EPOV

Поднимаясь по лестнице, я направлялся к квартире Беллы, которая, к слову, шла несколько впереди меня. Я нёс её сумку, повесив через плечо, и с каждым шагом Беллы вперёд её аромат окутывал меня с новой силой. Теперь меня это не беспокоило так, как раньше. Боль, временами прорывавшаяся изнутри, лишь иногда напоминала о себе, словно немного притупленная иголка. Зачастую это становилось проблемой, особенно в те моменты, когда мы находились слишком близко друг к другу и мной овладевали одновременно несколько эмоций, тогда мне приходилось бороться больше, чем с одним желанием. Конечно, подобное затруднение я воспринимал, как своеобразный вид самодисциплины и видел в этом больше задачу, нежели проблему.
Но, в данный момент мне предстояло столкнуться с совершенно новой для меня ситуацией. Мои обычные желания затмило чувство паники, которое мне никогда раньше не доводилось испытывать. Вот уже на протяжении какого-то времени я пытался продумать и сформировать план, чтобы лучше узнать Беллу и растворить оставшееся между нами напряжение. И я почти сделал это сегодня, когда мы были в гардеробной, но упустил момент. В одну секунду её настроение может поменяться: то она шутит со мной, то между нами появляется некая интимность. Очень часто слова и поведение Беллы создавали комфорт для меня, а самые обыденные ситуации становились чем-то большим.
Конечно, ботинки – это самая банальная вещь, но это была всего лишь песчинка из целой пустыни вещей, которые занимали прочную позицию в моей жизни. Становилось всё более и более очевидным то, что я так неотступно жил по своим правилам и законам. Её голос и спокойствие чудесным образом пропитали меня насквозь. Она заманила меня, заставив присесть на пол, и я позволил ей обуть меня, как будто я не был способен сделать это самостоятельно. Всего лишь её близость и невинная интимность нашего положения были чем-то невероятным, меня переполняли эмоции. Яд омывал мои зубы, пока я слушал биение её сердца и вдыхал неповторимый аромат, но, не смотря ни на что, я продолжал терпеливо сидеть, сглатывая яд и наслаждаясь этим спокойным моментом рядом с ней.
Вся ирония была в том, что, как вампир, я должен быть способен вести себя именно так со своей жертвой. Для меня было не сложно увлекать их за собой, заинтриговать и соблазнить. Но я не был готов к тому, что моя жертва использует мои же уловки против меня.
Мы достигли её этажа и направились к двери квартиры.
- Спасибо, Эдвард. Увидимся завтра утром, - сказала она, когда я отдал ей сумку.
Мне так не хотелось покидать её, всё моё тело сопротивлялось этому. Пройдут долгие часы, пока я смогу вернуться и забраться к ней, но мне ещё предстоит охота и моё вечернее «дежурство», по крайней мере, до наступления ночи. Я наблюдал за её привычной борьбой с ключами, изо всех сил сдерживая себя, чтобы не помочь. Вместо этого, я начал рассматривать её длинные тёмные волосы, завивающиеся на кончиках, мои глаза пропутешествовали ниже, к краю её юбки, из-под которой я мог разглядеть её стройные ноги. Однако я быстро поднял свой взгляд, когда услышал, что она, наконец-то, справилась с ключом и, повернув его в замке, открыла дверь и помахала мне рукой на прощание.
С трудом остановив себя от «бегства», я собрал всё своё мужество, чтобы сделать то, что я так давно планировал сделать.
- Эмм… Белла, я тут подумал…
Она снова развернулась ко мне, и я смог увидеть её лицо, освещённое светом закатного солнца, в её глазах плескалось любопытство. Положив ладонь на край двери, она слегка прислонилась к ней.
- О чём, Эдвард?
Где-то внутри, я зарычал на самого себя. Сейчас я собирался сделать то, чего не делал за всё своё столетнее существование, как человека, так и вампира. Слава Богу, что я не способен потеть, подумал я, пытаясь настроить себя решительно. Смягчив выражение своего лица, насколько это было вообще возможно, я посмотрел ей в глаза, используя в свою пользу все супер-способности, которыми меня наградила природа и моя новая сущность.
- Я хотел спросить, не хотела бы ты сходить со мной на выставку, завтра вечером?
Она застыла, по выражению её лица я не мог определить абсолютно ничего, но её сердце немного ускорило ритм.
- Выставка? Какая?
Я решил приблизиться к ней ещё немного, чтобы быть рядом с её трепещущим сердцем.
- Выставка картин. Ты проявила интерес к этому виду искусства в моём доме, поэтому я решил, что ты была бы не против увидеть также некоторые другие работы.
Её глаза озарил мягкий свет интереса.
- Это было бы чудесно. Вообще-то, я буквально на днях нашла книгу в библиотеке об искусстве импрессионистов как раз того периода, когда была написана твоя картина Джексона Поллока. Я читала её ночью.
Разумеется, я знал об этом. Книга была в её комнате, лежала на краю прикроватной тумбочки. Когда я сказал Карлайлу, что сделаю её своей, то ни словом не обмолвился, о том, что буду играть честно. Я был готов использовать любую доступную мне возможность, чтобы завоевать Беллу Свон.
Чёрт, я так и не смог сдержать улыбку, которая начала расползаться по моему лицу. Она согласилась. Я догадывался, что она согласиться, но с Беллой никогда не знаешь, что произойдёт в следующую секунду.
- Прекрасно, - проговорил я, едва сдерживая приступ восторга, так и рвущегося наружу.
- Так, значит, завтра… после работы? - спросила она, и её рука вернулась на дверную ручку.
- Да, после работы, - кивнув, ответил я.
Она снова улыбнулась мне и, закрыв дверь, скрылась за ней. Я задержался ещё на пару секунд, вдыхая последние волны её аромата в вечернем воздухе. Мысленно я торжественно поздравлял себя с тем, что смог успешно пригласить девушку на свидание. Прямо-таки заставив себя уйти, я сбежал вниз по лестнице непозволительно быстро, направляясь к своей машине, чтобы как можно быстрее отправиться на охоту.
Несколько часов спустя, я стоял посреди леса, рядом с мёртвой тушей огромного лося. В этот миг, я вспомнил своё сумасшедшее насыщение в тот раз, когда впервые побывал ночью в квартире Беллы. Тени моей животной сущности сейчас были спрятаны глубоко внутри, и я мог практически чувствовать, как моя человечность пробивается из самых тёмных глубин моей души. Мой голод был утолён после вечерней охоты, но я не чувствовал полного насыщения. Хотя, я уже с полной уверенностью определил что, после того, как встретил Беллу, существовало единственное решение этой проблемы. Это беспокоило, но, также, вся эта ситуация несла в себе определённую перспективу. Ничто и никогда не сравнится со вкусом крови Беллы, но если я однажды дам себе слабину, то она уйдёт навсегда. Удовлетворение и насыщение было бы мимолётным, но отчаяние длилось бы вечность. В моей природе было это – желание присвоить и держать все свои сокровища при себе, нежели использовать их, а потом выбросить. Доказательством этому могут послужить целые комнаты, заставленные различными безделушками, антиквариатом, книгами и вещами. Конечно, Белла была несравненно большим для меня, нежели все эти безделушки вместе взятые. Она - бесценна, и теперь я понимал, что её присутствия рядом со мной я желал намного больше, чем утоление любой вспышки голода её кровью. Наконец, я дошел до осознания того, что постоянно возникающий голод в её присутствии станет моим страданием, моим проклятьем, с которым мне придётся смириться.
Закопав тушу несчастного животного, я направился обратно, через лес, в свет людской, размышляя о сегодняшнем вечере и о Белле, о том, что она согласилась пойти со мной на выставку. Когда я предложил ей пойти туда, её глаза засветились и пульс участился. Эти наблюдения были всем, что мне нужно было знать, чтобы двигаться дальше, если учесть, что моя способность - читать мысли была абсолютно бесполезна с ней. Но я нашёл альтернативный выход из данной ситуации – я учился «читать её» по её поведению и выражению её лица всё лучше и лучше. Я был уверен в том, что она искренне обрадовалась моему предложению, вот только я сомневался в том, чему именно она обрадовалась. Я не был настолько глуп, чтобы верить, что это было настоящее «свидание», потому что ситуация, в которой вампир назначает свидание человеческой девушке - просто абсурдна и бессмысленна, но, тем не менее, смысл был именно таков.
Пока я пробирался через лес, направляясь к своей машине, заметно похолодало. Я охотился в течение нескольких часов, чтобы быть уверенным, что насытился. Мне были необходимы силы и не только для того, чтобы сдерживать свою жажду рядом с Беллой, но и в том случае, если придётся бороться с Джеймсом. Продолжая свой путь к машине, я задумался о том, насколько был близок к разоблачению перед Беллой, на прошлой неделе.
В тот вечер, когда я появился у нее на пороге с тайской едой, я был полностью уверен в том, что делаю. Проведя столько ночей у неё, я изучил всю её квартиру. За всё это время я множество раз замечал смятый листочек с меню из того самого ресторана, лежавший на кухонной стойке, на нём были галочками отмечены её любимые блюда, кроме того, часто в её холодильнике хранилась оставшаяся еда. Плюс, мне было известно, что она никогда не ела достаточно, придерживаясь строгой вегетарианской диеты, это было даже забавным, учитывая тот факт, что я несколько секунд назад обескровил животное посреди леса. Усмехнувшись самому себе, я осознал иронию нашего, настолько отличного друг от друга, понимания термина «вегетарианство».
Я думал, что знал, что делаю, но нет. Я чуть не испортил всё. Моё внезапное появление, еда, затем ужас от того, как ловко она разоблачила мою бережно хранимую ложь. А ведь она дала мне возможность, шанс сказать «Нет, Белла, я не хочу знакомиться с твоим другом, потому что я не гей…». Но вместо этого, я захлебнулся в своих эмоциях и та же самая ложь мягко, словно шёлк слетела с моих губ. Но она уже всё знала, Эллис успела рассказать ей правду. Я хотел солгать, но просто не мог, она вынуждала меня поступить правильно, сделать то, чего я так хотел, но боялся.
Сидя напротив неё, за столом, и наблюдая за тем, как густая и вязкая капля соуса стекала по её руке, я знал, что должен был почувствовать отвращение, но нет, отвращение было последним чувством из тех, что появились в моём сознании. Человеческая еда была совершенно несовместима с нами. Только один её запах был более чем отвратителен и действовал раздражающе на все наши рецепторы. Но смотреть на то, как Белла ест, на всё, что она делает, абсолютно меняло мои прежние взгляды на самые, казалось бы, мирские, человеческие и обыденные действия.
Я был просто зачарован этой маленькой капелькой соуса, свободно путешествующей по её руке, а потом, когда она высунула язык и слизала её с руки, я почувствовал, что инстинктивно проделываю то же самое.
Её глаза не отрывались от моих, и я моментально осознал, что поднял свою руку. Она уже тогда знала, кто я и какие мысли пробудило во мне одно это движение. Я попался на крючок, для этого мне не требовалось слышать её мысли.
Она злилась и очень сильно, но это было уже не в первый раз. Белла повышала на меня голос и раздражалась из-за моего необъяснимого поведения. С момента первой нашей встречи мы не раз ссорились из-за разных вещей, но я знал, что если дать ей немного времени «остыть» и попросить прощения, то я смогу исправить положение.
Я терпеливо ждал, пока она успокаивалась в другой комнате. Она была очень расстроена, но вино и еда подействовали на неё, как снотворное и, вместо того, чтобы вернуться в кухню и продолжить спорить или выгнать меня, она уснула на кушетке. Я остался, наблюдая в темноте за её сном, как делал каждую ночь, но на этот раз я не собирался убегать, когда она проснётся, и принял решение остаться. И когда она проснулась, я попросил прощения и пообещал, что больше никогда не стану лгать ей. В этом не было и малой доли лукавства, таковым было моё истинное намерение. Теперь Белла была частью моей жизни и даже если бы я мог, то не оставил бы её незащищённой. Даже если бы я хотел уйти, то не смог бы, потому что теперь я был привязан к ней, как никогда и ни к кому раньше. Ложь подошла к концу своего существования. Скоро она узнает всю правду; это был единственный путь сохранить её в безопасности и сделать её своей.
Сейчас я был на краю леса, ступая из тени деревьев на безлюдную улицу и направляясь к своей машине. Джеймс слишком надолго притих и я начинал понимать, что моё поведение только давало ему преимущество. Моя жизнь была в высшей степени предсказуемой, это зашло так далеко, что я не мог даже сменить пару обуви в случае необходимости. Если я собирался защитить Беллу и остановить сумасшедшие планы Джеймса, то мне будет просто необходимо расширить свои взгляды на жизнь и вылезти из своих прочно выстроенных рамок.
Я сел в машину и завёл двигатель, быстро набирая скорость, направляясь в город. Взвешивая в уме свои приоритеты: мою старую жизнь, мою работу и мое новоявленное желание - миссию по завоеванию Беллы, я понял, что, возможно, она – это самая сложная задача за время всего моего существования.
Мне оставалось только надеяться, что я буду способен в полной мере осуществить свои намерения.

****
Было уже за полночь, когда я припарковал машину в обычном месте и поднимался по лестнице в квартиру Беллы.
Эдвард…
Остановившись, я замер на своём месте, вглядываясь в темноту.
- Эллис? - позвал я тише шёпота.
Секундой позже Эллис появилась из-за угла и встала рядом с дверью, ведущую в квартиру Беллы. В своей тоненькой ручке она держала какой-то пакет.
У меня было видение… Кто-то был здесь, но мы с Джаспером не успели приехать вовремя, на случай, если таким образом Джеймс хотел заманить тебя в ловушку, это случилось быстрее… Эммет уже едет сюда…
- Где Джаспер? - спросил я. Мои глаза то и дело бросали беспокойные взгляды на дверь, я хотел войти в квартиру и удостовериться, что с Беллой всё в порядке. Эллис помахала передо мной рукой, отвлекая от моего нарастающего беспокойства.
С ней всё в порядке, прислушайся…
Я сосредоточил своё внимание и расслышал спокойное биение сердца… тук-тук… ровный ритм сердцебиения спящего человека.
Джаспер сейчас в лесу, он пытается распознать их запахи…
Глубоко вдохнув, я уловил едва ощутимые запахи… один из них был мне знаком, но другой был совершенно новым. Запах вампира, но не Виктории или Джеймса.
Я увлёк Элл в тень, но так, чтобы лестница и дверь в квартиру моей подопечной оставались на виду.
- Что ты видела? - спросил я.
Эллис закрыла глаза, пытаясь воспроизвести в своих мыслях воспоминание о видении, после чего начала описывать его вслух.
- У меня были видения двери Беллы, она была закрыта, как и сейчас. Потом бледные пальцы, которые подкладывали конверт под дверь. Но затем они исчезли.
- Ты видела их именно здесь, когда они уже стояли у её двери, но не видела, как они пришли сюда? - спросил я.
- Да. Причём, заметь, к тому времени, когда я это увидела, они уже успели прийти и уйти отсюда, - ответила Эллис, в её глазах отчётливо скользило раздражение, - Кроме того, они блокируют меня до тех пор, пока им не захочется, чтобы я что-то увидела. Вот почему я так беспокоилась, что они могли подстроить ловушку для тебя.
Моё лицо скривилось в раздражении, так же, как и лицо сестры.
- Джаспер поймает их? Может, нам тоже стоит последовать за ним?
- Нет, они уже давно ушли, просто Джаспер надеялся, что они могли в чём-то ошибиться и задержаться ещё на какое-то время, - помотав головой, ответила она.
Я заметил в её руке конверт.
- Что в нём? - спросил я, протягивая руку вперёд.
Она отдала мне письмо, и я быстро открыл его, внутри оказалась тоненькая цепочка из золота, на которой висел крестик и ещё какой-то неясный предмет. Я аккуратно положил миниатюрные предметы на свою ладонь и Эллис быстрым движением взяла своими тоненькими пальцами второй, неопознанный предмет. Это был кулон, сделанный из золота и по форме напоминающий цветок. Казалось, его лепестки образовывали элегантную букву «Б».
- Она принадлежит Белле? - спросила Эллис.
- Не уверен в этом, - пожав плечами, ответил я, - Никогда прежде не видел её. Но, эта вещица выглядит, как антиквариат, возможно, викторианский стиль. Вот это, - я поднял свисающий на цепочке крестик, - кажется, пресса и телевидение сообщали, что именно такой крестик носила пропавшая девочка Бри. Но вот кулон… с трудом верится, что нечто подобное носил бы современный подросток.
Эллис утвердительно кивнула и мы оба задумались о ювелирном изделии в наших руках, о том, что вполне вероятно, Бри стала одной из жертв Джеймса или Виктории. Это без труда вписывалось в общий сценарий происходящего. То, что один из предметов, принадлежал Бри, а другой, возможно, Белле, только подтверждали наши догадки. Все похищения были за Джеймсом. Одна лишь мысль о том, что они подобрались настолько близко к Белле, помутнила мой разум от гнева.
Джаспер уже возвращается, пойдём к нему навстречу…
Я помедлил, мне не хотелось оставлять Беллу и Анжелу в квартире одних.
- Эммет скоро будет здесь, он присмотрит за Беллой, нам нужно вернуться домой. Джеймс решил поиграть в свои игры, но он подкидывает нам подсказки. Давай посмотрим, сможем ли мы понять их смысл, - осторожно коснувшись моей руки, сказала Эллис.
Вновь прислушавшись, я услышал ровный стук сердца, успокаивая себя тем, что она будет в безопасности с таким охранником, как Эммет. Как бы я ни хотел остаться здесь, Эллис была права, Белла не будет в полной целости и сохранности до тех пор, пока Джеймс и его сообщники не будут уничтожены.