Это слово повисло в воздухе.
Похоть.
Теперь - смешанное со смущением, отвращением и страхом.
Я мог слышать, как эти слова дрейфуют в его мыслях, пока он собирал по частичкам мои эмоции. Уверен, что через секунду в списке появится и раздражение.
Мы с Джаспером сидели в разных концах комнаты. Он - за столом, смотря вниз, иногда поглядывая на мониторы, занимаясь обновлением системы. Я же находился настолько далеко от него, насколько это было возможно, надеясь, что так он сможет меньше чувствовать мои эмоции.
Минуты шли и, наконец, Джаспер заговорил.
- Эдвард, это не такая уж большая проблема. Ну ладно, это большая проблема, но она не в том, в чём ты думаешь. Она тебе нравится. Она симпатичная и, очевидно, не боится тебя,- сказал он и широко усмехнулся, - что, безусловно, делает её также и самой холодной девушкой по отношению к тебе из всех, которых ты встречал… или упрямой. Я пока не уверен, - он снова посмотрел на мониторы, и я смог рассмотреть её сквозь его мысли. Мисс Свон очищала мебель от той грязи, которую натворила на терассе.
Моя футболка свисала с её плеч, и она придерживала её подбородком. Однако было что-то интересное в её взгляде, возможно, определение. Я не был уверен. И опять же, тот факт, что я не мог слышать её мысли беспокоил меня. Буквально, выводил меня из равновесия. Вся эта ситуация ставила передо мной совершенно незнакомую мне задачу, которую я никогда раньше не решал. Похоть? Пытаясь уничтожить чувства, так противно и сладостно бурлящие внутри меня, я начал водить руками по моим ногам взад и вперёд
Несмотря на моё смущение, я был также ужасно заинтригован. За все годы моей жизни я никогда не испытывал чистой похоти.
Не так, как сейчас.
Любые эмоции, которые я испытывал в этой, другой жизни, были испорчены мыслями, окружающими меня. Больше не было места таким вещам, как личное или интимное. Было сложно находиться в отношениях с женщиной, хотя это и не было невозможным, конечно, я пробовал это в прошлом, но - безуспешно.
То, чего я желал: эти чудеса, разделённые с кем-то, раскрывать себя, открывая свои секреты один за другим - было иллюзией. Эта составляющая отношений, когда два человека растут и меняют друг друга на своём пути, чтобы стать единым целым, была разрушена в тот момент, когда я слышал их мысли.
Мой дар уничтожал возможность отдавать и получать взамен, тайну первой любви. Для меня это было невозможно. Поэтому, даже когда я хотел кого-то, это желание или потребность были смешаны с её мыслями, что неизбежно усложняло ситуацию. Было невозможно сделать её мысли тише. Секс, доставляя физическое наслаждение, был мысленным мучением.
Но она была другой. Она была тихой. Изабелла Свон была загадкой.
И снова, следя глазами Джаспера, я видел, как она вошла в дом и сложила все чистящие средства по местам. Раздражённо, она оставила их в кладовой, прежде чем исчезнуть из поля зрения в ванной. Постукивая по своим ногам, я наконец, оборвал витающую в комнате тишину.
- Что она чувствует? - спросил я едва различимым шёпотом. Но он, конечно же, меня услышал. Он помедлил и я взглянул вверх, на него. На его лице промелькнула тень усмешки и он, черт подери, блокировал свои мысли.
- Что? - прорычал я, моментально раздражаясь.
Эта зависимость от других становилась всё более и более неприятной.
Джаспер вскинул брови и растянулся на кресле, заводя руки за голову. Он явно наслаждался моим дискомфортом.
- Так что, ты и вправду не можешь слышать её? - спросил он меня.
- Нет. Ничего. Скажи мне, что она чувствует? - потребовал я.
- Интересно, потому что я могу чувствовать её, а Эллис может её видеть. И, не смотря на это, ты всё ещё не слышишь её, - размышлял он, проводя рукой по подбородку. Я посмотрел на него.
- Да. Это завораживает. Скажи мне.
Он проигнорировал меня и продолжил.
- Кроме того, усложняющее обстоятельство - её кровь поёт для тебя. И ты желаешь её физически. С одной стороны, ты хочешь её. И, с другой стороны, ты хочешь её.
Уголки его губ подрагивали.
- Так, что же здесь происходит… тебе нравится девушка, - насмехался он, - Эдварду нравится девушка…
В одно мгновение я вскочил и был за столом, толкая его вместе с креслом к стене.
- Скажи мне, ты, идиот. Что. Она. Чувствует? - я был готов убить его.
Он аккуратно оттолкнул меня ступнями в грудь, перелетев через всю комнату я приземлился на стул, разрушая его своим весом.
Я встал на ноги, но он уже стоял передо мной, упирая руками бока и широко улыбаясь.
- Мужик, я впечатлён. Ты не задел стол. Я был уверен, что ты прихватишь с собой и компьютер тоже, - сказал он, поднимая с пола ножку стула и начиная вертеть ею.
Рассмеявшись, я прошёл через всю комнату за мусорным ведром. Мы оба начали поднимать разбросанные по полу куски кожи и дерева.
- Я знаю, не надеялся, что у меня получится, потому изменил угол наклона в последнюю секунду.
Вместе мы убрали весь мусор и убрали все сломанные части стула в мусорное ведро. Наконец, Джаспер покончил с моими мучениями на сегодня и дал мне доступ к своим мыслям, чтобы я мог услышать то, что хотел знать.

Она расстроена, Эдвард. Очень сильно расстроена. Её эмоции скачут в диапазоне от горечи до злости. О, и ещё я чувствую немного самодовольства, учитывая, что она испортила твою футболку и знает, что тебя это расстроит. Но она в полной решимости уволиться.

Я кивнул, абсолютно точно зная, что так будет лучше, хоть больше и не был уверен, что это именно то, чего бы мне хотелось. Но, в любом случае, я никогда не получал то, чего мне хотелось, так что, здесь не было ничего нового. Моя жизнь стала чем-то вроде жертвы, с оттачиваемой день за днем дисциплиной, особенно, последние 15 лет. Изабелла Свон была всего лишь ещё одной жертвой, на которую я должен пойти.

BPOV
Скептически бросив взгляд на зеркало я увидела своё раскрасневшееся лицо и грязные руки. Подняла палец я резким движением потёрла грязь, которая была на моём лице. Еще хуже, всё, что я сделала, так это красное пятно на моём и без того алом лице.
Вздох.
Я отвратительна. Мои руки и ноги были чёрными от грязи, к тому же, я была потной.
Мило.
И я, определённо, испортила его футболку. На ней были пятна от отбеливателя и грязи.
Чудненько.
Но нет, я не чувствовала себя виноватой. Он заслужил это.
Оставалось ещё два часа до конца моего рабочего дня, но я уже всё сделала. Сегодня с чувством собственного достоинства я собиралась оставить мистеру Каллену заявление об увольнении, в письменном виде, на столе, которое он найдёт, когда придёт за ежедневным отчётом о проделанной работе.
Вот твой ежедневный отчёт: Я увольняюсь.
Мысль о записке и о смущённом выражении, на его прекрасно очерченном лице, заставила меня улыбнуться впервые за весь этот день. Часть меня желала уйти в сопровождении вспышек и фейерверков, но другая - понимала, что необходимо сохранить остатки достоинства, чем и станет моя записка.
Я собрала свои вещи и, всё ещё босиком, прошла к своему столу, оставляя письмо на краю стола. Так он лучше увидит его.
Подхватив свою сумку и обувь, я направилась на кухню, чтобы забрать оттуда свою еду и остальные вещи. Я хотела оставить дом мистера Каллена таким же, каким он был до моего появления здесь и стереть все следы своего присутствия. Будто меня и не существовало вовсе. Вспышка на горизонте. Две недели нарушения спокойствия в его обыденной и устоявшейся жизни.
К моему ужасу, когда я вошла в комнату, то увидела, как он спускается по задней лестнице.
Вот тут-то и растаяли остатки моего достоинства.
Мистер Каллен стоял на нижней ступени и, я заметила, что в его руках был мусор, а за ним я увидела высокого мужчину, чьи руки так же были загружены тем, что, очевидно, когда-то было стулом. У мистера Каллена было нормальное, при виде меня, искривлённое выражение лица, которое я и ожидала увидеть.
На какой-то момент повисла тишина, пока его глаза путешествовали по моему телу, замечая его футболку. Я задержала дыхание в ожидании того, что он скажет. Абсурдность моего поведения медленно доходила до меня.
Мой босс был полным неврастеником, и я стояла перед ним в его же футболке.
В его футболке, которую я полностью уничтожила.
Его футболка была на мне, как акт возмездия.
И то, что он был невероятно великолепен, когда был расстроен, делало ситуацию ещё хуже.
Или лучше? Я уже и понятия не имела. Когда он вот так смотрел на меня, я теряла способность рационального мышления.
Я почувствовала, как жар приливает к моему лицу, когда начала осознавать, что он может вызвать полицию, сдать меня с поличным и поддерживать обвинения против меня.
Хммм… наверное, я не всё так хорошо продумала.
Услышав сдержанный кашель из-за спины мистера Каллена я подняла взгляд на другого мужчину, который смотрел на меня с небольшим намёком на веселье, отражавшимся в его янтарных глазах.
И кто может винить его? Я стояла посреди кухни, в руках - мои вещи, босая, одетая в огромных размеров футболку моего босса, покрытую грязью и от меня несёт, как от потной свиньи, а передо мной - два самых великолепных мужчины, каких только доводилось видеть моим глазам.
Лучший день в моей жизни.
Очевидно, решив быть выше всего этого, мистер Каллен прошёл мимо меня, к двери гаража, не проронив ни слова. Второй мужчина последовал за ним, но широко улыбнулся мне и ободряюще кивнул, оставляя меня одну в кухне.
Я молчаливо наблюдала, как высокий блондин прошёл мимо меня к задней двери и закрыл её за собой с громким щелчком. Осознав, что я все это время сдерживала дыхание, я облегченно вздохнула.
Это, как я решила, пока собирала свои вещи и еду из холодильника, был мой сигнал уходить.