EPOV

- Эдвард, если вам с Джаспером нужно немного уединиться, я с радостью покину вас, - объявила Эллис своим сладким, певучим голоском.
Решив проигнорировать это, я прошёл к своему креслу за столом, пока эти двое уселись на кушетку.
А ведь всё могло бы быть и хуже. Здесь мог оказаться и Эммет. Или Роуз.
После того, как Джаспер подумал об этом, я посмотрел на него, подозрительно сузив глаза.
Он не увернулся от моего изучающего взгляда, его глаза были широко раскрыты и взгляд таким невинным. Брат начал напевать какую-то народную песенку рубежа веков, чтобы блокировать меня.
- Все в курсе? - спросил я и мои пальцы автоматически начали сжимать переносицу в раздражении.
Мысли Эллис метнулись к воспоминанию и мне довелось наблюдать, как вся семья с упоением слушала рассказ Эллис о моём разговоре с Беллой по поводу моих сексуальных предпочтений. Эммет, конечно же, был абсолютно поражён услышанным и загибался от смеха. Роуз сказала: "Я знала это!", - прежде чем встала и с величием королевы покинула комнату. Карлайл и Эсме, как обычно, излучая поддержку, сохраняли спокойствие на лицах. Мне оставалось только представить, о чём они думали.
Тяжело вздохнув, я резко опустился в своё кресло. Сестренка подошла ко мне, невесомо присаживаясь на руки, приобняв одной рукой за плечи.
- Эдвард, всё в порядке. Это не так уж страшно и у тебя действительно не было выбора. - Спокойно произнесла она, - Тебе было необходимо защитить себя и семью от разоблачения.
Ты выбрал: "Один за всех!". Правда, я уже не уверен в том, кто эти все...
Джаспер. Всё, я убью этого мужика. Или вампира. Неважно.
Эллис, скорее всего, предвидела такой исход событий, потому что вмиг спрыгнула с моих коленей и вот уже во второй раз, за многочисленные визиты братца, я бросился на Джаспера. На этот раз Джас просёк мой план из-за движения Эллис, и я с громким стуком приземлился на кушетку. Подскочив, я встал в оборонительную позицию.
Теперь Эллис стояла между нами, пытаясь утихомирить меня.
- Успокойся. Ты же и сам знаешь, что это смешно и мы все прекрасно знаем, что это неправда, - с этими словами она протянула руку и, пытаясь предотвратить дальнейшие выпады, дотронулась к моей груди. Её прикосновение было сильным и холодным, совершенно отличающееся от тёплого, обжигающего чувства от прикосновения тоненького пальчика Беллы.
Медленно кивнув, я подошёл к кушетке, присаживаясь и всеми силами стараясь расслабиться. Сидение даже не прогнулось, когда Эллис изящно присела рядом со мной, спокойными движениями поглаживая мою руку. Джаспер устроился за компьютером, занимая себя какой-то работой, полностью игнорируя нас с Элли, возможно, он пытался скрыть от меня свои мысли.
- Что ты видишь? - Глянув на Эллис, спросил я нетерпеливым шёпотом.
- Ты про Беллу и Викторию? - спросила она.
Краткий утвердительный кивок.
На данный момент всё очень смутно. Я вижу мельком рыжеволосую и других, но нет ничего особенного. Они ещё не определились с дальнейшим планом действий, но они усиленно работают над чем-то... над чем-то, что имеет отношение к Белле.
Я опустился на спинку кушетки, медленно проводя ладонями по ногам. Информация, которую предоставила Эллис, поселила во мне дикое чувство страха за Изабеллу. Чувство злости от того, что я не остановил эту злостную банду вампиров раньше, затопило меня. Я должен был и винил себя за это. Мне хотелось сорваться вниз, притащить её сюда и запереть в этой безопасной комнате, пока я не устраню опасность. Свое дивное видение я уже видел, словно наяву... я несу её в своих руках... вдыхая волнующий цветочный аромат... касаясь нежной, кремового цвета кожи. Пряча это сокровище ото всех, пока я буду узнавать все её секреты, а она - все мои.
Задумавшись я, однако, почувствовал, как Джаспер смотрит на меня и уже подготавливал себя к его мыслям. Его бровь вопросительно изогнулась и до меня доносилось через всю комнату его "мнение".
Эдвард, что происходит? Похоть - это одно, жажда и желание - это другое, но это? Она человек.
- Знаю, - озвучил я свой ответ. Действительно, я знал это. Каждый момент, проведённый с ней, заставлял меня желать её всё больше и больше. Мои чувства не ограничивались сугубо похотью или желанием защитить её. Я хотел быть её другом.
Человек... Запретная территория. Не трогать. Не увлекаться. В прошлый раз я оставил всё как есть только потому что, если кто и является достаточно сильным, чтобы побороть искушение, так это ты...
- Джаспер. Я знаю, - возбуждённо и по слогам, низко прорычал я. Вот! Это была именно та причина, по которой я ушёл из дома. Ну, хорошо, одна из причин. Между нами тремя никогда не оставалось и крупицы чего-то личного. Все твои успехи и неудачи были доступны для всех и для критики, в том числе. Я не мог выносить этого тогда и уж точно не собирался мириться с этим теперь.
Эдвард, я серьёзно. Не волочись за её юбкой. Все...
Эллис бросила на Джаспера предупреждающий взгляд, прервав его на середине мысли, и сказала:
- Джаспер, всё в порядке. Эдвард не собирается ничего делать.
В голове Эллис мне стали доступны картинки, словно в слайд-шоу. Изабелла одна, вполне удовлетворённая своей жизнью. Изабелла со мной, улыбающаяся. Изабелла безжизненная и холодная, с глубокой раной на её шее. Были и другие, но я вырвал себя из мысленных картинок нашей маленькой провидицы, прежде чем мне удалось увидеть ещё что-нибудь.
Она развернулась и внимательно посмотрела на меня, заполняя разум на этот раз своими мыслями.
Ты ничего не собираешься делать... пока. Но решение, действительно, принадлежит тебе. На данный момент Белла нерешительна и я вижу два пути. Если ты оставишь её, то она никогда ни о чём не узнает, если ты будешь преследовать её... что ж, это абсолютно другой путь с различными вариантами...
Резко поднявшись с кушетки, я покинул комнату, закрывая за собой дверь и направляясь в свою спальню. Я усмехнулся. Конечно же, в этой комнате не было кровати, поэтому употребление слова "спальня" было ложным, так же, как и всё остальное, что было связано с тем спектаклем "жизни", в котором я участвовал. Джаспер был прав и я знал это; мысли и эмоции, которые я испытывал, были абсолютно возмутительны. Опасны. У меня не было никакого права думать об Изабелле ни в каком другом ключе, кроме как о моей подчинённой, которая по случаю оказалась ещё и нуждающейся в моей защите.
На этот счёт у меня не было никаких возражений. Поэтому я даже был согласен мириться с этим ужасным фарсом, ведь она считала меня гомосексуалом. Скорее потому я думал, что этот социальный барьер между нами, как между мужчиной и женщиной, будет лучше разделять нас, удерживая на расстоянии - подальше друг от друга, усложняя всё ещё больше и вселяя чувство дискомфорта, но я ошибался. Это оказало абсолютно противоположный эффект. Теперь ей было гораздо комфортнее в моём присутствии. Она говорила со мной о музыке, искусстве и литературе, даже подтолкнула меня к совместному составлению наших расписаний, что поспособствовало шуткам и нашему сближению, ознакомлению друг с другом. Это вызвало большую проблему, больше, чем я ожидал.
Она мне нравилась.
И очень сильно.
Мне нравилось её чувство юмора, её желание познавать что-то новое, её любопытство.
Я был заинтригован отсутствием страха в ней, абсолютным отсутствием чувства самосохранения.
Мне нравилось то, что как бы я не старался создать шум при своём появлении, она всегда была изумлённой, когда я входил в комнату, потому что она была настолько поглощена своими занятиями, абсолютно не замечая меня.
Мне нравилось, что она не замечала меня. Казалось, что моя физическая привлекательность и прочие приманки, не действовали на неё так, как на всех остальных.
Мне нравилось, что, когда мы находились в комнате вдвоём, то нас окружала абсолютная тишина.
Тишина. Идеальная тишина.
И мне нравился тот небольшой участок кожи на её шее, чуть ниже её ушка, которое окрашивалось лёгким розовым оттенком, каждый раз, когда я заходил в комнату.
В этот момент я наматывал круги по своей комнате, но на этой, последней мысли в ярости опустился на свои колени. Я больше не мог отрицать того факта, что желал Беллу, как мужчина желает женщину, и это просто разъедало меня изнутри. Также, я был невероятно зол на Джаспера за то, что он был прав и на себя - за то, что был таким слабаком. Меня просто распирало от злости на высшие силы, которые направили эту женщину на мой путь, после того, как я избрал подобный образ жизни для себя.
Я избрал для себя одинокий образ жизни, без семьи или кого-либо ещё. Я хотел защищать тех, кто в этом нуждался, не пытаясь снискать этим какие-то награды или признание. Почему эта проницательная, сильная, красивая женщина должна была легонько постучаться и разрушить мою крепость?
Проводя пальцами по мягким нитям ковра, я думал о нашем с ней разговоре о картине внизу. Войдя в комнату, я увидел её, одетую в повседневную одежду, в которой раньше не видел её, не учитывая, конечно, её вид в спальне, и мой рот моментально наполнился ядом. Её длинные руки были обнажены и мне открывался прелестный вид на её спину и шею, волосы она подобрала наверх. Она была так изящна.
И я заговорил, прежде чем мог себя остановить, нарушая царящее в комнате молчание. После нашего совместного обсуждения картины, я был очень удивлён тем, что за шестьдесят лет, она была единственным человеком из всех, включая мою семью, которая заметила некоторое сходство между мной и мужчиной, изображённым Поллоком на картине. В ранние сороковые года я проводил время, путешествуя в одиночку, посещая места, которые привлекали моё внимание. В те времена бушевала война и люди были сосредоточены на более важных вещах, чем богатый человек со странными жёлтыми глазами и необычно бледной кожей. В то время я посещал Нью-Йорк и познакомился с молодым Поллоком, который был в расцвете своего артистического течения. Он расширял пределы возможностей в своём ремесле и я был полностью заворожён этим. Вдохновлённый необычностью цвета моих глаз и кожи, он попросил меня позировать ему. В то время, пока я сидел абсолютно неподвижно, позируя ему, Джексон расспрашивал меня о моей жизни. Ему было интересно, была ли у меня семья, к чему я стремился, какие цели у меня были. Я отвечал ему так, как мне казалось мог бы отвечать семнадцатилетний парень; открыл ему, что хочу пойти на войну, защищать свою страну, поведал об ужасной участи постигшей мою погибшую семью, рассказал о своем одиночестве и о том, каким я хотел оставаться в ближайшее время. Он спросил, была ли у меня девушка, женщина, за которую я буду бороться и я объяснил ему, что мне было суждено жить в одиночестве.
Когда он закончил картину, то отдал её мне. Она была красива и помимо абстрактного изображения меня, на картине присутствовал призрачный образ женщины, которая находилась, словно вне досягаемости.
Уже тогда он знал, чего мне будет не хватать на протяжении почти целого века. Он знал - ни один мужчина и ни одна женщина не полноценны без партнёра, без своей половины.
Отвлекшись от своих размышлений, я услышал лёгкий щелчок и Эллис легким движением впорхнула в комнату. Она грациозно села на пол рядом со мной и слегка потрепала мои волосы. Малышка подняла мой подбородок и мы посмотрели друг на друга, брат и сестра, оба обманутые проклятием и сложным выбором. Её золотые глаза проницательно всматривались в мои, и я мог практически ощущать искренность, когда она заговорила:
- Эдвард, хоть однажды в своей жизни сделай то, чего хочешь ты, а не то, что как ты считаешь, ты должен сделать. Всё будет хорошо.
Отчаянно зарывшись лицом в её подмятые под себя ноги, я почувствовал, как её пальцы приглаживают непослушные пряди моих волос.
Я так хотел ей верить, но картинки, мелькавшие в её голове, были чем-то наподобие смеси счастья и боли, и я не был уверен, что являюсь именно тем, кто должен привнести всё это в жизнь хрупкой женщины внизу.
****
Некоторое время мы с Эллис просто тихо сидели, молчаливо общаясь на нашем личном языке, пытаясь прогнать моё разбитое состояние. Я позволил себе быть успокоенным, потому что Эл действительно была единственной, кому это было подвластно.
- Эдвард, иди сюда, - позвал меня Джаспер из другой комнаты, я встал на ноги, поднимая за собой Эллис.
- Я спущусь вниз, пока вы двое будете играть в супер-героев, - сказала Эллис.
И прежде чем я смог что-либо ей возразить, я услышал её мысли... Я буду вести себя хорошо, обещаю... и она вышла из комнаты.
Войдя в свой кабинет, я увидел Джаспера, сидящего за столом и внимательно читающего что-то с экрана монитора.
- Что значит эта последняя информация, введённая в базу данных? - спросил он, указывая на монитор.
Я подошёл к столу и прочёл информацию на экране. Это была та запись, которую я попросил ввести Изабеллу сегодня. Я посмотрел на Джаспера и сказал:
- После того инцидента с Изабеллой, я решил просмотреть старые выпуски газет, которые наверху, на случай, если я пропустил что-то важное.
Он посмотрел на меня серьёзным взглядом:
- Эти имена имеют какое-то отношение к недавним событиям?
- Да. И эти аббревиатуры, - я указал на список аббревиатур, указанных рядом с каждым именем, - они сгруппированы по типу преступлений: ВО - вооружённое ограбление, ПЧ - пропажа человека, Н - нападение и так далее.
Джаспер опустился на кресло и вытянул ноги под столом. Он нервно провёл рукой по волосам, а я ждал, когда он объяснит свои мысли, беспорядочно носящиеся в его голове.
- Ты думаешь, что с этими вампирами связаны не только убийства? - спросил он, слегка раскачиваясь в кресле.
- Да, Виктория ясно дала это понять.
- И ты решил, что она не собиралась убивать Беллу, а хотела увести её к другому вампиру, мужчине? - поинтересовался он.
Я кивнул, пытаясь скрыть своё нетерпение.
Как ты думаешь, зачем она ему понадобилась?
- Виктория явно выделила слово "дополнение". Её точные слова: "Ты станешь прекрасным дополнением", - одно лишь воспоминание о Белле и силе, которую применила Виктория к ней, в том узком тёмном переулке, заставило меня скривиться.
Глаза Джаспера метнулись ко мне буквально на секунду, слишком быстро, чтобы мог заметить человек, и в его взгляде я заметил сочувствие. Его собственные мысли перенеслись к Эллис и к тому, как бы он себя чувствовал, если бы она оказалась в опасности.
Я проигнорировал его, не желая представлять себе, что мои чувства к Белле могут сравниться с тем, что чувствует он сам к Эллис.
- Так, может, он хочет обратить её? Присоединить её к своему клану? - предположил я, чувствуя, как сжимается моя челюсть от подобных мыслей.
Или к своей армии...
Моя голова резко повернулась в его сторону, услышав эту мысль.
- Армия, - повторил я, - конечно.

****
Мы с Джаспером серьёзно размышляли над этой возможностью. Он вспоминал свои дни, проведённые в армии вампиров и о том, какие разрушения они оставляли после себя. И речи быть не могло о том, чтобы я мог позволить случиться подобному в моём городе.
Я услышал Эллис, поднимающуюся по лестнице, и уже в следующую секунду она была в кабинете, на её лице читалась тревога.
Джаспер и я мгновенно подлетели к ней, он обернул свои руки вокруг неё, поддерживая, когда одно её видение сменилось другим.
- Эдвард, что она видит? - спросил он из-за её головы.
- Она видит вампира, Джеймса, он преследует очередную жертву. На этот раз, мужчину, - объяснил я Джасперу, а затем развернулся к сестре, чей взгляд вновь стал прежним, спокойным, - Виктория с ним?
Эллис покачала головой.
- Нет, я продолжаю наблюдать за ними, но не могу её найти. Джеймс с другим вампиром, у которого тёмная кожа и длинные чёрные волосы, и, возможно, есть ещё один с ними, но не Виктория.
- Длинноволосый вампир был и раньше, в тот раз я упустил его. Тогда он пил кровь женщины в парке, пока Джеймс смотрел на них.
Эллис кивнула, продолжая:
- Да, я вижу... и это повторяется.
- Где это происходит? Мы можем успеть настигнуть их? - нахмурившись, спросил я.
- Я вижу льющуюся воду и сетки, дым, скорее всего, это какая-то фабрика или завод, - сказала она с закрытыми глазами, пытаясь представить всё это, в то время пока я внимательно проследил за ходом её мыслей.
- Это Бумажная фабрика. Близко к водоёму, - я побежал к своему гардеробу, мгновенно переобуваясь в ботинки для предстоящей погони. Мы всё ещё могли спасти этого человека. Видение Эллис было тёмным, но и на улице было сумрачно. У нас ещё было время.
- Эдвард, мы идём с тобой, - сказал Джаспер, внезапно оказавшийся рядом со мной, он держал в руках большую сумку со всеми принадлежностями, чтобы уничтожить Джеймса или какого-либо другого вампира, который попадётся нам на пути.
Я немного помедлил, бросая быстрый взгляд на Эллис.
С Беллой всё в порядке, она в безопасности. Она собирается встретиться с друзьями за ужином, а потом сразу направится домой. Я не вижу никаких затруднений...
Я утвердительно кивнул Джасперу и мы поспешили спуститься вниз по задней лестнице. Джаспер и Эллис тихо вышли из дома.
Пробираясь к двери, я заметил Изабеллу, сидящую за своим столом, она распечатывала свой ежедневный отчёт. Я позволил себе глубоко вдохнуть её сладкий аромат и пробежаться глазами по её манящей фигуре. Пытаясь вновь не напугать ее, я прочистил горло. Она слегка вздрогнула, прежде чем развернуться в мою сторону, лёгкая улыбка окрасила её нежные розовые губы.
- Спокойной ночи, Изабелла, - мягко сказал я. Факт того, что я тут веду милый разговор с Изабеллой перед тем, как буду преследовать монстра, был просто абсурдным.
- Хороших выходных Вам, мистер Каллен, - ответила она. Я наблюдал за тем, как она убирала на своём столе. Мне нравилось наблюдать за её движениями.
- Спасибо. И, Изабелла... - она остановилась, поднимаясь со своего места, - ...берегите себя.
Она медленно кивнула и я прошёл на кухню, направляясь к двери в гараж. Я знал, что каждая секунда, проведённая с ней, только усложняла всё, мне было всё трудней и трудней покидать её. Желание остаться с ней усиливалось с каждым днём.
Я заставил себя уйти для нашего же общего блага. У меня не было никакого права влезать в её жизнь и она не горела желанием участвовать в моей.
Минутой позже я уже сидел за рулём своего автомобиля, едва замечая, что Джаспер программировал GPS-навигатор, а Эллис была занята тем, что выискивала какую-либо информацию, которую могла пропустить. Я обещал себе, что на этот раз Джеймс не ускользнёт от меня. И я уверял себя в том, что мой город и моя Изабелла будут в безопасности под моей защитой.