Джессика

Часы в холле пробили полдень. Я отодвинула от себя недопитый стакан апельсинового сока. Любимый напиток уже давно не будил во мне аппетита. Вкус к еде, также как и к жизни, пропал безвозвратно.
На сковороде зашипел бекон, направляя в мою сторону волну характерного аромата. Я глубоко вдохнула его, но мой нос никак не отреагировал на раздражитель. Уверена, попробуй я его сейчас, он показался бы мне бумажным.
Мама возилась у плиты, одной рукой не давай бекону подгореть, второй - наливая себе кофе. Был выходной, завтрак можно было начать и попозже.
- Джесси, - не оборачиваясь начала она, я насторожилась. Это не было хорошим признаком. В последнее время она предпочитала заговаривать со мной исключительно лицом к лицу, словно бы изучая изменение моей реакции на какие либо слова. Правда, это ей редко удавалось, выражение моего лица редко изменялось. Я знала, что стала очень смурной и серьёзной, но заставить себя постоянно улыбаться через силу, изображая прежнюю Джессику, я не могла.
- Да, мам? - подбодрила я её, всё же не стоило отмалчиваться с собственной матерью.
- Я хотела спросить насчёт этого парня... Джейкоба...
Что-то внутри меня тихо щёлкнуло и болезненно сжалось. - Да, мам, а что с ним не так?
- Да, всё так, просто... ммм... в каких вы отношениях?
- Отношений нет, если ты имеешь в виду что-то большее, чем дружба, - боль усилилась, становясь практически невыносимой.
- Мне показалось...
- Тебе показалось, - раздражённо перебила я, однако, это заставило её повернуть голову в мою сторону. Наверное, она различила нотки каких-то признаков жизни в моём голосе, вот и удивилась, куда это подевался мой невыразительный тон. Я попыталась затолкать разошедшуюся боль поглубже. Сетуя, что позволила вырваться ей наружу, я подумала, что пора бы перестать сожалеть о том, что мы с Джейком не пара, и надо смириться, что нас в плане близости не связывает ничего кроме той, одной единственной ночи. Но это боль... Её я не испытывала с тех пор, как я... как меня... Изнасиловали, - поджав губы, закончила я свою мысль. Пора называть вещи своими именами. Со скрипом отодвинув стул, я вышла из-за стола. - Я пойду прогуляюсь.
- Куда? - её брови взлетели вверх. Последнюю неделю я безвылазно просидела дома без каких-либо объяснений. Несколько раз мама спрашивала про школу, но я отвечала, что беру задания на дом, уверяя, что не отстану от одноклассников. И я действительно их делала. Только я не звонила никому, я просто шла по программе дальше.
Понимая, что скрываться вечно мне не удастся, и что рано или поздно показаться в школе придётся, я пыталась сохранить остатки сознательности и, пересиливая себя, садилась за учебники.
- Куда? - ещё раз повторила она, и я поняла, что она уже некоторое время ожидает моего ответа.
- В город, по магазинам поброжу, - ляпнула я первое, что пришло в голову. А почему бы и нет, собственно говоря. Космо писал, что шопинг - лучшая терапия, вот, заодно, и проверим.
- А когда вернёшься? - немного мягче обычного уточнила она.
- Не знаю, я позвоню.
Она кивнула соглашаясь, и я направилась в свою комнату за сумочкой и верхней одеждой.
Выйдя на слегка морозный воздух, я даже не поёжилась. Холод до такой степени сковал меня изнутри, что я уже не чувствовала его внешних проявлений. До центральной улицы нашего городишки мне надо было топать минут пятнадцать. Я шла медленно, пиная попадающиеся мне на пути камушки и наблюдая, как в покрытых тончайшей коркой льда лужах отражается нависшее свинцовое небо. Возможно, будет дождь. Или снег. Дождём тут у нас точно никого не удивишь.
Внезапно, я застыла как вкопанная, мне показалось, что краешком глаза я уловила какое-то движение за деревьями. Словно что-то секундно мелькнуло среди леса и исчезло. Страх медленно и неторопливо начал свою работу, заставляя меня искать пути для отступления и бегства, нашёптывать на ухо о своей никчёмности и несоответствии с жизнью. Всё трансформировалось в одну лишь потребность - бежать... бежать не разбирая дороги.
Не приди ко мне Джейкоб несколько дней назад, я бы так и поступила, но он сделал меня чуточку сильнее, немного разумнее и гораздо смелее. Страх никуда не ушёл, просто мне удалось загнать его поглубже, перекрыть его.
- Я не параноик, - громко и отчётливо сказала я, чтобы эти озвученные слова проникли в моё сознание. В последние дни я узнала разницу между весом произнесённого слова и лёгкостью мысли. Мне надо было слышать собственный голос, чтобы успокоится.
На секунду зажмурившись, я вновь открыла глаза. Тот же пейзаж..тот же родной Форкс... никакого движения, никаких изменений, - разве, что стало чуточку потеплее.
Ускорившись, я быстро прошла вдоль ровной линии соседских домой и нырнула за угол - теперь тут по прямой почти рукой подать до центра.
На входе в супермаркет меня поджидало непредвиденное препятствие в виде пары моих одноклассников. Ну уж нет, вот с кем не хочу общаться - это с ними. Ненужные расспросы, неискреннее волнение, неподдельный интерес... Невольно поморщившись, я в шоке подумала, неужто я сама была такой всего лишь меньше месяца назад. Во мне словно бы жило два разных...совершенно разных человека... Только тот, прежний человек, прежняя я... он ушёл и никогда... никогда не вернётся.
Быстро шмыгнув в первую попавшуюся дверь, ничего больше не желая в этот момент, кроме как скрыться от любопытных взглядов и нежелательной встречи, я очутилась в салоне красоты.
Девушка с ярко-розовыми волосами и кричащим алым лаком на ногтях доброжелательно высунулась из-за стойки. - эмм... привет, чего желаете? Вы записаны? Стрижка, маникюр, солярий...?
- Нет, я не записана, но... - внезапное желание что-то в себе изменить захватило меня. Я чувствовала, что мне надо изменить себя внешне, коль уж я изменилась внутренне. - Но, если есть свободный мастер, то я...
Через полтора часа я уже выходила на улицу. Куда бы направится? Я снова посмотрела на торговый центр, расположенный через несколько домов. На входе было чисто. Никаких знакомых.
Был самый разгар дня, но небо посерело, скрыв за призрачной туманностью солнце. В атмосфере что-то неуловимо изменилось, лёд на лужах растаял, температура повысилась, ионизированные разряды проскакивали в воздухе. Переменчивая погода сделала очередной виток.
Я шагнула с тротуара на проезжую часть, когда первые капли ударились о землю. Быстро пробежав оставшееся расстояние я вошла в распахнутые двери здания. Побродив по залам, я так и не обнаружила в себе желания ничего приобрести. Было скучно, и я уже жалела, что выбралась из дома. Наверное, уже стоило возвращаться. Я уже было собиралась направится к выходу, как вдруг моё внимание привлекла девушка стоявшая у витрины с сумочками. Мне показалось, что она лишь делает вид, что разглядывает представленные модели, тогда как на самом деле взгляд её скользит по толпе, отражающейся в стекле витрины. Девушка имела немного растрёпанный вид, однако, от её фигуры так и веяло внутренней грацией, поистине королевская осанка, водопад струящихся рыжих локонов, насыщенного огненного цвета. Внезапно, она резко обернулась, и наши взгляды встретились, и я утонула в глубоких гипнотических глазах цвета выдержанного бордо.
Страх парализовал меня, и я знала, что никаким способом, ни самовнушением, ни убеждением, не смогу притушить его. Теперь я вспомнила совершенно отчётливо, вспомнила то, что уже несколько дней мне пытался подсказать собственный разум, транслируя воспоминания сквозь сны. У моего насильника были такие же глаза: широкие чёрные зрачки на фоне яркой насыщенной красным радужки.
Девушка улыбнулась мне, но в этой улыбке не было ничего приятного, ничего доброжелательного. Я почувствовала себя запуганным кроликом, на которого уставился удав. Через секунду место, где стояла та девушка, оказалось пустым, словно то, что я её видела, лишь показалось мне. Но она была там, я точно знала. Липкий страх полностью сковал меня. Куда она исчезла, да ещё так быстро? Словно какой-то фокусник щёлкнул пальцами и мираж развеялся.
Домой... как я доберусь домой? Неимоверным усилием я подняла собственную руку. Это давалось тяжело, словно бы она вмиг отяжелела до неподъёмного веса. Выудив из кармана мобильник, который плясал в ладони, так и норовя выскочить, я набрала номер единственного человека, на которого могла положиться, с которым мне было не страшно.
Телефон взяли после первого же гудка, словно бы мой звонок был ожидаем.
- Джесс? - мягкий заботливый тон немного привёл меня в чувства.
- Джейк, забери меня, пожалуйста, - почти пропищала я, чувствуя, как голос в любой момент грозится сорваться.
- Конечно, где ты.
- Я в Палладиуме... и... приезжай побыстрее.
- Я рядом и скоро буду, - успокоил он меня.
Минуты до его прихода показались мне часами. Я направилась ближе к выходу, чтобы поскорее встретить его. На улице уже во всю бушевала стихия. Я вышла в тот же самый момент, когда Джейкоб выскочил из подъехавшей машины.
Он сразу же бросился ко мне, но застыл в нерешительности, не дойдя буквально шага до меня.
- Джесс? - он в ужасе взирал на меня. - Зачем... зачем ты обстригла волосы?
Я разрыдалась, почему сейчас весь смысл заключался для меня в этом вопросе? Почему я уже жалела о своей импульсивности? Почему я отодвинула необходимость рассказать о своём воспоминании на второй план? Я смотрела на его удивлённое лицо, такое близкое и далёкое, единственное и родное одновременно. Ну, как? Как мне прожить без него дальше? Почему из всех знакомых мне людей, я первым набрала его номер?
Моя рука потянулась к волосам, пропуская сквозь пальцы уже намокшие кудри, оставшиеся от сохранившейся укладки.
- Я... я не знаю..я хочу обратно свои волосы... - слёзы душили меня, мешая говорить.
Крепко обхватив и прижав меня к себе, Джейкоб зарылся всей пятернёй в мои локоны, теперь уже свисающие всего лишь до плеч. - Не переживай, они скоро отрастут, - охрипшим голосом прошептал он.
- Джейкоб, я должна тебе кое-что рассказать, но прежде, увези меня отсюда, - наконец, справилась я с эмоциями. - и ещё... я... я не хочу домой... мне там страшно...
Мне действительно не хотелось домой, я больше не чувствовала то, что дом защищал меня. Безопасность его была под большим сомнением.
Джейкоб отстранился и на секунду задумался. - Может быть, тогда поедем ко мне?
- Я не хочу тебя стеснять... - начала я, искренне надеясь, что он не расценит мои слова, как навязчивость.
- Глупости, - одним словом он отмёл все мои возражения.
Всё ещё не выпуская меня из объятий, он развернулся к машине, из которой вышел какой-то его друг. Я тут же сжалась, готовясь к тому, что парень подойдёт к нам, и мне придётся терпеть чужое присутствие рядом. Но он всего лишь кинул Джейку ключи, и тот ловко поймал их.
Улыбнувшись мне и махнув Джейку, парень перешёл дорогу и скрылся в одном из магазинчиков.
- Это Квил, - пояснил Джейк. - Мой хороший друг. Он не опасен, не бойся, Квил хороший парень. Мы тут... ммм.. как раз собрались погулять... в городе. Видишь, как хорошо, что я оказался рядом, - Джейкоб ненавязчиво подтолкнул меня к машине. - Ладно поехали.
Я всё расскажу ему, как только мы приедем домой. Что-то подсказывало мне, что он не станет смеяться над моими страхами или крутить пальцем у виска на мои невозможные, нереальные заявления.
Пока мы не выехали из города, я вертела головой, пытаясь за стеной ливня разглядеть опасность, что, как казалось, таилась в каждом тёмном закутке.
Во что я впутываю Джейкоба? Зачем? И на каких основаниях? Кто он мне? И кто я для него?
Дождь хлестал по стёклам машины, деревья опасливо раскачивались по обеим сторонам дороги, зигзаг ярко оранжевой молнии изломал небо. А мы всё ехали и ехали, дальше от Форкса... и словно бы страхи, которые следовали за мной по пятам, остались там же, в городе.
Обернувшись я посмотрела на сосредоточенное лицо Джейка, внимательно следящего за дорогой и внезапно поняла, что почему-то не отшатнулась от него сегодня, когда он обнял меня, там, у входа... под дождём...

Джейкоб

Если и было что-то, что я почитал совершенно пустым времяпровождением, – это было приготовление домашнего задания. Но Сэм был совершенно непреклонен: все в стае должны как минимум закончить школу. Я говорю, как минимум, потому что на некоторых из нас Сэм имел далеко идущие планы. Добродушному и преданному Сету, обладающему прекрасной памятью и точными руками, предназначалось будущее врача. А Квилу, неизменно приносившему только «А» по всем предметам и умевшего убедить в своей правоте любого, предстояло стать не больше не меньше как адвокатом. И учиться, даже страшно подумать, в Гарварде, на что у Сэма была отложена, какая-то, совершенно астрономическая сумма, на которую можно было, к примеру, перестроить в резервации школу.
Но меня Бог миловал. «А» я приносил исключительно по физкультуре, да и то в те редкие дни, когда я являлся на уроки. По всем остальным предметам я имел стабильное «Б» и прилагать усилия для повышения оценок совершенно не собирался.
На это у меня были две веские причины: во-первых, 90 % предметов мне были совершенно не интересны, а тратить свое время на изучение абсолютно не интересующие меня вещи я не хотел. Во-вторых, я не собирался продолжать учиться после школы. У меня уже есть в руках совсем неплохая профессия механика. За нее хорошо платят, а самое главное, я это действительно люблю. Ну, нет для меня больше удовольствия, чем покопаться в каком-нибудь моторе, и старина мотор отвечает на мою любовь взаимностью, буквально на глазах возрождаясь из мертвых.
Иной механик, послушав, как хрипит и кашляет мотор, проведет пол дня в поисках неполадки, а мои пальцы как-то сами собой, по какому-то наитию, знают, что проверить в первую очередь.
В резервации уже давно никто не обращается в гаражи, все прямиком ко мне. А в последнее время появились и клиенты из Порт-Анджелеса.
Первым заявился этот парень, Тони, точнее даже не парень – почтенный отец большого семейства. Как и полагается почтенному отцу – он страдал одышкой, был полноват и слишком многословен.
- Слыхал я, говорят, что ты работаешь быстро, а берешь не дорого. У меня дома четыре машины. Моя - новая, и три развалюхи. Жены и двоих дочек. Уж сколько раз предлагал жене новую машину купить - уперлась. Старый конь, мол, борозды не портит. А дочкам, сам менять не хочу. В воспитательных целях. Он наставительно поднял палец вверх. Пусть поездят на том, что сами заработали, научатся деньги ценить. А то молодежь сейчас сам понимаешь...
- Понимаю, - наконец, сумел я вклиниться в его пространную речь.
- Ну, что, берешься присмотреть за моим табуном?
Он, похоже, даже не услышал двусмысленности в своих словах.
- А то у них, что ни день, что-то ломается, и я автоматически превращаюсь в извозчика на целый день.
- Берусь, - коротко ответил я.
За ним появились и другие клиенты. В конце концов, это окончательно убедило Сэма, что машины - мое призвание, и он от меня отстал.
Кстати, даже шеф Свон частенько ко мне заглядывал, да и своих сослуживцев не забывал посылать. У нас с ним установились прекрасные дружеские отношения, чего нельзя было сказать о его дочери. Беллз... Она все больше и больше отдалялась от меня. Ну, почему она выбрала именно вампира? Ну, хорошо, она выбрала его и с этим ничего нельзя поделать... пока... Но, будь у мена развязаны руки, я предупредил его, чтобы и пальцем не смел ее трогать. Это слишком опасно. И пусть наслаждались бы платонической любовью, пока не надоест. У Беллы бы быстро закончилось терпение. Я помню тот взгляд, который она кинула на меня, тогда на кухне, когда я остался практически без одежды, собираясь перевоплотиться. Хорошо помню. Но, черт возьми, он позволяет себе заходить очень далеко. В этом нет никаких сомнений, а я даже не могу переломать ему пару ребер. Просто в качестве аргумента.
Тихий треск вывел меня из состояния задумчивости. Оказывается, я сломал карандаш. Отложив в сторону обломки, я с тяжелым вздохом потянулся за ручкой.
Если я не хочу просидеть весь день дома, то пора приниматься за сочинение об Американской войне за независимость. С этой необходимостью меня примиряло лишь одно: я не слишком напрягался по поводу оценки.
Мои труды прервала требовательная трель мобильного телефона. В трубке послышался радостно возбужденный голос Эмбри.
- Привет, Джей, - я поморщился. Не люблю, когда меня так называют. - Мы вычислили одну. В Палладиуме. Явно не вегетарианка. Воняет аж за километр, но красивая… стерва. Давай, подваливай, я уже позвонил Квилу, он через пять минут будет у тебя. Я думаю, втроем мы ее сцапаем!
- Погоди, Эмбри, - перебил я его, - за что мы ее «сцапаем»? Она кого-то убила?
- Нет, - озадаченно ответил он.
- Может, она кого-то загоняет? - с надеждой спросил я.
- Да нет, - еще больше сник он.
- Да... - я забарабанил пальцами по столу, - тогда плохи наши дела, брат. Не за что нам ее задерживать. Просто проследи за ней, мы с Квилом, конечно, подъедем сейчас, но если кровопийца будет вести себя тихо, мы ничего не сможем сделать.
- Как ничего, - заорал Эмбри - а если она нападет?
- Вот тогда и вмешаемся.
- А если не нападет, что так и дадим ей уйти? - продолжал возмущаться он.
- Так и дадим, это – часть договора, – подтвердил я. – Все Эмбри, я слышу на улице Квила. Через десять минут будем. И не вздумай к ней соваться, понял?
- Пооонял, - кисло протянул Эмбри и отсоединился.
– Ну что, повеселимся? - радостно спросил Квил, перекидываясь в человека и забираясь вслед за мной в машину.
И этот туда же, - разозлился я. Можно подумать мне самому не хочется порвать вампиршу. А я вот тут сижу и вытираю сопли двум юнцам, объясняя, почему мы не можем этого сделать. Как раз по мне, блин, работка! Но ответить Квилу я не успел, меня снова перебил звонок мобильного телефона.
- Да, - прорычал я в трубку.
- И тебе привет, - ответил Сет. – Джес вышла из дома. Выглядит затравленно. Я иду за ней, - деловито сообщил он.
Черт возьми, да она просто магнит для неприятностей, раздраженно подумал я. Столько дней просидела дома, и на тебе, угораздило ее пойти погулять именно в тот день, когда прямо возле ее дома появляется вампирша. Ведь от ее дома до Палладиума рукой подать.
- Куда она направляется? - потребовал я.
- Джейк, - терпеливо ответил Сет, - я пока не умею читать мысли. Да она, похоже, и сама особо не знает куда.
- Не отставай от нее на шаг, не подпускай близко к Палладиуму, - приказал я.
- Как не подпускать? - удивился он. – Схватить за руки и держать?
Ох, елки, он прав! Как ее удержать-то?
- Ладно, - неохотно согласился я, - просто следуй за ней и держи меня в курсе. Ты кстати знаешь, что в Палладиуме обнаружили вампиршу?
- Знаю, Эмбри предупредил, - ответил он. - Не волнуйся, я иду за Джесс.
- Да не волнуюсь я, - я резко нажал кнопку «отбой». И трясет меня не от напряжения, а от предвкушения! Может, все-таки вампирша нарушит правила, и нам удастся хоть немного поквитаться с этой пародией на людей. Я с удовольствием разорву ее на части собственными руками. Хотя вампиров, конечно, лучше сжигать. Ну, сожгу то, что останется.
Я тяжело вздохнул. Не помогало. Все эти кровожадные мысли не могли вытеснить из моей головы глухого страха за Джесс. Да что со мной происходит, черт возьми?! Что бы случайная знакомая всецело завладела моим вниманием! Ну, хорошо, пусть не случайная... Пусть нас связывает еще и страшная трагедия, которую она пережила, и помощь, которую я не мог не оказать ей тогда. И все! Достаточно! Прекрати колотиться! - приказал я сорвавшемуся в галоп сердцу и с силой стиснул руль.
Больше часа мы проездили по городу почти в абсолютной тишине, изредка перекидываясь незначительными фразами. Квил, по-видимому, догадался, что ко мне лучше не лезть и сидел, тихо насвистывая себе под нос какую-то мелодию.
И в третий раз зазвенел мобильник. На дисплее высветился номер Джесс, и я похвалил себя, что записал ее номер прямо в телефон.
- Джесс? - я немедленно схватил трубку.
- Джейк, забери меня, пожалуйста, - в ее голосе слышалась такая паника, словно вампирша уже шла за ней по пятам, и она чувствовала это. Я силой сжал руль, пластик протестующе заскрипел... - Конечно, где ты?
- Я в Палладиуме...
В Палладиуме???!!! Я почувствовал, как у меня волосы встали дыбом. Мои догадки оказались не так далеки от действительности! Что если она учует запах другого вампира и заинтересуется Джесс? У этих тварей нюх не хуже, чем у волков...
- И... приезжай побыстрее, - затравленно прошептала она.
- Я рядом и скоро буду, - я вдавил педаль газа до предела. Квил осуждающе покачал головой, но промолчал. Вот и молодец, из него не только адвокат, из него, пожалуй, и дипломат неплохой получится.
- Справитесь с вампиршей одни?
- Справимся, - спокойно ответил он, не отрывая взгляда от окна. Дождь бешено лупил в лобовое стекло, и дворники с трудом справлялись с потоками воды.
Когда я подъехал к огромному, ярко освещенному зданию, Джесс стояла на улице одна, зябко кутаясь в курточку. От ее фигурки так и веяло ужасом и безысходностью.
Выскочив из машины, я бросился к ней, на ходу пытаясь сообразить, почему она так не похожа на саму себя. Да, ей плохо и страшно, да она похудела и осунулась, а ее, когда-то блестящие волосы... волосы!!!
- Джесс? - я резко остановился, словно сходу налетев на стену. - Зачем... зачем ты обстригла волосы?
- Я... я не знаю… я хочу обратно свои волосы... - слёзы покатились по ее лицу, смешиваясь с дождевыми каплями. Она выглядела такой несчастной и растерянной, и, похоже, теперь она сама не понимала, что заставило ее войти в парикмахерскую. Может быть, она хотела изменить свою жизнь и решила начать с такой вот маленькой перемены. А может, спряталась в парикмахерской от кого-то, кто напугал ее и потом, не зная, как объяснить свое поведение, села в кресло... Все может быть. Но сейчас это уже не важно. Важно лишь то, что она рыдала по своим волосам, словно по своей прошлой жизни.
Не долго думая, я сгреб ее в охапку, помня, что она может оттолкнуть меня в любой момент. Но к моему изумлению, этого не произошло.
- Не переживай, они скоро отрастут, - я зарылся пальцами в её влажные кудри.
- Джейкоб, я должна тебе кое-что рассказать, но прежде, увези меня отсюда, и ещё... я... я не хочу домой… мне там страшно...
Я понимал ее. Ни ее дом, ни ее родители не способны сейчас защитить ее от угрозы, которую она инстинктивно чувствует. Наверно, она поэтому и тянется ко мне, женским, шестым чувством понимая, что только рядом со мной она будет в безопасности.
- Может быть, тогда поедем ко мне? - осторожно предложил я.
- Я не хочу тебя стеснять... - робко ответила она.
- Глупости, - я развернул ее к машине, из которой появился Квил. Парень проявил чудеса деликатности и на протяжении последних десяти минут, делал вид, что его вообще здесь нет. Но стоило лишь ему появиться, как она тут же окаменела.
- Это Квил, - пояснил я, подхватывая на лету ключи. - Мой хороший друг. Тебе не надо его бояться. Мы тут... - я запнулся, подбирая нужные слова ... - ммм… как раз собрались погулять... в городе. Видишь, как хорошо, что я оказался рядом. Ладно, поехали.
Дождь не утихал всю дорогу к дому. Напротив он, казалось, еще больше разъярился. Ветер швырял в стекло намокшие листья и сломанные мелкие ветки. Колеса иногда буксовали, попав в особенно глубокую лужу, сосредоточенно глядя на дорогу, я размышлял о том, как вести себя с Джесс у себя дома. Сказать по правде, я несколько опасался своей собственной комнаты, боясь, что она всколыхнет в ней болезненные воспоминания...