BPOV

Наконец-то оказавшись в квартире, я настороженно закрыла за собой дверь, запирая её на три замка, как можно быстрее.
Мои пальцы дрожали и я старалась хоть немного успокоиться. Телефонные звонки Эллис перепугали меня не на шутку. Первый звонок, ещё куда ни шло, я восприняла его, как дружеский. Второй звонок заставил меня насторожиться, потому что она спросила о том, где я была, но, когда я ответила, что уже направляюсь домой, мне показалось, она расслабилась. Когда я поинтересовалась у нее что случилось, она ответила, что ничего особенного, просто у неё было предчувствие, поэтому она решила проверить, всё ли у меня в порядке.
Предчувствие? Понятия не имею, что она хотела этим сказать.
Но в свете последних событий, включающих в себя ту рыжеволосую сумасшедшую, я уже ничему не удивляюсь. Я осмотрелась вокруг, едва поборов в себе желание понестись в спальню и забраться под кровать, но, кажется, в квартире всё было на месте. Честно говоря, я просто уверена, что, если бы Виктория хотела до меня добраться, то она бы не стала прятаться, а пришла и взяла меня.
С наиболее здравым решением за весь вечер я зашла в свою комнату, чтобы переодеться. Подойдя к комоду и начав рыться в ящиках, я разозлилась на саму себя за то, что не нашла времени на стирку своей одежды. Так, серые шорты... и потянувшись к ящику с футболками я вытащила первую попавшуюся. Мне пришлось сделать краткую реанимацию своего дыхания, когда увидела, какая именно это была футболка.
Катись всё к чертям.
Притянув её к лицу, я вдохнула приятный запах порошка. Помнится, я постирала её в тот же вечер, когда вернулась домой, опасаясь, что грязь не отстирается. Отбеливатель оказался таким сильным, что "проел" ткань до дыр в нескольких местах. Я чувствовала себя ужасно из-за того, что испортила футболку мистера Каллена и сложила её под стопку чистой одежды, чтобы выкинуть из головы. Поспешно окинув взглядом корзину с грязным бельём, я проклинала всё на свете - мои грехи достигли вершины.
Вновь бросив её на комод, я возобновила свои манипуляции с ящичками, в поисках чего-то более удобного. В итоге, моему взору предстала футболка, презентованная мне банком, в котором я обслуживалась и которую по воле судьбы я еще ни разу не надевала, и еще одна, бейсбольная футболка моего бывшего парня, оставшаяся у меня ещё с первого курса.
Ни та, ни другая не прельщали меня.
Оставшись без вариантов, я напялила на себя футболку Rolling Stones, а поверх неё домашнюю кофту и, не взглянув на себя в зеркало, вышла из комнаты.
Как раз будучи на подходе к кухне, я услышала стук в дверь. Реакция моего организма напугала меня саму, я моментально застыла, судорожно соображая, открывать дверь или проигнорировать. Я решила проигнорировать, пока тот, кто был за дверью, не постучал снова, на этот раз более настойчиво.
Подойдя вплотную к двери, я поднялась на носочки, вглядываясь в дверной глазок. Всё, что я смогла разглядеть - это бледную кожу и самые остро-очерченные скулы из всех, что видела в этом мире.
Быстро отперев замки, я открыла дверь, чтобы увидеть, стоящего передо мной Эдварда Каллена, который делал обычную для него вещь - пытался выглядеть спокойным, в то время, как его челюсти были настолько плотно сжаты, что я подумала, они могут треснуть пополам.
Непринужденным движением я заправила прядь волос за ухо, посылая ему вопросительный взгляд.
- Эй, что Вы здесь делаете? - спросила я, - Всё в порядке?
Он кивнул, неловко пряча руки в карманы брюк, а потом снова вытаскивая их. Он был взволнован. Мистер Каллен не бывает взволнован. Что-то было не так. Кивнув и выдавив из себя "Да", он осмотрелся вокруг, после чего спросил:
- Могу я войти?
Осознав, что едва приоткрыла дверь, я открыла её шире, чтобы он смог пройти. Он прошёл мимо меня, слегка задев мою руку своей, и я остолбенела от того, какой холодной была его кожа. Мой босс повернулся ко мне, реагируя на наше соприкосновение, и осторожно извинился, при этом выглядел он немного шокировано. Интересно, это потому что он коснулся меня, а я - его подчинённая или, потому что он коснулся меня, а я женщина?
Думаю, и то, и другое не очень-то его устраивает.
- Ух ты! У Вас что, кондиционер в машине работает на полной мощности? Вы холодный, как сосулька, - пошутила я, потирая свою руку в том месте, где наша кожа соприкоснулась, стараясь развеять неловкость от того, что мой босс был у меня в доме. Снова.
Мы стояли в тесном проёме, между дверью и прихожей. Он был близко ко мне, слишком близко. От него пахло дождём и листвой. Я заметила, как его ноздри напряглись, он смотрел куда угодно, только не на меня. И снова я задумалась, почему такой мужчина, как он, был потерян для женщин.
- Что-то вроде этого, - слегка рассмеявшись, ответил он и комната вновь утонула в одном из наших неловких молчаний.
- Присаживайтесь, пожалуйста. Могу я что-то принести Вам? - Я вежливо пригласила его пройти в гостиную.
Он покачал головой и присел в кресло, а я устроилась на кушетке. Он выглядел смешно, сидящий в нашем безразмерном кресле IKEA, как супермодель, которую прислали на фотосессию для J C Penny, вместо того, чтобы прислать к Abercrombie и Fitch. Прислонившись к подушкам и, подогнув ноги, я упёрлась в них подбородком.
- Мистер Каллен, зачем Вы пришли? - Спросила я, пытаясь понять, что он делает в моей квартире так поздно. Нервными движениями рук я терзала свою кофту.
- Не уверен в том, как всё это лучше объяснить, Изабелла, но я следил за Вашей квартирой и, боюсь, сегодня вечером произошло недоразумение. - Сделав глубокий вдох, он посмотрел мне в глаза.
Его слова были какими-то официальными, деловыми. И я не совсем поняла, что он имел в виду.
- Вы следили за моей квартирой, - утвердительным тоном сказала я. Он слегка кивнул, объясняя:
- Да. Ну...этим занималась охрана моей фирмы, после того инцидента с Викторией.
Я почувствовала, как мои брови нахмурились и дыхание участилось.
- И охрана Вашей фирмы говорит, что случилось "недоразумение". И что это должно значить? - Спросила я, пытаясь выяснить, что он имел в виду.
- Это значит, мы думаем, что Виктория была в Вашей квартире ранее, сегодня вечером.
Я посмотрела на него, сидящего в моём кресле, в своей обуви стоимостью в пять тысяч; идеально-рельефные руки были обтянуты тонкой чёрной материей его рубашки, и он спокойным тоном объяснял мне, что какая-то психопатка вломилась в мою квартиру. Сегодня. Вечером.
Подскочив с кушетки, я начала наматывать круги по своей небольшой квартире. Виктория была в моём доме. У мистера Каллена были люди, следящие за мной. Мой маленький, изолированный мир трещал по швам.
Обойдя кушетку и едва не зацепившись за нее, я встала перед ним. Его длинные ноги были вытянуты на полу, занимая почти всё пространство.
- И когда Вы собирались сообщить мне о том, что следите за мной? - Спросила я, понимая, что мой голос звучит чуть громче, чем положено.
- Я надеялся, что не придётся. - Нехотя скривился он.
Не зная, что сказать, я продолжала смотреть на него, подняв руки в воздух, но ничего не отвечая.
- ...надеялся, что она уйдёт. Что она оставит Вас в покое, - тихо проговорил он, всё ещё глядя мне в глаза, - Но она не ушла.
В этот самый момент я почувствовала внезапное, но явно различимое изменение в наших отношениях.
Упав обратно на кушетку, я обняла руками свои ноги. Прикрыв глаза, я почувствовала, как на них начинают собираться слёзы и поторопилась вытереть их. Я молила о силе, но её не было. Сжав руки в кулачки, я поднесла их к глазам, повторяя шепотом "Почему я?"... выдыхая эти слова в свои колени так тихо, что была уверена, он меня не услышал.
- Я не знаю точно, - ответил он и мой удивлённый взгляд метнулся к нему, - Изабелла, я не знаю, почему она выбрала именно Вас, но она очень опасна. Вы должны принять меры предосторожности, чтобы не попасться ей и остальным.
- Остальным? - Выдохнула я безжизненно.
Он уверенно кивнул. Опустив подбородок, я изо всех сил пыталась не впадать в истерику, но мне это плохо удавалось. До моего слуха доносилось мое учащенное дыхание. Мистер Каллен продолжал сидеть в кресле, напротив меня, опираясь на один из подлокотников и весь его вид говорил, что ему было жутко некомфортно. Я почувствовала подступающий приступ паники.
- Отвлеките меня. Чем угодно. - Отчаянно сказала я ему.
В его глазах мелькала беспомощность, пока он собирался с мыслями:
- Эммм...Я не знаю, что Вы хотите, чтобы я сказал.
Я слышала, как начала сопеть от страха и к моему горлу подступала желчь. Мои руки начали трястись в попытке справиться с этим. И, наконец, из него полились слова, как из рога изобилия:
- У меня есть ещё один брат. И сестра. Эммет и Розали, - я кивнула, намекая, чтобы он не останавливался, - Нас вырастили наши приёмные родители, Карлайл и Эсме. Карлайл усыновил меня, когда мои родители погибли. Позже он женился на Эсме и она растила меня, как своего сына.
Я всё ещё пыталась справиться с паникой, мне не становилось лучше, но и, в то же время, не было хуже. Ни за что не свете, я не ожидала подобной "сказки на ночь" в исполнении моего работодателя, но была полностью очарована его откровением. Он вскинул бровь, продолжая:
- Следующей удочерили Розали, затем - Эммета. Потом Эллис и Джаспера.
Хватая ртом воздух, я все-таки спросила:
- Эллис и Джаспер родственники? Но они ведь женаты.
Он пожал плечами, глядя на свои руки.
- Да, Эммет и Розали тоже женаты. Им посчастливилось найти тех, кто понимает наше прошлое.
Мы так и сидели, мои прерывистые вздохи были единственным звуком, заполнявшим комнату. Вдруг я заметила как адамово яблоко мистера Каллена поднялось и опустилось, когда он сглотнул. Я задумалась над тем, что он сказал, как это, наверное, тяжело - быть единственным в своей семье, кто чувствует себя одиноко и, в его случае, другим.
Сильно выдохнув, я немного расслабилась, позволяя себе спросить:
- Что мне делать?
Быстрее, чем я успела моргнуть, он подлетел к кушетке и присел возле меня. Его бронзовые волосы были так близко, что я могла коснуться их, они были небрежно убраны назад.
- Изабелла, я обещаю, что защищу Вас, - когда он говорил, его прохладное дыхание омывало моё лицо.
Мне так хотелось верить ему, но как он мог обещать мне подобное? Как он может гарантировать мою безопасность? Я опустилась на кушетку и уронила голову на мягкую подушку, усталость охватила меня. Никто другой не мог предложить мне безопасности, так что, у меня не было другого выбора, кроме как доверить ему свою жизнь.
Он всё ещё был здесь, рядом со мной, мышцы на его плечах напряглись, когда он сжал ладони в кулаки.
- Вы устали. Мне нужно идти. - Сказал он, улыбаясь мне самой красивой кривоватой улыбкой.
При мысли о том, что он уйдёт, по моим венам разлился страх, я рывком поднялась, хватаясь руками за края сидения.
- Нет, мистер Каллен, пожалуйста, не уходите, - попросила я.
Он остановился на полпути и на секунду застыл. Проводя ладонью по лицу, он прикрыл глаза, видимо, ведя внутреннюю борьбу с самим собой. Моё сердце снова пустилось вскачь от мысли, что мне придётся остаться здесь одной, но он просто развернулся и прошёл к креслу, снова присаживаясь. Я благодарно улыбнулась ему, снова опускаясь на подушку и подтягивая на себе кофту, чтобы поудобнее в неё завернуться.
Я успокаивала своё дыхание, когда услышала мистера Каллена:
- Изабелла, прежде чем Вы уснёте, я хотел бы сказать две вещи...
Открыв свои глаза, я посмотрела на своего ангела хранителя, сидящего в тени моей квартиры.
- Хорошо, говорите...
- Во-первых, могли бы Вы называть меня Эдвард? Мистер Каллен звучит слишком официально в данных обстоятельствах. - Прочистив горло, сказал он.
Я засмеялась, соглашаясь с ним.
Он засмеялся со мной и этот смех не был наигранным. Я ждала, когда он продолжит. Но он молчал, внимательно изучая меня, его глаза сузились, а на лбу образовалось несколько морщин. Немного смутившись, я почувствовала, что волосы прилипли ко лбу и убрала их рукой. Решившись, я спросила:
- Что?
Он поднялся со своего места и подошёл ко мне, поднимая руку к моей груди. Я отстранилась назад, под его испытующим взглядом, и почувствовала, как его пальцы аккуратно дотронулись до застёжки на змейке моей кофты. С лёгкостью он расстегнул её и с изумлением спросил:
- На тебе моя футболка?