EPOV

Спускаясь вниз по широкой лестнице нашего большого дома в Форксе, я прислушивался к оглушающей тишине, хотя прекрасно знал, что Карлайл всё ещё был наверху, а Эммет и Джаспер развлекали себя очередной шахматной партией в гостиной. Я использовал это тихое время, чтобы побродить по дому, останавливаясь в музыкальной комнате, посреди которой «отдыхал» гладкий чёрный рояль.
Долгое время мой взгляд был прикован к нему, впервые за прошедшие годы, мои пальцы так и чесались прикоснуться к клавишам. Сжав руки в кулаки, я спрятал их в карманы брюк, оглядывая, прежде так любимую мной, комнату и находясь здесь, перед этими окнами во всю стену… я почувствовал себя открытым.
Знаешь, она ведь каждую неделю протирает его и настраивает раз в месяц, просто на случай, если…
Я ничего не ответил. Я не мог. Я не мог быть тем, кем они хотели меня видеть.
В этот момент в моих мыслях промелькнул образ Изабеллы и вновь мои пальцы саднило от желания прикоснуться к инструменту. Если я не мог быть тем, кем они хотели меня видеть, как я мог быть тем, кто нужен ей?
Как ты это делаешь? Как ты можешь сдерживаться?
Пожав плечами, я ответил:
- А как Роуз сдержалась, чтобы не убить тебя, когда она принесла тебя к Карлайлу?
Эммет умолк, обдумывая мой ответ. Но, наконец, он сказал:
- Но она же человек, Эдвард. Как вообще всё это получается?
Разве это нормально? Это не естественно. Я никогда не желал чьей-то крови так сильно.
- В этом-то и есть всё дело. Ты и Эсме, вы оба были людьми, когда вас нашли. И они оба (Карлайл и Розалии) были увлечены вами и спасли вас, - оправдывался я.
Но эта девушка ведь не умирает. Она не нуждается в спасении.
Теперь я оглядел Эммета: огромен в размерах, прост в мышлении, он живёт в мире чёрного и белого.
- Да, так и есть. Но единственная причина, по которой она до сих пор жива – это я. И я обещал ей, что сохраню её в безопасности. Что, поверь мне, почти круглосуточная работа, - сказал я, слегка нахмурившись.
Эммет сузил глаза, бросив на меня хитрый взгляд.
- Так Джаспер говорит, что она хорошенькая. Хха… это, наверное, помогает сдерживаться?
Я посмотрел на него и, подумав, он продолжил:
- Кажется, это многое объясняет, - сказал он, на что, в ответ, моя бровь язвительно дернулась вверх, подозревая к чему он клонит, - Ну… я хотел сказать, что, если всё это время ты ждал человеческую девушку, чтобы полюбить, то вся ситуация с Таней, наконец, обретает смысл.
С силой сжав кулаки и прижимая их к себе, я старался оставаться спокойным. Эммет полез на запретную территорию.
И ему это было известно.
С победной улыбкой он произнес на вампирской скорости:
- И если ты искал «Деву в Беде», как твоя новая маленькая подружка, то не удивительно, что всё так вспыхнуло. Таня не дева, то есть, я, конечно, не знаю наверняка, но…
И после этих слов он сбежал, чёрная дверь с шумом захлопнулась за ним, прежде чем я достиг её. Эммет был уже далеко в лесу, за нашим домом, к тому моменту, пока я преследовал его по «горячим» следам.

****

Спустя несколько часов, я изо всех сил пытался игнорировать Джаспера, пока он «игрался» с кнопками авто-магнитолы в моей машине. Он ехал обратно вместе со мной, чтобы встретиться с Эллис. Мне хотелось побыть сейчас в одиночестве, чтобы я мог спокойно поразмыслить обо всём, но, видимо, удача была не на моей стороне. Во время поездки он непрерывно раздумывал, как же начать со мной разговор о нашей встрече с Карлайлом. В его мыслях мелькали сотни вопросов и, в конце концов, я сдался.
- Джаспер, что ты хочешь узнать?
Он улыбнулся, словно давая мне понять, что я попался в его ловушку.
- Что сказал тебе Карлайл? – прямо спросил он.
Искоса взглянув на него, я решил проигнорировать образ Изабеллы, возникнувший в его мыслях, о которой, по сути, он и хотел узнать.
- Он сказал, что нам следует быть очень осторожными во всей этой ситуацией с Джеймсом.
После этого мне пришлось рассказать Джасперу, что мы с Карлайлом говорили о Волтури и моём соглашении с ними. Они были полностью посвящены в род моей деятельности, включая мои «ночные дежурства» и безопасность. Пока мне удавалось оставаться незамеченным, им не было до меня дела и до того, чем я занимаюсь, что делаю. Аро и другие даже своеобразно поддерживали меня, учитывая, что наши миротворческие цели были схожи.
К сожалению, Джеймс не старался быть незамеченным. Карлайл предложил связаться с ними как можно скорее и дать им знать, что некоторые вещи вышли у нас из-под контроля. Карлайл всё ещё оставался в хороших отношениях со своими старыми друзьями, и я обещал ему, что упомяну об этом.
- Ты так больше ничего и не слышал о Джеймсе? - спросил Джас.
- Нет, всё притихло. Больше нет ведомостей ни о каких-либо убийствах или похищениях. Полиция в растерянности и ясно, что они пытаются скрывать от прессы как можно больше информации, потому что, в последнее время, практически ни о чём подобном в газетах не упоминалось, - помотал я головой.
- Но к Белле они больше не приближались? - спросил он и вновь я помотал головой.
Джаспер кивнул, интересуясь, как проходило моё ночное патрулирование. Честно говоря, я абсолютно забросил это дело и, думаю, он почувствовал мою вину. Из-за этого мне пришлось признаться ему, что я проводил все вечера у Изабеллы.
В качестве своего оправдания я решил добавить:
- У неё были ночные кошмары, и я посчитал нужным остаться, - выражение его лица красноречиво говорило о том, что он ни на секунду не купился на эту причину.
После этого мы какое-то время ехали в тишине, пока его мысли не обрели более чёткую форму.
Как ты собираешься со всем этим справляться? Я о том, что она думает, что ты гей. И даже если она так не думает, ты – вампир. Вампир. Она, конечно, классная, но нет людей настолько классных и понимающих, чтобы…
Я резко повернул голову в его сторону:
- Что ты имеешь в виду под «и даже если так не думает»?
Ну… ты сам разрешил Эллис провести с ней день. Кто знает, что она могла рассказать… и… ты же понимаешь, у тебя нет целой вечности впереди…
Сузив глаза и всматриваясь в ветровое стекло, я задумался над этим. Он был прав. Наше время в Вашингтоне скоро подойдёт к концу. И к Изабелле это не имело абсолютно никакого отношения, это была всего лишь суровая реальность нашей жизни. У меня оставался всего один небольшой шанс на возможность с этой женщиной и я решил им воспользоваться. К сожалению, для меня стало привычным проживать один год, словно день, но больше такой свободы у меня не было. И если я собираюсь что-то делать, то я должен делать это сейчас. Что означает, что все эти милые игры, на подобии «я – гей», должны закончиться. Но, как бы я ни хотел, чтобы Изабелла узнала правду, эта милая история служила, всего лишь, отвлекательным манёвром от настоящей, проблематичной правды.
И я имел в виду именно то, что сказал Карлайлу. Слова слетели с моих губ до того, как я осознал, что они сформировались в моей голове задолго до этого переломного момента. Я собирался сделать её своей. Решение было уже принято, с моим или без моего согласия. И я больше не мог это контролировать. Меня уже не беспокоило, ведь раньше я волновался - чувствует ли она по отношению ко мне тоже самое. Я заметил, что её вопросы и поступки становились более раскрепощёнными. Хотя, у меня не такой уж большой опыт в этом и я не уверен, было ли ей комфортно со мной, потому что я был для неё «защитой» или ей было просто комфортно со мной. Конечно, если бы я мог читать её мысли, как у любого другого представителя человеческой расы, я бы знал, что она думает по этому поводу.
Но, также я знал, что пока я был для неё недосягаем, она была недосягаемой для меня. Однако её недосягаемость для меня из-за какой-то глупой лжи уже не являлась веской причиной. Мне становилось всё сложнее и сложнее быть вдали от неё. И я просто ненавидел лгать. Обо всём и всё время.
Но Джаспер был прав и, обращаясь к нему со всей серьёзностью, я сказал:
- И что, по-твоему, я должен сделать, Джаспер? Подойти и сказать «Привет! Как твои дела?! Кстати, я не гей»? – зашипев, я продолжил свой вымышленный разговор, - «И, Изабелла, знаешь, все эти странные и на хрен необъяснимые вещи, что я делаю, это не потому что я гей, это потому что я – вампир. Оказывается, нити просто сплетены…»
Зарычав, я потёр свою голову и, взглянув на Джаспера, заметил все его тщетные попытки сдержать смех.
- Что бы ты сделал на моём месте? - абсолютно серьёзно спросил я его.
Джаспер облокотился на окно машины, положив свою светловолосую голову на руку.
- Что бы я сделал? Хм… скорее всего, я бы уже давно съел её.
Из моей груди вырвался рык при этой мысли, хотя я полностью осознавал, что он говорил правду.
- Но, - продолжил он, - честно, Эдвард, ты единственный из нас, кто попал в такую ситуацию, это, во-первых. А, во-вторых, ты должен принять самостоятельное решение.
В своих мыслях он был искренен и это было даже больше, чем я ожидал. У Джаспера был большой опыт в плане жестокости и разрушения, он мог с легкостью осудить меня. Но он был прав. Я должен решить, чего я хочу и возможно ли, чтобы она хотела того же.

****

BPOV

После работы Эллис привезла меня домой, и я сразу направилась на кухню, чтобы соорудить себе что-нибудь на ужин. Анжела, конечно же, была с Беном. Кажется, их отношения становились серьёзными. Бен часто засиживался у нас допоздна, потому что Анжела не хотела оставлять меня дома одну. Сегодня была пятница и я настояла на том, чтобы они вылезли куда-то погулять, из этих четырех стен, при этом, запланировав для себя тихий и спокойный вечер, в одиночестве, перед телевизором. Я пыталась переварить всю ту информацию, которой поделилась со мной сегодня Эллис. Мне было довольно трудно вернуться к реальности, ведь я всё ещё была ошарашена новостью, что Эдвард не гей. Я верила, что она была искренна - это было видно, но, по правде говоря, мне не давали покоя мысли о том, во что я втягиваю себя, из-за этой семьи.
Просьба Элл оставаться другом Эдварда, не смотря ни на что, была какой-то загадочной. Я хотела быть рядом с ним и помочь ему разобраться во всём, чтобы его ни преследовало. Но это подразумевало, что ему придётся открыться мне в какой-то степени. Он уже доказал, что может быть хорошим другом и мне, действительно, хотелось ответить ему тем же.
Но я решила отбросить все эти мысли в сторонку, когда открыла холодильник в поисках чего-то съестного. Окинув взглядом незамысловатое содержимое холодильника, я решила, что оставшийся вегетарианский соус из чили не сильно меня удовлетворит. Ворча на собственную забывчивость, что не догадалась сходить в магазин за продуктами раньше, я начала рыться в кухонном ящичке в поисках небольшого проспекта с меню ресторана.
Спустя пять минут я уже выискивала номер телефона моего любимого тайского ресторана в записной книжонке, когда вдруг раздался резкий стук в дверь. Посмотрев в глазок, я вновь могла созерцать мои любимые остро очерченные скулы. Положив руку на ручку двери, я сделала глубокий вдох, в попытках убрать эту идиотскую улыбку со своего лица. Я была рада вновь увидеть Эдварда, особенно, если учесть, что весь день его не было дома и мне не хватало поездки домой вместе с ним. Только вот проблема в том, что улыбалась я с большим энтузиазмом, чем следовало и волнительное ощущение, растущее в моём животе, было совсем неуместным.
Я начала отпирать все замки, на которые была заперта дверь, зная, что Эдвард будет слушать, хорошо ли я забочусь о своей безопасности. Мне совершенно не хотелось в тысячный раз затевать этот разговор. Когда я, наконец-таки, открыла дверь, то увидела его, стоящего на пороге передо мной с невероятно застенчивым выражением лица и двумя пакетами тайской еды из того самого ресторана, в котором я собиралась сделать заказ.
- Привет, - сказала я, посылая ему легкую, но сдержанную улыбку.
В ответ он отправил мне свою фирменную убийственную улыбку, которая моментально отразилась вспышкой разнообразных фейерверков в моём животе.
- Я подумал, что, возможно, тебе понадобится компания и принёс ужин. Тебе ведь нравится тайская еда, так? - спросил он, вытянул вперёд обе руки с пакетами, в подтверждение своих слов.
Просто невероятно. Я кивнула ему, и мой босс прошёл мимо меня, в квартиру, пока я закрывала за ним дверь. Он положил пакеты на стол и начал изящными движениями своих ловких рук извлекать из них небольшие контейнеры с едой и ставить на стол.
Я наблюдала за тем, как он доставал, по очереди, блинчики с начинкой, рис, кокосовый суп, моё любимое тофу и блюдо из овощей – карри. Уперев руки в бока и сузив глаза, я наблюдала разворачивающуюся передо мной картину. Он поднял взгляд и, вероятно, заметив мою позу, спросил, широко раскрыв свои золотистые глаза:
- Что? Что-то не так?
Слегка поджав губы и нахмурившись, я пыталась решить, как же понять эту ситуацию.
- Эдвард, почему ты решил принести тайскую еду на ужин?
Он был занят открыванием контейнеров, но на короткое мгновение его руки остановились, прежде чем он продолжил свои действия.
- Я подумал, что тебе это понравится. Знаю, что ты не ешь мясные блюда, вот и решил, что это неплохой выбор.
Быстро обдумав то, что он сказал, я спросила:
- Ты знал, что это мой любимый ресторан?
Он посмотрел на меня абсолютно невинным взглядом:
- Правда?
Закатив глаза, я обхватила себя руками:
- Да, правда. И все эти блюда, по случайности – тоже.
Он снова поднял голову, глядя мне в лицо, одаривая очередной ослепительной улыбкой.
- Неужели? Я догадался.
- Ты догадался и совершенно случайно принёс именно то, что я только что хотела заказать в моём любимом ресторане? Ты хорош, Эдвард, но не настолько, - произнесла я, неотрывно глядя на него.
Он опёрся о стойку позади него, скрестил руки на груди, так же, как и я, весь его внешний вид был до невозможности привлекателен.
- Ошибаешься. Настолько, - сказал он спокойно.
Моя челюсть упала, а он стоял, ехидно ухмыляясь уголками своих губ.
- Правда? - с вызовом спросила я.
- Правда, - утвердительно ответил он.
Я ждала его объяснений, заметив, что он сам прямо жаждал поделиться ними со мной.
Отодвинув стул, он жестом указал мне присесть, после чего отодвинул ещё один, для себя, расположился напротив. Запах еды и специй защекотал нос и мой рот мгновенно наполнился слюной. Чёрт, вероятно, он заметил это.
- Ты кушай, а я объясню.
Я вытащила из бумажной обёртки пластиковую вилку и ложку, после чего сделала глоток горячего и ароматного супа. Ммм… невероятно вкусно. Подняв бровь, я намекнула ему на продолжение.
- Во-первых, Белла, твои действия более очевидны, чем ты думаешь. Ты приносила на работу проспекты с меню из этого ресторана не один раз.
Я немного сгримасничала, зная, что так оно и есть. Глупый внимательный босс. На секунду я задумалась, что ещё он мог заметить.
- Это не объясняет то, что ты принёс это сегодня вечером как раз, когда я собиралась сделать заказ, - не унималась я.
- Мне звонила Эллис и сообщила, что она привезла тебя домой, так что я знал, что ты уже дома и ещё не ела, - упрямо закатив глаза на этот раз, ответил он.
В конце он немного помедлил, от чего мне захотелось ещё чуть надавить на него:
- И…
Он уставился взглядом в стол, ухмылка исчезла с его лица, уступив место прежней застенчивости.
- И сегодня утром, пока ты ходила за плащом, я заглянул в твой холодильник. Я знал, что тебе не из чего было готовить ужин.
Так, мне надо было срочно вспомнить сегодняшнее утро: я открыла Эдварду дверь, предложив войти. Он посоветовал мне взять плащ, потому что в новостях сообщили, что будет дождь. Как всегда, доверяя прогнозам, я отошла в свою комнату, чтобы взять верхнюю одежду, оставляя его в дверях, и вернулась несколькими секундами позже. Он стоял на том же месте. Одно из двух: или Эдвард был очень быстрым, или он так изворотливо лжёт. Пока не уверена, что именно.
Обмакивая ролл в соусе, я обдумывала его слова. Откусив кусочек, я почувствовала на своём языке остроту густого соуса, маленькая капелька упала на мою руку, когда я поднимала ролл. Я заметила, что Эдвард наблюдал за тем, как я ем и сейчас его взгляд устремился на капельку густой смеси, скатывающуюся по моей руке. Зная, какой он чопорный чистоплюй, я решила сыграть на этом, к тому же, он был в моём доме и в не рабочее время.
Невинно поставив локоть на стол, я развернула свою руку так, чтобы мне было видно «место преступления». Осторожно взглянув на Эдварда, я сказала:
- Хорошо. Но перестань проверять мой холодильник. Это некрасиво, да и всё равно ты ничего не ешь.
Прежде, чем он успел что-то ответить, я наклонилась и, не отводя взгляда от Эдварда, высунула язык и медленно слизала капельку соуса.
Я ожидала, что он отвернётся. Или, может, скривится в отвращении. Вполне вероятно, что он мог бы побежать в ванную и принести оттуда мыло, антисептическое средство или даже отбеливатель.
Он не сделал ничего из этого.
Вместо этого я увидела, как он тяжело сглотнул и облизал губы.
Ага! Сломался.
Эллис была права. Он не гей.
Медленно отодвинув свой стул, я встала, подошла к мойке и включила кран. Намылив руку, я смыла остатки соуса, всё это время, стоя спиной к нему. Идти до конца и атаковать его. Я собиралась просто подойти и спросить его прямо, гей он или нет. Нужно было прояснить всё, особенно теперь.
По-хозяйски открыв холодильник, я достала оттуда бутылку вина. Ни за что на свете, я бы не сделала то, что собиралась сделать на трезвую голову. Налив немного вина в бокал, я подошла обратно к своему месту, Эдвард сидел точно в той же позе, в которой был до этого.
Он посмотрел на бокал, отмечая смену моего поведения.
- Хорошо, я больше не буду лезть в твой холодильник. Только, если ты сама попросишь, - заверил он меня, после чего, решил перепрыгнуть на другую тему разговора, - Как прошёл твой день? Эллис сказала, что весь день находила тебе работу. Чем вы занимались?
Я откусила ещё один кусочек ролла, медленно прожёвывая и осторожно подбирая слова.
- День прошёл хорошо. Нам с Эллис было весело. Кстати, она полностью отвечает за твой гардероб. Я была очевидцем.
- Могу себе представить, - пробормотал он, - Мне это хорошо известно. Эллис невозможно остановить, если у неё в голове появилась какая-то навязчивая идея.
Я кивнула, улыбаясь, всё ещё набираясь смелости, чтобы задать свой вопрос. Отломав кусочек тофу, я наколола его на вилку, спрашивая его, надев маску наивности:
- Знаешь, Эдвард, Эллис рассказала мне сегодня немного о вашей семье и о тебе. Она дала мне понять, что мы с тобой спутали некоторые детали.
В его глазах промелькнул интерес и он слегка нагнул голову в сторону, спрашивая:
- Что ты имеешь в виду?
- Прости, что говорю о твоей личной жизни, но мне было интересно, почему кто-то такой успешный, привлекательный и заботливый, как ты - одинок, - я помедлила, делая долгий глоток вина и накаляя атмосферу ещё больше, - кроме того, я поинтересовалась у неё, может, было бы неплохо, если бы ты согласился, конечно, чтобы я тебя познакомила с одним моим другом. Он просто чудесный, - сказала я, заговорщически ему улыбаясь.
Эдвард сидел напротив меня абсолютно неподвижно. Казалось, всё в нём – его волосы, его руки, его ноги – застыло. Я присела на свой стул, слегка покачивая бокал в руке так, чтобы красная жидкость в нём болталась по кругу.
По его глазам было видно, что внутри него происходила упорная борьба с самим собой. Я смотрела на всё это, как на дешёвый телесериал. Он мысленно формировал новую ложь прямо передо мной и за это ему придётся отвечать.
- Это очень мило с твоей стороны, но, не думаю, что у меня сейчас есть время для отношений, - решительно сказал он. И если бы я не знала правды, то, безусловно, поверила бы ему. Надо запомнить это на будущее. Эдвард Каллен – мошенник и он абсолютно спокойно может лгать, глядя мне в глаза.
Посмотрев в его лживые глаза, я решила высказать ему всё.
- Эдвард, я знаю, что ты не гей. Эллис сказала мне.
Его рот изумлённо раскрылся. Всего лишь на секунду, но я это заметила. Меня переполняла злость на то, что я вот так поймала его на лжи.
- Эдвард, какого хрена? Ты не гей? Кто говорит, что он гей, если это не так?
Не дожидаясь ответа, я выпила остаток вина и с громким звоном поставила бокал на стол, хорошо, хоть не разбила. Торжественно встав со своего места, я направилась в гостиную и, добравшись до кушетки, с чувством выполненного долга, плюхнулась на нее, накрывая себя одеялом и закрывая глаза. Я надеялась, что, когда открою их, его уже здесь не будет.
Какое-то время я ждала, вслушивалась в тишину, думая, что он ушёл. Негодование так и норовило вырваться наружу, и я постаралась вспомнить то, что говорила мне Эллис об Эдварде и его барьерах. Я обещала ей, что буду его другом, и я буду, но должно пройти какое-то время, прежде чем я смогу полностью доверять и верить ему.
Наверное, я уснула, потому что, когда я открыла свои глаза, то комната была погружена в темноту и лишь слабый свет пробивался сквозь окно от освещения на парковке. Потянувшись через плечо, я старалась нащупать в темноте ночник, и как только я его включила, мои глаза болезненно среагировали, моргая, привыкая к резкому контрасту.
Свет заполнил комнату, и моё сердце замерло в груди.
- Вот чёрт… - судорожно выдохнула я. Эдвард сидел на полу, возле кушетки, и внимательно смотрел на меня.
- Что ты здесь делаешь? - раздражённо спросила я, хотя заметно расслабившись, поняв, что это был он.
Абсолютно спокойно он пожал плечами.
- Белла, я и не уходил.
Запрокинув голову на спинку кушетки, я закрыла глаза, думая, что, может, на этот раз он уйдёт. Я открыла один глаз и посмотрела.
Неа. Всё ещё здесь.
- Мне жаль, что я солгал тебе, - очень тихо проговорил он.
- Мне тоже жаль, что ты солгал мне, - ответила я.
- Обещаю, что больше это не повторится. Что бы ни случилось, начиная с этого момента, я всегда буду честен с тобой, - решительно сказал он, проделывая этот трюк со своими глазами, от которого я забывала, как меня зовут.
Слегка помотав головой и стараясь привести мысли в порядок, я сказала:
- Зачем ты это сделал, Эдвард?
Я думала, что он снова пойдёт на попятную и выдумает себе новое оправдание, но, вместо этого, он придвинулся ко мне, стоя на коленях так близко ко мне, что я почувствовала его прохладное дыхание на своей щеке. Ощущение было потрясающе знакомым и я потянулась рукой, чтобы прикоснуться к этому месту на моей щеке.
Его взгляд переместился на мою руку и остановился на ней.
- Потому что за всю свою жизнь я не встречал никого, похожего на тебя. И я боялся, что если ты узнаешь меня настоящего, то не захочешь больше работать на меня и не захочешь быть моим другом.
Он посмотрел на свои руки, предоставляя мне возможность рассмотреть его беспорядочно-восхитительные волосы во всём их великолепии.
Я протянула руку вперёд, чтобы коснуться его подбородка и вернуть его взгляд к моим глазам, но он отстранился от моей руки, на его лице отчётливо отражалась боль. На секунду моя рука повисла в воздухе, чувствуя, как электричество от нашей близости убывает, после чего я вернула её к себе на колени.
- Эдвард, я обещаю тебе, что всегда буду твоим другом и больше всего я хочу узнать тебя настоящего. Но в этом мне понадобиться и твоя помощь. Тебе придётся отдавать столько же, сколько ты желаешь получить, - сказала я, и я действительно имела это в виду. Дружба не бывает односторонней. Я подозреваю, что за исключением его семьи, у Эдварда не было большого опыта в дружбе, поэтому я была готова быть терпеливой. По крайней мере, в некоторых вещах.
- Больше никакой лжи. Я серьёзно, Эдвард. Иначе – конец нашему договору, - сузив на него глаза, уведомила я.
Он кивнул и его губы растянулись в той улыбке, перед которой, я уверена, он знал, что я не могу устоять. Похлопав по кушетке, я улыбнулась ему в ответ, двигаясь в сторону и давая ему место, чтобы он смог сесть рядом.
- Уверена, что ты не особый поклонник телевизора, - сказала я, закатив глаза, - но на этой неделе я не видела ещё ни одной серии Lost. И если тебе что и следует знать обо мне, так это то, что нет ничего, что бы меня привлекало больше, чем загадочная тайна.