по её носу и щекам. Её движения были неестественно быстрыми и вводили меня в ступор, мои глаза не поспевали за постоянно сменяющимися векторами её направлений. Она усмехнулась.
- Это то, что свойственно нашему виду. И Эдвард хочет, чтобы ты стала его спутницей.
Очень медленно в моём сознании начала разворачиваться полноценная картина, как слайд-шоу. Эдвард. Я начала думать о его привычках, секретах, о его лжи. Почему он был так молод, а казался гораздо старше. Его холодные руки и загадочные слова. Я вспомнила о том, что в его доме не было никакой еды или напитков, о его силе и красоте.
Этот голодный взгляд. Биение моего сердца глухим стуком начало раздаваться в моём горле.
Эдвард – вампир.
Нет.
Виктория кивнула головой.
- Да, твой бой-френд такой же, как я. И как Бри, стоящая за твоей спиной. Что ж, не совсем такой, как мы, он выбрал «альтернативный» образ жизни, - закатив глаза, она продолжала, - Но всё это неважно, ты не принадлежишь ему. Джеймс хочет тебя больше, и всё, что хочет Джеймс, я даю ему. Потому что именно так поступают спутники друг с другом.
Без лишних слов она развернулась и направилась в сторону леса. Пальцы Бри сильнее впились в мои руки, она тянула меня за ними, к этому мужчине, именуемому Джеймсом. Так же, вампиру.
Эдвард был вампиром. Виктория и Бри были вампирами.
Бри отпустила мои руки, когда поняла, что я больше не сопротивляюсь, но подтолкнула меня вперёд, в сторону леса. Я спотыкалась и падала не раз, но она подхватывала меня с земли и ставила на ноги. Вздрогнув, я поняла, что на этот раз ушибов и повреждений будет куда больше. Вскоре осознание всего происходящего медленно разлилось во мне, и я осознала, что всё это уже неважно. Ушибы, порезы и страдания больше не имели никакого значения. Эти два существа сопровождали меня на пути к моей смерти.