Джессика

Комната Джейкоба вполне бы передавала его характер, если бы не одно «но». На фоне общей неприбранности, именно на его столе и, как я могла заметить через приоткрытую дверцу, в шкафу царил абсолютный порядок. Для меня это было даже несколько удивительным. Нет, я не ожидала повсеместного хаоса или разбросанных вещей, но такая аккуратность, как мне казалось, была вовсе не в его характере. Чем больше я общалась с ним, тем лучше узнавала Джейка, - понимала, как разительно он отличался от того парня, с которым я познакомилась всего лишь чуть больше месяца тому назад.
За окном раздался очередной раскат грома, и я невольно вздрогнула. В полумраке этой комнаты мне было спокойно и комфортно, как никогда. Когда твоя жизнь превратилась в один сплошной апокалипсис, и ты привык к постоянному чувству отчаяния и безысходности, внезапно спустившееся на тебя умиротворение отнимает у тебя последние силы. Мне было всё равно насколько сильно бушевала стихия за окнами, но буря в моей душе... притихла.
Джейк разговаривал внизу по телефону, я слышала его приглушённый голос. В доме больше никого не было. Отец, по его словам, отправился к Клирвотерам, и там из-за непогоды и остался. Весь снег, что намело за последние дни, растаял, и дороги местами размыло, а неожиданно начавшаяся оттепель, принесшая сегодняшнюю грозу, окончательно сделала невозможным передвижение по трассе. Нам ещё повезло, что мы вовремя добрались до дома Джейка, прежде, чем стихия приняла размеры катастрофы.
Я позвонила матери. На вопрос: где ты? - Я честно ответила: У Джейкоба. Она была недовольна. Я прекрасно это чувствовала. Но отчитываться перед ней за свои действия и поступки я не собиралась. Перешагнув за черту, я оставила позади прежнюю Джессику. Да, я другая, и, надеюсь, в этом мире для меня найдётся место.
- Джесс, - мягкие интонации в его голосе возымели надо мной силу, выдернув меня из неприятных раздумий. Он стоял в дверях, упираясь ладонями в косяки двери, и был похож на какого-то тёмного мстителя: сильный, уверенный в себе, способный защитить меня, от моих собственных страхов.
Я делила себя на Джесс "до" и Джесс "после". Так вот, Джесс "до", дала бы этому парню по сто бальной шкале харизматичности - всю тысячу, а Джесс "после" чувствовала странную смесь испуга и возбуждения, находясь рядом. Мне бы хотелось подойти к нему, спрятать лицо на его груди, прижаться, почувствовать как сильные руки, обхватывают меня, закрывают от всех забот и бед, но я не шелохнулась. Действительность была обратной. Скорее всего, дотронься он до меня сейчас, я снова стану одним сплошным зажатым комком нервов. Опять оттолкну его или, что его хуже, у меня начнётся очередная истерика. А Джейк уже насмотрелся на мои слёзы - хватит.
- О чём ты хотела рассказать мне? - он подошёл и опустился на краешек кровати, как раз напротив того кресла, в котором, подобрав под себя ноги, устроилась я.
На секунду прикрыв глаза, я выудила из омута памяти прекрасное дикое лицо огненоволосой незнакомки и её полыхнувший под стать волосам взгляд. Затем в моей памяти всплыло отчуждённое насмехающееся лицо моего насильника с такими же, правда, слегка темнее по оттенку, глазами.
- Мне постоянно снится один кошмар, - начала я. - Он про тот день, когда всё и случилось... - не могла я рассказывать об этом и смотреть Джейку в глаза; мой взгляд скользнул к окну, за стеклом которого сверкнула и погасла молния. - Каждый раз я просыпалась с навязчивой мыслью, что от меня ускользает что-то важное, то, что мне надо рассказать тебе. И сегодня я вспомнила, что это... В Палладиуме, когда я уже собиралась уходить домой... я увидела девушку. Она словно бы была неуместна к окружающей обстановке, люди, проходящие мимо, обтекали её, растрёпанную и дикую, притягивающую внимание. Она посмотрела на меня... и я сразу вспомнила... Не знаю, как это объяснить, но у неё, и... у него... одинаковые глаза... одинаковые красные глаза, - теперь я могла посмотреть на Джейка, его спокойное лицо не выдавало мыслей. Странно, но он не удивился моему сообщению, словно бы знал, словно бы не нашёл в этом ничего из ряда вон выходящего. - У него была алая радужка, и он был невероятно силён. Он утащил меня от дороги в лес на приличное расстояние. Не знаю, как обычный человек мог пробежать пару километров с таким грузом в руках... без остановок... Не просто пробежать пронестись...
Склонив голову к плечу, я вопросительно посмотрела на всё ещё молчавшего Джейкоба.
- Кто они, Джейк?
- Ублюдки, - жёстко произнёс он.
- Я думала, может, мне стоило заявить в полицию после... после всего этого. Но, в нашем маленьком городе, сплетни разносятся со скоростью ветра, - я спрятала лицо в ладонях. - Все бы узнали, что произошло со мной. Это бы окончательно сломало меня. Я и так еле держусь.
- Я вижу, Джесс, вижу, - я скорее почувствовала, чем услышала, как он подошёл ко мне и опустился на пол, так, что наши лица должны были оказаться на одном уровне. Этот парень передвигался с бесшумной поступью пантеры. Ни одна деревянная половица этого старого дома не скрипнула под его весом. - Полиция не поможет.
- А кто поможет? - я вскинула голову, встретив взгляд его тёмных грозовых глаз.
- Я помогу.
- Это очень опасно, я не хочу, чтобы ты этим занимался.
- Не бойся, я сильнее, чем тебе может показаться.
- Но... - пыталась я возразить, осознавая то, что Джейк даже не представляет, насколько страшен и силён был тот человек.
- Не будем больше об этом говорить, - прервал меня Джейкоб, накрыв пальцами мои губы. Его горячее прикосновение вызвало лёгкое покалывание в них. Я уже давно не чувствовала ничего подобного.
- Джейкоб, - совершенно бессознательно выдохнула я, не отрывая от него взгляда.
- Да, Джесс?
- Мне бы... мне бы хотелось узнать, способна ли я ещё чувствовать что-то. Но каждый раз, когда ты прикасаешься ко мне, все мои нервные окончания кричат об опасности и панике, мне страшно, что я так никогда и не оживу, что это не прекратиться, - мне самой не верилось, что я призналась ему в этом. Выражение его лица ни капли не изменилось, он лишь мягко улыбнулся, поднимаясь и протягивая мне руку.
- Давай просто полежим рядом, - предложил Джейкоб. – Ведь мы так уже делали. В этом нет ничего страшного. Ты же помнишь? – уговаривал меня его ласковый шёпот.
Я кивнула, соглашаясь, позволяя ему увлечь меня за собой на постель. У края кровати я замерла и предупредила его. – Только я пока не готова снять одежду.
- Конечно, - серьёзно кивнул он, принимая мои условия. Мы легли, и я уютно устроилась в горячем кольце его рук. В отличие от меня, он скинул свою футболку. Его бронзовая кожа ярко контрастировала с белоснежным постельным бельём.
Постепенно моё дыхание выровнялось, сердце уже так рьяно не стремилось выскочить из груди.
- Джейкоб?
- Да, детка.
- Я боюсь, - честно призналась я.
Он прижался щекой к моим волосам. – Меня?
- Нет, не тебя, - я действительно не боялась его, но мне было сложно, вдруг я так никогда и не смогу забыть, вдруг я никогда не буду способна…
- А чего тогда ты боишься?
- Всего этого.
- Не надо. Не бойся.
Перевернувшись, я оказалась лицом к лицу с ним. Он был спокоен, даже расслаблен. Удивительно, куда исчез его обычный напор? Это был новый, незнакомый мне Джейкоб. И я ценила его сдержанность. Я робко улыбнулась ему, и он мягко улыбнулся мне в ответ.
- У тебя красивые губы, Джесс, знаешь об этом?
Я отрицательно замотала головой.
- Да, Джесс, у тебя очень чувственные нежные губы, и мне очень хочется к ним прикоснуться. Можно я поцелую тебя?
- Д-да… - мой голос слегка дрожал, а сердце уже готовилось очередной раз ускориться.
Он потянулся к моим губам, но я внезапно для себя самой отпрянула.
Ничего не изменилось в нём, лишь только глаза насыщенного кофейного цвета стали ещё темнее.
- Джесс, если ты не хочешь, то не надо. Запомни, ты ничего никому не обязана доказывать.
- Нет, Джейк, я хочу, - в моём голосе прозвучал вызов и непреклонная убеждённость. Я действительно хотела, даже очень, а отпрянула я чисто инстинктивно. Поклявшись впредь держать себя в руках, я с надеждой посмотрела на Джейка. – Может, попробуем ещё раз?
- Давай, - он снова наклонился ко мне, не разрывая визуального контакта, и легко прижался к моим губам. Я не отпрянула, лишь лежала совершенно неподвижно и тяжело дышала от подкатывающего страха. Джейкоб оторвался от моих губ. – Может, тебе будет легче, если ты сама поцелуешь меня?
- Может, - согласилась я, и он откинулся на подушки, оставляя решение за мной.
Я приподнялась на локте, уговаривая саму себя, отбросить страх. Ведь мы уже целовались с Джейкобом, и я помнила, как прекрасно он целуется, какое волнение поднимают во мне его мягкие губы.
Заправив волосы за ухо, я склонилась над ним, обхватывая его нижнюю губу своими, затем, словно пробуя, насколько далеко мне позволит зайти свой собственный разум, я погладила её языком. Его губы шевельнулись под моими, раскрываясь, и я скользнула глубже, дотронувшись до его языка своим. Он ответил на моё приглашение, медленно, но уверенно, забирая инициативу на себя. И вот теперь уже он целовал меня. Поцелуй становился всё глубже и глубже, пока не перерос в самую, что ни на есть страстную, горячую ласку. Сердце заколотилось как бешеное, но уже вовсе не от испуга. Я почувствовала, как в томительном ожидании, наливается моя грудь. Где-то в глубине моего тела нарастало лёгкое, давно забытое возбуждение.
С судорожным, удивлённым вздохом я оторвалась от его губ и легла на спину. Джейк снова приподнялся на локте, вглядываясь в моё лицо.
- Как ты?
- Отлично, - быстро нашлась я, и умоляюще посмотрела на него. – Может, ещё раз попробуем?
Он приглушённо рассмеялся, мягко целуя мои веки и кончик носа, постепенно перемещаясь к губам и прежде чем, припасть к ним, выдохнул. – Конечно, можем и не раз.
Некоторое время мы целовались. Его пальцы зарывались в мои волосы, лаская затылок, ладони накрывали щёки, гладили подбородок, делая поцелуи ещё более возбуждающими, чем они были в самом начале.
- Всё хорошо? – спросил он меня чуть позднее.
- Даже очень, - я улыбнулась.
– Мне кажется, Джесс, тут стало слишком жарко. Можно я сниму твою кофту? – спросил он, вопросительно поднимая бровь.
Прежде чем кивнуть, я долго изучала невинный взгляд его шоколадных глаз.
Медленно расстегнув ряд пуговиц на моей груди, он помог мне высвободиться из рукавов. Тонкий материал бюстгальтера прикрывал мою грудь. – Можно, я сниму и его?
Поразмыслив, что вреда не будет, я снова закивала. Джейкоб откинул в сторону узкую атласную полоску и накрыл мою грудь своей горячей ладонью. Я закрыла глаза, когда жаркое дыхание опалило меня, и почти беззвучно ахнула, от соприкосновения его разгорячённой кожи с моим напряжённым соском, а затем губы Джейка сомкнулись на нём.
Здесь не было страсти, лишь щемящая беспредельная нежность и терпение, уступчивость и мягкость, и бесконечное самообладание.
Я видела его страстным и неторопливым, но терпеливым – никогда. Мои руки сами собой метнулись к его плечам, сдавливая их. Его губы переместились к моей шее, а ладони начали блуждать по моему телу, всё так же размеренно и неторопливо. Эти ласки прогоняли тревогу и волнение, будили лёгкие отголоски желания.
Внезапно ощутив, как его пальцы расстегнули пуговицы на моих брюках и скользнули под них, я вся сжалась и отрицательно затрясла головой.
- Джесс, - прошептал он, снова мягко целуя меня. – Если ты хочешь, мы можем остановиться на этом. Но я хочу до тебя дотронуться. Позволь мне это.
- А ты не сделаешь мне больно? – жалобно вопросила я, опасаясь, что стоит ему коснуться меня там, как страх вернётся.
- Никогда, - с жаром ответил он. – Но если тебе станет неприятно, просто скажи, и я сразу же прекращу. Хорошо, Джесс?
Меня раздирали противоречивые чувства. Ощущая себя последней трусихой, я всё же кивнула через силу. – Джейк, я боюсь, что воспоминания вернуться. Те ужасные…
- Я не позволю им забрать тебя. Они не вернутся, малыш, не думай о них. Думай только о нас. Думай о том, как я ласкаю тебя, как тебе приятно, как хорошо. Есть только сейчас. Никаких «до», - пока он говорил, неторопливо высвобождая меня от последних остатков одежды, оставляя лишь один тонкий клочок нижнего белья, я пыталась проникнуть в смысл его слов, примерить их на себя. – Я не сделаю ничего, что бы шло в разрез с твоими желаниями, – он лёг сверху, нависая надо мной. - Ты так прекрасна, Джесс. Я хочу целовать тебя… всю…
Где-то в глубине моего тела тонкая искорка постепенно разгоралась до масштабов пожара. И всё это благодаря Джейкобу, его терпению и такту, а я так боялась, что уже никогда не почувствую себя живой. Что так навсегда и останусь: некрасивой, грязной, опороченной, недостойной…
Его ладонь скользнула под ткань и замерла, пальцем он нажал на несколько сверхчувствительных точек, заставляя меня вздрогнуть от пронзительных ощущений, однако он не предпринимал попытки проникнуть глубже.
Я попыталась послушаться его и расслабиться, и у меня стало получаться. Его прикосновения были приятными и очень деликатными. Джейк наблюдал за мной, чтобы не упустить мою реакцию, если вдруг моё состояние изменится, и я опять закроюсь от него. Но пока ничего не менялось.
Затем мы снова начали целоваться, я даже осмелилась погладить его разгорячённую кожу, удивляясь, какое удовольствие мне доставляет дотрагиваться до него.
Возможно, на секунду потеряв самообладание, Джейкоб сильнее прижался ко мне, так, что я ощутила давление его твёрдой возбуждённой плоти на своё бедро. Это вмиг отбросило меня назад, почти к самому началу. Замерев, я лежала, с опаской взирая на Джейка.
Он дотронулся до моих сжатых в кулаки ладоней, побуждая их разомкнуться. Только сейчас я поняла, что впилась ногтями себе в кожу. Ладони расслабились и раскрылись.
- Джесс, в этом нет ничего плохого. Да, я возбудился. Это естественно. И он встал, потому что сейчас рядом со мной лежит красивая девушка, с самыми потрясающими ногами, которые мне хочется гладить, с мягкими ласковыми губами, которые я хочу целовать. У неё прекрасной формы грудь, глаза необыкновенного цвета, бархатная кожа и её длинные волосы сейчас так красиво разметались по подушке. И я хочу проникнуть в тебя, но не для того, чтобы совершить насилие, а для того, чтобы любить, долго, нежно и страстно, чтобы ты вскрикнула не от страха, а от наслаждения, чтобы ты не зажималась, а ласкала меня в ответ. Ведь я тоже горю от твоих прикосновений и мне хочется чувствовать твои руки на своём теле и губы под своими губами, - он прижался лбом к моему лбу. – Мы будем продвигаться постепенно. И лишь только тогда, когда ты будешь к этому готова, когда ты сама решишь, что настало время, мы пойдём дальше, до самого конца, Джесс. Тебе решать. Не мне. Запомни это. Все решения только за тобой.
Он переместился, перекатываясь на бок вместе со мной. – А теперь, давай снова просто полежим.
Я подняла на него взгляд, практически невозможное, невыносимое счастье от его слов, заставивших меня почувствовать себя желанной,… снова живой… охватило меня.
- Джейк?
- Да.
- А ты ещё поцелуешь меня?
Он тихо рассмеялся в ответ и снова потянулся к моим губам.

Джейкоб

- То есть как это "упустили"? - прорычал я в трубку, осторожно покосившись на дверь.
- Вот так и упустили, - Эмбри был самой невозмутимостью. Сет следил за ней от самого Палладиума. В лесу к нему присоединился Квил, ну ты понимаешь...
Конечно, я понимал. Пока она была в общественном месте, Сет был в безопасности. Вампиры не охотятся в местах большого скопления народа. Но вот в лесу... В лесу она запросто могла бы напасть на волчонка, тем более, если она голодна. А она была голодна, Квил это заметил. Вообщем правильно сделал, что подстраховал парня.
- Ну вот, а в лесу она начала петлять, а потом и вовсе покинула наши земли. Джейк, она странная, эта стерва. Все время опережала нас на шаг, как будто знала, что мы будем делать. Вообщем, не виноваты они. Да еще этот чертов дождь... Все следы размыло, а запаха почти не чувствуется.
Адвокат чертов, раздражено подумал я. - Продолжайте патрулировать границы, она может и вернуться.
- Уже.
- И держите меня в курсе, - добавил я, заканчивая разговор.
Я направился, было, в свою комнату, но на пол пути остановился в нерешительности. Во мне внезапно начало закипать раздражение на самого себя, а в голове появилась масса вопросов. Зачем я ее сюда привез, черт возьми? Я вполне мог отвезти ее домой, оставив там Квила или Эмбри. Ну что за кретинская привычка, вечно все делать самостоятельно, не доверяя никому. Или дело не в этом? А в чем тогда? В том что мне хотелось побыть с ней еще немного? Бред! Сущая ерунда!
Сделав еще насколько шагов, я остановился на пороге своей комнаты. Она сидела в кресле, сиротливо поджав под себя ноги. Я устало оперся о косяк двери.
- О чём ты хотела рассказать мне? - как можно мягче спросил я.
- Мне постоянно снится один кошмар. Он про тот день, когда всё и случилось... - она на секунду запнулась. - Каждый раз я просыпалась с навязчивой мыслью, что от меня ускользает что-то важное, то, что мне надо рассказать тебе. И сегодня я вспомнила, что это... В Палладиуме, когда я уже собиралась уходить домой... я увидела девушку. Она словно бы была неуместна к окружающей обстановке, люди, проходящие мимо, обтекали её, растрёпанную и дикую, притягивающую внимание.
Поначалу, она, словно ожидая насмешек или неверия с моей стороны, говорила медленно и робко, но постепенно ее голос крепчал, а тон становился все увереннее и увереннее.
- Она посмотрела на меня... и я сразу вспомнила... Не знаю, как это объяснить, но у неё, и... у него... одинаковые глаза... одинаковые красные глаза. У него была алая радужка, и он был невероятно силён. Он утащил меня от дороги в лес на приличное расстояние. Не знаю, как обычный человек мог пробежать пару километров с таким грузом в руках... без остановок... Не просто пробежать пронестись...
Словно прилежная ученица, она перечисляла все те поначалу незаметные детали, по которым можно отличить кровипийцу от обычного человека. И красные глаза, и плавные движения и немалую силу.
- Кто они, Джейк? - добавила она в конце.
- Ублюдки, - коротко ответил я.
- Я думала, может, мне стоило заявить в полицию после... после всего этого. Но, в нашем маленьком городе, сплетни разносятся со скоростью ветра. Все бы узнали, что произошло со мной. Это бы окончательно сломало меня. Я и так еле держусь.
- Я вижу, Джесс, вижу, - мне стало невыносимо жаль ее, такую маленькую, хрупкую... девочку на которую внезапно обрушилась тяжесть всего мира. Я опустился рядом с ней на пол. - Но полиция не поможет.
- А кто поможет? - растерянно прошептала она.
- Я помогу, - неожиданно для себя ответил я.
- Это очень опасно, я не хочу, чтобы ты этим занимался, - запротестовала Джесс. Она что же, волнуется за меня? От этой мысли по телу разлилось приятное тепло, а сердце предательски застучало.
- Не бойся, я сильнее, чем тебе может показаться, - успокоил я ее.
- Но... - не соглашалась она...
Ну, не рассказывать же ей все. Да и что я ей расскажу? Что я не человек? Точнее, не совсем человек? Что в мире помимо людей существуют еще волки и вампиры? Или что мы существуем только потому, что существуют они и действительно, ни кто кроме меня не способен ее защитить?
- Не будем больше об этом говорить, - я прикоснулся пальцами к ее губам, призывая закончить этот бессмысленный спор.
- Джейкоб...
- Да, Джесс?
- Мне бы... мне бы хотелось узнать, способна ли я ещё чувствовать хоть что-то. Но каждый раз, когда ты прикасаешься ко мне, все мои нервные окончания кричат об опасности и панике, мне страшно, что я так никогда и не оживу, что это не прекратится...
Потом, я долго пытался понять, что же побудило меня сделать то, что я сделал. Жалость? Вызов, брошенный моему самолюбию? Какое то третье чувство, названия которому я в тот момент не смог отыскать? Но сколько я не думал, ответа на свой вопрос я так и не нашел. Но это было потом, а тогда... тогда я медленно потянул ее за собой к кровати, готовый при малейшем намеке на страх с ее стороны, отыграть назад.
Она была относительно спокойна, и я осторожно сделал следующий шаг. - Давай просто полежим рядом. Ведь мы так уже делали. В этом нет ничего страшного. Ты же помнишь?
Джесс сжалась в комок, и я уже было, подумал, что поторопился, но она внезапно кивнула, соглашаясь.
– Только я пока не готова снять одежду, - ее голос похожий на полушепот предательски дрожал
- Конечно, - немедленно согласился я. А вот я все-таки сниму футболку - добавил я и, не дожидаясь ее согласия, быстро скинул с себя майку.
Откинувшись на кровати, я осторожно притянул ее к себе, обвив руками. Ее сердце бешено колотилось, дыхание вырывалось из горла с едва слышными всхлипами. Страх все еще сковывал ее. Я лежал неподвижно, стараясь даже дышать как можно тише. Сейчас было важно только одно, чтобы она привыкла к моим объятиям.
За окнами тихо и успокаивающе стучал дождь. На потолке отпечатались причудливые тени от веток дерева растущего прямо напротив окна. Было тихо... и спокойно...
Мы лежали в тишине довольно долго, наконец, она первая нарушила молчание.
- Джейкоб?
- Да, детка, - мягко ответил я.
- Я боюсь, - шепнула она. Знаю детка, знаю, что боишься. Свой страх и есть наш самый главный враг. Но мы его победим, можешь не сомневаться.
– Меня? - я осторожно прикоснулся к ее волосам.
- Нет, не тебя.
Она боялась саму себя, свою память и свое тело. Я все это прекрасно понимал, но все же спросил:
- А чего тогда ты боишься?
- Всего этого, - она неопределенно махнула рукой.
- Не надо. Не бойся, - как можно мягче сказал я.
Она перевернулась на бок, и робкая улыбка тронула ее чуть пухлые губки.
- У тебя красивые губы, Джесс, знаешь об этом? Очень чувственные и нежные, и мне очень хочется к ним прикоснуться. Можно я поцелую тебя? - попробовал я сделать еще один шаг.
Ей понадобилась почти целая вечность, чтобы собраться с силами и утвердительно кивнуть, и все же, стоило мне лишь прикоснуться к ней, как она в ужасе отпрянула.
- Джесс, если ты не хочешь, то не надо. Запомни, ты ничего никому не обязана доказывать.
- Нет, Джейк, я хочу. Может, попробуем ещё раз? - На этот раз ее голос звучал довольно решительно. Умница, детка, давай борись, помогай мне - мысленно поддержал я ее.
- Давай, - я снова склонился над ней, нежно проводя своими губами по ее. Это было словно целовать мраморную статую. Прекрасную, но неподвижную. На этот раз она не отстранилась, но и не ответила на мой поцелуй. – Может, тебе будет легче, если ты сама поцелуешь меня? - предложил я.
- Может, - неуверенно согласилась она.
Я откинулся на подушки, скрестив руки за головой, приняв как можно более спокойную и расслабленную позу. Может это хоть немного придаст ей смелости?
Она медленно наклонилась надо мной и робко прикоснулась к моим губам. Ее язычок несмело скользнул мне в рот. Я обхватил ее губы своими, руки сами по себе взметнувшиеся из за головы зарылись в ее густые волосы. Я прижал ее к себе чуть-чуть ближе и неспешно провел языком по ее губам. Она приняла мою ласку, и я позволил себе чуть больше огня. Это не испугало ее и я постепенно, тщательно следя за ее реакцией, перехватил инициативу на себя. Не на секунду не позволяя себе забыться, я целовал ее ласково... нежно... неторопливо... Пытаясь достучаться сквозь толщу сковавшего ее льда, до ее чувств. Мало помалу она начала отвечать мне, и поцелуй наполнился терпкой страстью.
Когда она отстранилась от меня, страха в ее глазах не было.
- Как ты? - на всякий случай спросил я.
- Отлично, - тут же ответила она, и неожиданно продолжила – Может, ещё раз попробуем?
– Конечно, можем и не раз, - улыбнулся я, мысленно поздравив себя с тем, что мы, наконец, сдвинулись с мертвой точки.
Мы целовались довольно долго. Неспешные, легкие поцелуи сменялись более страстными. Но стоило мне ощутить хотя бы намек на скованность с ее стороны, как я тут же гасил свою страсть и мои губы из настойчиво требовательных превращались в ласково-медлительные.
- Всё хорошо? – Задал я вопрос, в ответе на который нуждалась в первую очередь она сама.
- Даже очень.
– Мне кажется, Джесс, тут стало слишком жарко. Можно я сниму твою кофту? – вкрадчиво продолжил я.
Она долго смотрела мне в глаза и, наконец, неуверенно кивнула.
Аккуратно, не торопясь, я освободил ее от одежды. – Можно, я сниму и его? - продолжил я, скользнув взглядом по кружевному бюстгальтеру. На этот раз она ответила немного быстрее, и через несколько секунд ее сердце уже колотилось под моей ладонью. Слегка сжав ее грудь, я нагнулся над нежным соском, обхватывая его губами. Она выгнулась навстречу ко мне.
Когда мои руки принялись неспешно изучать ее тело, а губы скользнули по ключице, я ощутил, как ее пальчики впились в мои плечи.
На этот раз я не стремился разжечь в ней ответный огонь и не искал страсти. Я всего лишь хотел, чтобы она привыкла к ощущению моих рук на ее коже, поняла и приняла, что я никогда не причиню ей вреда.
Скользнув рукой по ее животу, я принялся расстегивать пуговицы на ее брюках.
Она судорожно вцепилась в мою руку и отрицательно замотала головой.
В ее глазах застыл ужас и всколыхнув непрошенные воспоминания. Точно такой же ужас плескался в ее глазах, когда она пришла в мой дом сразу после того, что этот подонок сотворил с ней. И вот сейчас, этот страх всплывает в ней каждый раз, ставя перед нами все новые барьеры. Джесс, детка, - мысленно взмолился я, - нельзя сейчас останавливаться. Все, чего мы достигли за последний час, сойдет на нет.
- Если ты хочешь, мы можем остановиться на этом. Но я хочу до тебя дотронуться. Позволь мне это, - я придал своему голосу всю убедительность, на которую был способен.
- А ты не сделаешь мне больно? – спросила она, заставляя все внутри меня перевернуться от жалости.
- Никогда, - пообещал я. – Но если тебе станет неприятно, просто скажи, и я сразу же прекращу. Хорошо, Джесс?
Она смогла найти в себе силы лишь на легкий кивок, но этого мне было достаточно.
Я осторожно вернул руку на ремень ее брюк, чувствуя, как напрягаются под моей ладонью мышцы ее живота, и леденеет кожа. Медленно, ласковыми не требующими отдачи движениями, я принялся поглаживать узкую полоску кожи на самой грани спасительной одежды, расстаться с которой она так боялась. - Я не позволю им забрать тебя у меня. Они не вернутся, малыш, не думай о них. Думай только о нас. Думай о том, как я ласкаю тебя, как тебе приятно, как хорошо. Есть только сейчас. - И лишь ощутив, как расслабились ее мышцы, я подцепил пальцами застежку. - Ты так прекрасна, Джесс. Я хочу целовать тебя… всю…
С тихим шелестом разъехалась молния... и она испуганно сжала ноги. Ее рука бессознательно взметнулась, и пальцы сомкнулись на моем запястье в попытке ограничить свободу моих движений. Я не возражал, заставляя себя не торопиться, я лишь слегка касался пальцами ее шелкового белья и убеждал, уговаривал, демонстрировал, что не причиню ей вреда, и не сделаю ничего против ее воли.
Прошло довольно много времени, прежде чем рваный ритм ее сердца сменился быстрым размеренным стуком. А потом... потом ее пальцы, судорожно цеплявшиеся за мою руку, безвольно разжались, и ладонь упала на простынь. И вот я уже осторожно касаюсь ее лона, где-то чуть нажимая, где-то сдавливая, где-то просто притрагиваясь и с восторгом, ощущаю, как ее тело, наконец-то, по началу совсем чуть-чуть, а потом все больше и больше, начинает отзываться на мою ласку.
Мои губы вновь прильнули к ее губам, и на этот раз она ответила мне неожиданно страстно. И где-то на долю секунду, я вдруг услышал, увидел, почувствовал, ту прежнюю Джесс, с которой я когда-то был близок. Этого мимолетного ощущения было достаточно, чтобы мое тело отреагировало незамедлительно. Проснувшиеся желания закружили меня в водовороте чувств. И тут я совершил ошибку. Опрометчиво поверив, что она немного пришла в себя, я прижался к ней чуть крепче, позволяя ей почувствовать, что она вызывает во мне ответную страсть.
Она тут же ушла в себя и окаменела. Руки сжались в кулаки, в глазах стояли непролитые слезы. Она молча смотрела на меня, не произнося не слова.
- Джесс, в этом нет ничего плохого, - вкрадчиво заговорил я. - Да, я хочу тебя. Это естественно. Рядом со мной лежит красивая девушка с самыми потрясающими ногами, которые мне хочется гладить, с мягкими ласковыми губами, которые я хочу целовать. У неё прекрасной формы грудь, глаза необыкновенного цвета, бархатная кожа. И я хочу проникнуть в тебя, но не для того, чтобы совершить насилие, а для того, чтобы любить, долго, нежно и страстно, чтобы ты вскрикнула не от страха, а от наслаждения, чтобы ты не зажималась, а ласкала меня в ответ. Ведь я тоже горю от твоих прикосновений и мне хочется чувствовать твои руки на своём теле и губы под своими губами, - шепча эти слова, я медленно притягивал ее к себе, так, что бы она вновь ощутила мое желание.
На этот раз, почувствовав меня, она закусила губу, но не отстранилась. – Мы будем продвигаться постепенно. И лишь только тогда, когда ты будешь к этому готова, когда ты сама решишь, что настало время, мы пойдём дальше, до самого конца, Джесс. Тебе решать. Не мне. Запомни это. Все решения только за тобой.
Я перекатился на бок, не разжимая объятий. – А теперь, давай снова просто полежим.
И снова тишина окутала нас и снова она первая нарушила молчание.
- Джейк?
- Да.
- А ты ещё поцелуешь меня?
- Конечно.