Белла

Этим утром Эдвард как всегда отвёз меня на занятия, но сам в школе не остался. Он объяснил, что по договорённости с квилетами они охраняют часть своей территории, а поскольку незваные гости вновь нагрянули в округу, стоило быть особо бдительными. Мало сказать, что моё сердце сжималось от одной мысли, что любимому грозит опасность. Я видела его в деле, стремительного и беспощадного, но там были простые люди, хоть и несколько, а тут ему, в случае чего предстоит сражаться с равными себе. Это держало меня в постоянном напряжении. Перед тем, как уйти, он предупредил, что домой мне предстоит возвращаться вместе с Элис.
Быстро поцеловав меня на прощание, он уехал, а я, разочарованно вздохнув, направилась на урок.
Где-то на полпути, я услышала, как кто-то зовёт меня по имени.
- Эй, Белла! - я обернулась на окрик, ко мне спешил Майк.
- Привет, Майк.
- Привет, Белла, - немного запыхавшись, он подскочил ко мне. - Слушай, ты не видела Джесс?
Я отрицательно покачала головой и пожала плечами. Мои попытки поговорить с ней не увенчались успехом. Не знаю почему, но она не шла на контакт. Навязываться мне не хотелось.
- Она уже много пропустила. Не знаешь, что с ней произошло?
- Чего ты у меня спрашиваешь? Съезди, да сам узнай, что с ней, - в конце концов, если ему действительно не всё равно, то мог бы и сам уточнить у самой Джесс, а не выспрашивать у меня.
Майк как-то весь сник. Пробурчав: понятно, он опустил голову и поплёлся на занятия.
Обречённо выдохнув, я округлила глаза и помчалась на английский.
Вечером, как и было обещано, на стоянке меня ждала Элис.
- Привет, - произнесла она, растягивая слова в своей обычной манере, словно девушка южанка. Кстати, я заметила, что и Джаспер иногда говорил на распев, словно бы провёл не мало времени в южных штатах. - Эдвард передал, что сегодня за доставку домой, отвечаю я?
- Привет, ага, - я, улыбнувшись, кивнула.
- Поедем к тебе домой, Чарли пораньше приедет с работы, тебе ещё надо ужин успеть приготовить, - всё это она выпалила на одном дыхании и махнула в сторону машины Эдварда, которую тот, по всей видимости, пригнал на стоянку позднее.
Улыбнувшись тому, что Элис знает наперёд, как пройдёт наш вечер, я всё-таки не удержалась и спросила, всё ли будет в порядке с Эдвардом.
- Конечно, не волнуйся. Вы сегодня увидитесь, чуть позже, - ответила она, заводя мотор, и я слегка успокоилась.
Чуть позже гремя кастрюлями на кухне, я решилась задать тот самый вопрос, что уже долгое время мучил меня.
Но я и рта не успела раскрыть, как Элис уже отвечала мне.
- Да, Белла, ты станешь одной из нас.
Сначала я так и застыла с ложкой в руке, затем рассмеялась от всей нелепости ситуации.
- Я думала у вас в семье только Эдвард читает мысли.
- А мне и не надо уметь читать мысли, - улыбнувшись, прощебетала Элис. - У тебя всё на лице написано.
Улыбнувшись ей в ответ, я всё же вскоре помрачнела, понимая, что одним вопросом я сегодня не ограничусь, и что-то подсказывало мне, пусть Эдвард никогда ничего не скрывал от меня, и не приукрашивал, но о некоторых вещах говорил с явной неохотой, - от Элис я получу ответы быстрее.
- Эдвард говорил мне, что перерождение проходит очень болезненно. Это так? У тебя было так же? - робко спросила я.
- Наверное, - задумавшись, ответила Элис. - Видишь ли, Белла, я ничего не помню из своей человеческой жизни. После обращения воспоминания о прошлом притупляются, но почти все помнят хоть что-то, я же не помню ничего.
- Как же это так? - потрясенно протянула я, искренне сочувствуя отголоскам боли, отчётливо звучащим в её голосе.
- Не знаю. Первое, что я помню: себя, лежащую где-то в переулке среди пустых коробок и мусора... и жажду, раздирающую моё горло.
- Извини, мне жаль, я не хотела будить в тебе неприятные воспоминания.
- Не извиняйся, всё в порядке, - снова улыбнувшись, покачала головой Элис. - Иногда мне жаль, что помимо будущего я не могу видеть ещё и прошлое. Я пыталась выяснить, кто я и откуда, но это сложно, впрочем, я не оставляю надежды. У каждого должна быть своя история.
Я задумчиво помешивала мясное рагу, размышляя, как бы я чувствовала себя без воспоминаний о прошлом, просто вот так внезапно очнувшись в незнакомом месте, растерянная и потрясённая, с шокирующей болезненной потребностью в глотке крови, изводящей меня. Одна на один с этим миром, со своей жаждой.
Вновь посмотрев на Элис, я заметила, что та наблюдает за манёврами Маленького Бродяги в противоположном конце кухни. Тот, на всякий случай, держась поближе к двери, перебегал от стены к стене, так и не решив, стоит ли подбираться к незнакомой гостье поближе.
- Не думай Белла, что у всех нас так, - вновь заговорила Элис. - Джас хорошо помнит своё прошлое, но, возможно, это оттого, что оно было насыщенно событиями, не всегда приятными, но запоминающимися. И Розали тоже... - она снова замолчала. - Впрочем, они сами расскажут тебе об этом.
Если захотят, - добавила я про себя, но, задумавшись, поняла, что последняя фраза Элис вовсе не предполагала возможность. Она произнесла ее, словно это непременно произойдёт. Джаспер, возможно, но насчёт Розали у меня были большие сомнения.
В холле зазвонил телефон. Передав деревянную лопатку Элис, я помчалась к надрывающемуся аппарату. Это оказалась Джессика.
- Джесс? - удивлённо выдохнула я.
- Ага, Беллз, привет, - в её голосе звучало смущение и неловкость. - Я... хотела бы узнать, какое у нас расписание на начало следующей недели. Вот.
- Ты придёшь на занятия?
- Да, - протянула она.
Быстро перечислив предметы, я уточнила, не хочет ли она, чтобы я заехала за ней, чтобы вместе отправится к первому уроку. Что-то в её дрожащем голосе настораживало. И поскольку пропустила она уже не мало, возможно, Джессике будет легче влиться в учёбу, если я помогу ей. Но она, задумавшись на секунду, отклонила моё предложение.
- А что так? - уточнила я.
- Меня Джейкоб отвезёт, - последовал робкий ответ.
- О... - только и смогла выдавить я. Попрощавшись с ней, я положила трубку, ещё некоторое время озадачено смотря на телефон.
Вот так дела. Джейкоб и Джесс. Не зная, что и думать по этому поводу, я направилась обратно на кухню, где Элис, что-то, тихо напевая, помешивала рагу...

***
Вечером все мирно и тихо смотрели бейсбол в гостиной. Говоря все, я подразумеваю Чарли, Элис себя и Эдварда, который появился примерно около восьми. Его потухший взгляд и замкнутое выражение лица говорили о том, что день сегодня у него выдался напряжённый. На мой вопрос, всё ли в порядке, он шепнул, что мне не стоит ни о чём волноваться, у Калленов и Квилетов, видите ли всё под контролем.
Сказать по правде, Эдвард теперь проводил у меня каждый вечер официально. Это как бы давало Чарли свыкнуться с его присутствием в моей жизни. Мой, как всегда на все сто процентов спокойный отец, реагировал на всё происходящее доброжелательно. Но стоило мне подумать, что день икс, дата нашего отлёта во Францию приближалась, всё внутри у меня холодело. Во-первых, меня беспокоила реакция отца. Пусть он сегодня мило ворчал, что почти всё семейство Калленов поселилось в нашей гостиной, это ещё не значило, что он так же невозмутимо отпустит меня с малознакомым ему парнем на целую неделю Рождества. Во-вторых, сама поездка волновала меня до невозможности. Всё то, что казалось мне таким простым и естественным ещё некоторое время назад, прочно засело у меня в голове, подкидывая вопрос за вопросом, сомнение за сомнением. Я была в панике. Это похоже на то, как если вы вам чего-нибудь хотелось, и вы знали, что стоит протянуть руку, опустив её в глубокий колодец, и оно окажется вашим, но в то же время пустота и темнота этого колодца пугала вас, словно бы кто-то мог схватить и утянуть вас за собой в самый настоящий омут.
Я хотела Эдварда. Он хотел меня. Всё было просто. Оттягивать этот момент было уже невозможно, да и, наверное, глупо. Несколько дней назад мы выяснили, к чему привела наша экстра сдержанность.
В третьих, мысль, что через несколько дней, между мной и Эдвардом не останется никаких преград, даже в виде простой одежды - возбуждала до невозможности. Но я знала, каков он в жизни, теперь мне предстояло узнать каков он в любви. Узнать до конца, в полной мере, а не в той полумере, что была мне уже знакома. Это будоражило - да, это волновало - конечно, это вызывало некий испуг - отчасти.
- Всё в порядке? - спросил меня Эдвард, когда я провожала его до двери, зная, что через минуту он уже окажется наверху, в моей спальне.
- Да, - я улыбнулась. - В полном. Люблю тебя.
Эдвард немедленно привлёк меня к себе, на секунду прижав к своему сильному телу, и отпустил. - И я люблю тебя, Белла.
В глазах его всё ещё тлела грусть, но их цвет постепенно возвращался к привычному мне янтарному оттенку.
Элис уехала раньше брата, правда, до этого окончательно очаровав Чарли. Впрочем, под её магическое обаяние невозможно было не попасть. Естественно, нам было на руку, что отец благожелательно относился к Карлайлу, что к счастью, в большей степени распространялось и на его семью. Немного посидев с отцом, я поднялась в свою комнату.
Эдвард лежал на кровати, уставившись в потолок. Никак не отреагировав на моё появление, прекрасно зная, что именно я вошла в комнату, он продолжал лежать, не меняя положения.
Приблизившись к кровати, я опустилась на покрывало и, протянув руку, провела по спутанным локонам, отбрасывая упавшие на лоб прядки. Эдвард закрыл глаза и улыбнулся.
- Люблю, когда ты так делаешь. Это... приносит мне успокоение.
- Знаю, - я слабо улыбнулась. - Со мной твориться то же самое, когда ты касаешься меня.
Некоторое время я продолжала гладить его по волосам, ощущая кончиками пальцев, приятный холод его кожи.
- Что сегодня произошло, Эдвард? - наконец, спросила я, и он, тяжело, совсем по человечески, вздохнул.
- Мы поймали одного... одну из них. Пришлось с ней расправиться. Её мысли... они... ох, Белла, - перевернувшись, он обхватил меня за талию и переместился, опуская голову мне на колени. Я на секунду беспомощно развела руки, затем вернулась к своему прежнему занятию, вновь ощущая мягкость его локонов на своих руках. - Она была мне знакома и тебе тоже. Мы видели её однажды в Порт-Анджелесе. Рыжая девица с пьяной компанией из четырёх мужчин, - я кивнула, что-то припоминая, саму девушку и свою нелепую ревность после их с Эдвардом разговора.
- И? - моё сердце на секунду сжалось, когда я представила, в какой опасной ситуации находился сегодня Эдвард, пусть он и тысячу раз заверил меня, что не подвергает себя никакому риску.
- И она помнила о тебе. Поверь, её мысли вовсе не были дружелюбными.
- Что ж делать, - совсем по философски добавила я. - В твоём мире мало кто отличается дружелюбием.
- Да, - согласился он, - просто ты так хрупка. Вы люди вообще существа хрупкие.
Я посмеялась в ответ на его комментарий. - Есть немного.
- Мне надо найти способ обезопасить тебя.
Посмотрев на Эдварда долгим, всё объясняющим взглядом, я кивнула. - Есть один способ.
- Если ты о том, чтобы стать одной из нас, я ещё не решил, - он нахмурился, но, что радовало, уже не возражал против моего обращения так рьяно, как в прошлый разговор.
- Я не хочу, чтобы твоё решение затягивалось на годы. Ничто не мешает мне уже сейчас стать одной из вас, - я немного лукавила, меня беспокоил Чарли, но, я отмахивалась от этих мыслей так же настойчиво, как открещивалась от беспокойства за поездку, которая становилась всё ближе и реальнее с каждым прожитым днём.
- Нет-нет, ни о каких "сейчас" и речи быть не может. Сначала, окончим школу, поженимся, а там посмотрим, - наконец резюмировал Эдвард. - Это важная часть твоей человеческой жизни. Я хочу, чтобы она была у тебя.
- А потом ты скажешь: закончим колледж... - протянула я.
- Может быть, - Эдвард усмехнулся, - но для начала сосредоточимся на более близкой дате.
Я кивнула, соглашаясь, понимая, что у меня ещё будет более подходящее время поспорить с ним по этому поводу.
- А что с Чарли?
Эдвард улыбнулся. – Он уже свыкся с моим присутствием в твоей жизни, так что, уверен, небольшой шок, который он испытает после того, как мы сообщим о нашем отлёте во Францию, не принесёт ему большого вреда.
Мне очень хотелось верить в это...

Эдвард

В такие моменты я забывал о том, кто я есть. Всё упрощалось до невозможного предела. Я - охотник, где-то там - жертва, у которой нет ни лица, ни имени, ни истории. Не о чем сожалеть, не о чем думать. О врагах не горюют, над ними не плачут. Их уничтожают. И мне нравилось это ощущение.
Но существует одного главное правило, и если ты забыл его, считай, что ты потерялся. И это правило - суметь сохранить себя, не испытывая радость от убийства. Получать удовольствие, разрушая одно живое существо, стирая следы его пребывания на этой земле - последнее дело, последний шаг в бездну, за границу сознания.
Глубоко вдохнув воздух, наверняка, ледяной и обжигающий, но не для меня и не для кого из нас, я уловил в нём тонкий намёк на присутствие чужака. Лёгкий шлейф инородного аромата, словно эфемерная нить уводил нас на север. Мы бежали, рассредоточившись, в полутора километрах друг от друга, чёткой ровной линией, и по мере нашего продвижения, запах становился всё отчётливее и сильнее.
Через некоторое время меня нагнал Эмметт.
- В той стороне река, - не сбавляя скорости, спокойно произнёс он.
- И?
- Он не пересекал её, побежал вдоль, затем изменил курс. Эдвард, он петлял, это видно.
- Конечно, он путал следы, - я не мог не согласиться, уже и сам, чувствуя это. Где-то концентрация присутствия чужака усиливалась, где-то исчезала вовсе, словно он избегал вдоль и поперёк проклятый лес.
Белла осталась с Элис, за неё я не волновался... почти. Но изменись что-то в будущем, Элис бы сразу же сообщила мне. Надёжней защиты не найти. Основная задача - прогнать чужаков. От этого зависит не только безопасность людей, но и наша неприкосновенность. Проблемы нам не нужны. Знаю, Карлайл предпочёл бы всё решить мирным путём, но сейчас, когда механизм уже запущен, и есть первые жертвы, процесс не остановить.
Джейкоб жаждет мести, что ж, я бы с радостью предоставил ему эту возможность. Но поскольку мы работаем вместе, то бой примет тот, кто первым достигнет цели.
Наконец, мы выбежали к той реке, о которой упоминал Эммет. Перешагнув на другую сторону, я ощутил, что след потерялся. Полный досады, я вернулся обратно. Вдоль берега аромат почти рассеялся. Куда же он делся?
Некоторое время мы с Эмметом обшаривали всё в округе, пытаясь обнаружить, где исчезает старый шлейф, что, привёл нас сюда, и начинается новый. Не мог же его обладатель просто испариться?
Я почти взлетел на дерево. Покрытая мхом кора примялась под моими ладонями. Аромат усилился по мере того, как я поднимался выше.
- Эй, он куда-то переместился по верху, - позвал я Эммета, и тот последовал моему примеру, продвигаясь дальше, сверяясь с направлением обредшего новую силу аромата.
Видимо, его обладатель уверился в своей безопасности, так как запах стал более крепким и терпким. Значит, цель рядом.
И я не ошибся.
Я нагнал ее первым.
Ей больше было некуда бежать. За моей спиной была кромка леса, за её - бесконечное белое пространство, простирающееся до скал на самом горизонте.
Лишь в одном я был не прав. Думал, что мы преследуем мужчину, но это оказалась девушка, правда, она была одной из них. И последнее убийство - её рук дело.
Я помнил её. Она помнила меня... и Беллу. Картинка нашей первой встречи промелькнула у неё в голове.
- Ты! - взвилась она, мгновенно узнавая меня.
- Я, - последовал мой спокойный ответ.
- Что ты хочешь от меня? - в ее голосе звучал вызов.
- Что бы ты покинула землю Калленов.
- Почему? - ее брови взметнулись вверх. Она все еще ни чего не понимала. Я постарался, чтобы мой голос звучал спокойно.
- Вероятно, я не достаточно доступно объяснил тебе все при нашей первой встрече. На нашей земле вампиры не убивают людей.
Она так и замерла, в глазах полыхало недоумение.
- Ты же один из нас, зачем тебе это? - удивлённо воскликнула она.
- Я одни из вас, это да, но я не такие как вы.
Она расхохоталась. - Конечно, я вижу твои глаза, их цвет и жажду в них... неутолённую жажду. Что ты пьёшь? Кровь животных? Она не спасёт тебя. Только не говори мне, что ты не срывался, я видела тебя с той девчонкой, ты хотел её. Неужели оставил в живых?
Низкий рык поднимался из глубины моего горла. Любое, пускай даже косвенное упоминание Беллы из её уст, грозило мне новым безумием. А что если бы эта рыжая, Виктория, добралась до неё, а не до того мужчины.
- Убирайся отсюда - я решил проигнорировать ее слова. В трех днях пути отсюда кончается наша территория.
- В трех днях? - завопила она. Я не выдержу! Я слишком голодна! Да я попросту умру!
- Отличная шутка, вампирша - усмехнулся Эммет, выходя из-за деревьев. Умру - передразнил он. Зачем ждать три дня? Смерть я могу организовать тебе прямо сейчас! Кстати, Где твои спутники?
- Не важно, - на этот раз ее голос уже не звучал так уверенно.
- Она увела нас, чтобы они смогли уйти, - я легко прочитал ответ в её мыслях, но рыжая не поняла, откуда я узнал, поэтому решила списать всё на мою проницательность.
- А ты догадливый.
- Есть немного.
- Давайте разойдёмся с миром, - она склонила голову к плечу. Я слышал, о чём она думает, прикидывая свои возможности против нас двоих. Да, свои шансы она оценивала вполне реально.
- А с миром уже не получится, - поцокав языком, констатировал Эмметт. - Ты его уже пошатнула, этот мир. За тобой убийство, за твоим другом изнасилование, - он на секунду замолчал и добавил, - на нашей территории, оба.
- Ты говоришь, как человек, - презрительно бросила она.
- Мы все когда-то были людьми, - без тени обычной улыбки ответил Эммет. - И ты, кстати, тоже.
- Возможно... я не помню... - скривив в усмешке губы, она тряхнула разметавшимися за плечами локонами. И это не убийство, - я чувствовал, как ненависть закипает в ней с новой силой. - Это жизнь. А за действие Джеймса я не отвечаю.
Да, она была права, за действия своего дружка она не отвечала. Эммет предусмотрительно держался в стороне, однако, готовый в любой момент, принять бой.
- Хорошо - она решила сменить тактику.
Я ухожу. Только сначала загляну к твоей подружке. Обид я не прощаю.
В этот самый момент я отчетливо осознал, что она всегда будет искать способ отомстить и прыгнул первым.
Она как безумная с яростным рычанием бросилась на меня, нанося удары, я блокировал большую часть из них, не только потому, что знал, куда она решит нанести следующий, скорее моя интуиция не подвела меня. Мы танцевали свой странный танец вокруг друг друга. Я чувствовал её удивление, постепенно перерастающее в шок. Да, игра была изначально не честной. Она пыталась дотянуться до меня, но я ускользал. Время замедлило свой бег, мы словно бы застыли в вакууме. Она пробовала менять направление и темп своих выпадов, но я не поддавался, предугадывая каждый последующий ход.
Меня не заботили остальные её мысли, кроме тех, что были направлены на борьбу, но я скорее чувствовал, чем слышал, как в ней растёт испуг.
Наконец, мне надоело уклоняться. Впившись, в плечи, я круто развернул её и швырнул в сторону леса. От соприкосновения с каменным телом ствол дерева, куда она врезалась, болезненно застонал. Поток налетевшего воздуха взметнул над головой её рыжие локоны, словно дикие языки пламени. Гримаса ненависти, застывшая на лице, придала ей ещё больше дикости и первобытности. Волны ярости передавались от неё ко мне.
Умри! - пульсировало в её голове.
Я отрицательно покачал головой в ответ на её мысли. И она догадалась... Я видел, как она догадалась, как её лицо вытянулось, как взгляд перекинулся на Эммета, примеряя, каким даром мог он обладать.
И внезапно бессилие, спокойное бессилие, когда опускаются руки, и ты не можешь сделать ни шага, ни движения, опустилось вокруг.
Джаспер...
Я почти зарычал, если бы смог... Я ненавидел эти его приёмы. Эмоции, даже мы, вампиры, не лишены их. Но одно дело, когда ты направляешь свой дар во благо.
Нас с Эмметом задел лишь краешек тех эмоций, что спроецировал Джаспер, каково же было ей, застывшей неподвижно Виктории.
Растерянность... смущение... досада... полное не понимание... и пустота... мыслей больше не осталось... ни одной...
Для неё всё должно закончиться быстро. Наверное, Джаспер прав, что вмешался.
Выступив из-за деревьев, Джас рывком толкнул её к нам.
Пламя жадно поглотило её огненные волосы...

***
На экране по ровной параболе носился мяч. Чарли беспокойно ерзал на кресле, время от времени обмениваясь с Элис таинственными фразами, типа: "У Силона левая никуда" или "Вот этот сверху был хорош". Элис специально потратила кучу времени на изучение имен игроков второй лиги по бейсболу и волейболу, так что теперь они с Чарли говорили на одном языке. Впрочем, это было совершенно излишним. Чарли и так был совершенно очарован сестрой.
Здесь в доме было так спокойно и уютно, словно и не было яркого пламени костра и крика разъяренной вампирши. Внезапно я почувствовал на себе Беллин пристальный взгляд. В последнее время, она часто смотрела на меня вот так, словно задумавшись о чем-то своем. И иногда в ее глазах читалось что-то подозрительно похожее на испуг. Вот и теперь. Она смотрела на меня, нервно теребя бахрому на покрывале. Ее взгляд скользил по моим плечам, груди, животу. Она закусила губу и... и я почувствовал легкую волну возбуждения исходящую от нее. Я облегченно вздохнул. В том, что я не могу читать ее мысли, было, пожалуй, что-то очень правильное. И, кроме того, мне доставляло неописуемое удовольствие догадываться, о чем она думает. На этот раз это было не сложно. Похоже, она хочет и боится меня одновременно.
- Всё в порядке? - на всякий случай спросил я, привлекая ее к себе возле двери.
- Да. В полном. Люблю тебя.
- И я люблю тебя, Белла.
Ожидание в ее комнате ни когда не тяготило меня. Напротив я очень любил эти минуты, сотканные из воспоминаний прошедшего дня, и предвкушения будущего. Я медленно опустился на кровать и закрыл глаза. Постельное белье хранило ее аромат. Я услышал, как она вошла, но не стал открывать глаза, позволяя себе еще немного побыть в нирване.
Теплая рука коснулась моего лба и скользнула по волосам.
- Люблю, когда ты так делаешь. Это... приносит мне успокоение, - улыбнулся я.
- Знаю, - шепнула она. - Со мной твориться то же самое, когда ты касаешься меня, - немного позже она спросила. - Что сегодня произошло, Эдвард? - я чуть не вздрогнул. Все-таки она чувствует меня как самое себя. Любое изменение в моем настроении не остается не замеченным, и скрывать что-либо не имело никакого смысла.
- Мы поймали одного... одну из них. Пришлось с ней расправиться. Её мысли... они... ох, Белла, - меня передернуло, когда я вспомнил, о чем думала вампирша. Подвинувшись ближе, я обвил ее обеими руками за талию и опустил голову ей на колени. - Она была мне знакома и тебе тоже. Мы видели её однажды в Порт-Анджелесе. Рыжая девица с пьяной компанией из четырёх мужчин, - она кивнула.
- И? - потребовала она продолжения.
- И она помнила о тебе. Поверь, её мысли вовсе не были дружелюбными.
- Что ж делать, - как-то совершенно спокойно ответила она. - В твоём мире мало кто отличается дружелюбием.
- Да, просто ты так хрупка. Вы люди вообще существа хрупкие.
- Есть немного, - улыбнулась она
- Мне надо найти способ обезопасить тебя.
- Есть один способ, - немедленно отреагировала она.
Я нахмурился. Разговоры об обращении Беллы мне совсем не нравились. Я не мог не понимать, что вероятнее всего это неизбежно и это единственное развитие событий, при котором мы сможем быть вместе. И все же все мое существо сопротивлялось этой мысли. - Если ты о том, чтобы стать одной из нас, я ещё не решил.
- Я не хочу, чтобы твоё решение затягивалось на годы. Ничто не мешает мне уже сейчас стать одной из вас, - настаивала она.
- Нет-нет, ни о каких "сейчас" и речи быть не может, - поспешно, быть может, даже слишком ответил я. Сначала окончим школу, поженимся, а там посмотрим. Это важная часть твоей человеческой жизни. Я хочу, чтобы она была у тебя.
- А потом ты скажешь: закончим колледж...
Ну, по крайней мере, у меня будет еще хоть какое то время свыкнуться с этой мыслью и смириться. Хотя я совершенно четко понимал, Белла потребует, что бы именно я обратил ее, а я даже и в самом страшном кошмаре не могу представить себе, что отниму ее жизнь. Думать об этом не хотелось.
- Может быть, - сменил я тему на гораздо более безопасную, - но для начала, сосредоточимся на более близкой дате.
- А что с Чарли?
Чарли... я уже знал, что с ним будет все в порядке. Он считал меня вполне удачной парой для своей дочери. А Элис сделала все, чтобы моя семья казалась ему самой добропорядочной во всей Северной Америке. Да и Карлайл немало способствовал этому впечатлению. Отца в городе очень любили.
– Он уже свыкся с моим присутствием в твоей жизни, - ответил я, - так что, уверен, небольшой шок, который он испытает после того, как мы сообщим о нашем отлёте во Францию, не принесёт ему большого вреда.
Вообщем Чарли волновал меня меньше всего, чего нельзя сказать о предстоящей близости. На этот раз я не боялся сорваться, напротив, я был совершенно уверен, что этого не произойдет. А вот необходимость причинить ей боль откровенно пугала меня...