Им было никак не оторваться друг от друга. Неторопливый, пронизанный нежностью поцелуй, казалось, никогда не закончится.
В машине монотонно шуршал вентилятор обогрева, дворники не работали. На смену дождю пришёл снег, засыпавший лобовое стекло, превращая салон автомобиля в их персональный, огороженный от реальности мир.
Ничего не существовало за его пределами. Было только здесь и сейчас, и ничего больше.
С беззвучным стоном он оторвался от её мягких, слегка припухших от его страстных поцелуев губ. Потом, не удержавшись, снова ненадолго припал к ним, обводя их своим языком, слегка прикусывая нижнюю и тут же отпуская.
Его горячая ладонь легла на её щёку. Джейкоб прижался лбом к её лбу, своими пальцами повторяя путь, который чуть ранее проделали его губы - скулы, подбородок, уголок рта, кончик носа и снова губы.
Джесс закрыла глаза, полностью отдаваясь его прикосновениям, чувствуя, как с новой силой в ней разгорается желание... к нему... и только к нему.
- Посмотри на меня.
Она послушно открыла глаза, тут же потерявшись в глубине его тёмных глаз, взгляд которых, как ей казалось, она никогда не научится читать.
- Не закрывай окно сегодня, когда ляжешь спать, - его жаркое дыхание коснулось её лица.
Его просьба удивила её, но она кивнула с секундной задержкой.
Джейк еле слышно усмехнулся и, коротко поцеловав, добавил:
- Просто я не готов отпустить тебя сейчас, мне хочется побыть с тобой рядом... ещё немного.
- Я тоже не хочу, чтоб ты уходил.
- Я не уйду.
В этих словах было так много искренности. В её ответном взгляде было так много веры, в него... и в них.
Джейкоб притянул её к себе, и она, оперевшись коленями на сиденье, перевернулась и очутилась полулежащей в его руках. Он прижал её, как что-то драгоценное, вновь обретённое.
Её пальцы запутались в вороте его куртки, когда она, желая коснуться горячей кожи, потянулась к нему.
Джейкоб провёл носом по её щеке и зарылся лицом в её волосы, прошептав, который раз за сегодняшний вечер: - Я люблю тебя.
- Я люблю тебя, - повторила она.
Следующий поцелуй вышел более страстным и требовательным.
Джейкоб рассмеялся, слегка иронично, словно бы адресуя этот смех самому себе.
- Ну вот, я снова тебя хочу, и что мне теперь прикажешь делать?
Джессика пожала плечами.
- Ну, я же сказала, что не буду закрывать окно.
- Чёрт, - протянул он. - Я просто хотел побыть рядом, хотел, чтобы моя девушка заснула в моих объятьях.
Её глаза увлажнились, когда он произнёс "моя девушка". Как долго она ждала этого? Ей всё ещё не верилось, что это не сон, который развеется с приходом утра.
- Знаешь, заснуть с тобой в одной кровати довольно проблематично.
- Джесс, твои родители будут рядом.
- И что?
- Я не умею делать это тихо.

***
Чуть позже, когда она действительно, вопреки своим словам, заснула в его руках, Джейкоб, любуясь её спокойным, умиротворённым лицом, не омрачённым печалью и привычным страхом, размышлял о том, как им быть дальше.
Он нашёл компромисс с самим собой, нашёл силы отпустить Беллу, справившись с совершенно эгоистичными желаниями, которые уже давно перешли скорее в привычку, чем в реальные чувства. Он никогда не смирится с тем, что она выбрала вампира, что она готова жертвовать собой и собственной человечностью, и ей не стоит надеяться, что он примет это, или что стая изменит своё отношение к Калленам, в свете последних событий, - никогда этого не будет. Она выбрала свой мир, своё будущее, и, как ни прискорбно, они по разные стороны многовекового противостояния. Это древнéе, это выше их, и как бы она не старалась, ничего не исправить. Глупая, наивная Белла.
Девушка в его руках пошевелилась, из приоткрытых губ вырвался еле слышный, даже для него, вздох, слегка напрягшись, она снова расслабилась, лежа у него на плече.
Он посмотрел на её слегка вздёрнутый носик с россыпью веснушек по гладкой, бархатной коже, на чувственную линию губ. Он любит её, но, сколько им отмеряно?
Чёртов импринтинг... И что ему делать, если он случится? Прав был Сэм, говоря, не влюбляйся ни в кого, ты просто не имеешь на это право.
Должен ли он быть честным с ней? Рассказать ей о своей сущности? Может, это испугает её? Может быть, отвернёт от него?
Она итак слишком много перенесла, слишком сильно страдала, чтобы он ранил её сильнее, чем уже обидел однажды.
Он никогда не оставит её, он просто не сможет.
Джессика...
Что же ты сделала со мной?
Но то уже совсем другая история...

P.S. И возможно мы однажды расскажем вам и её...