Белла

После утреннего пикника, мы с Эдвардом решили съездить прогуляться в Порт-Анджелес. Ноги сами собой принесли нас на пристань.
Это был пустующий причал для грузовых кораблей. Вскинув руку козырьком, я всматривалась вдаль. Справа виднелись каркасы каких-то заводских зданий и конструкции погрузочных кранов, устрашающей формы. Эдвард отвлёк меня от созерцания нелепых образчиков железобетонного искусства, положив руки мне на плечи и притянув к себе. Я прижалась спиной к его каменной груди, чувствуя, как ноги становятся ватными, а по телу начинают короткими вспышками проноситься обжигающие молнии, постепенно сливаясь в одну точку, сконцентрировавшуюся внизу живота.
Его прохладные губы, прижались к моему уху, и он зашептал, посылая рой приятных мурашек вдоль моей шеи.
- Я чувствую, как меняется твоё состояние сейчас.
- Даже не знаю, Эдвард, хорошо это или плохо иметь такого догадливого парня как ты.
- Будь я простым человеком, Белла, я бы всё равно догадывался об этом, твой румянец говорит сам за себя, - снова зашептал он. – Но я не человек и чувствую, как ускоряется твоё сердцебиение, как громче шумит твоя кровь, как реагирует твоё тело на мою близость, как твой аромат насыщается новыми оттенками, я чувствую как…
Я не дала ему закончить, повернувшись в его руках и прижавшись к губам в долгом поцелуе. Его вкрадчивый голос окончательно подорвал мою сдержанность, я вцепилась в его куртку, пытаясь сохранить равновесие. Одна рука Эдварда легла мне на бедро, другая на затылок, язык настойчиво и требовательно проник за линию моих губ. И я впустила его, покоряясь и раскрываясь, в свою очередь, требуя полной отдачи. Сердце забилось резкими толчками. Рука Эдварда скользнула к моей груди, лаская её с неторопливой тщательностью, нежно сжимая, доводя меня почти до полной потери рассудка. Эдвард застонал, плотнее прижимаясь ко мне, давая почувствовать всю силу желания своего возбуждённого тела. Руки непроизвольно разжались и заскользили по его груди, проникая за ворот рубашки, расстёгивая пару пуговиц и гладя бархатную прохладную кожу. Неспешность исчезла. Теперь уже его язык резкими движениями проникал в мой рот, доказывая своё превосходство. Удары сердца, отбивающего безумный ритм, отзывались во всём теле, задавая ритм моим собственным лихорадочным движениям.
Опьянённая бурным поцелуем, я не сразу поняла, что Эдвард начал отстранятся. Я открыла глаза, пытаясь сфокусировать взгляд на его озадаченном раздражённом лице.
- Да, что он вообще себе позволяет? – прошептал он, словно обращаясь к самому себе.
Эдвард окончательно отпустил меня и, шагнув, загородил собой. Всё ещё находясь под влиянием дурмана от поцелуя, я пыталась собрать воедино собственные чувства, вернуться с небес на землю, к нежеланной реальности. Через пару секунд на пристань вылетел тот, кого я меньше всего ожидала увидеть.
- Отойди от неё, - зло выплюнул Джейкоб. – Сейчас же.
Он был в одних помятых шортах, мускулы на обнажённой груди напряглись, руки сжались в кулаки, тело затряслось как в лихорадке. Губы побелели – так сильно сжал он их.
- И тебе привет, пёс, - процедил сквозь зубы Эдвард. – Ты пришёл не по адресу.
Джейкоб издал утробный рык, зародившейся в глубине его широкой груди, он с рокотом вырвался наружу. Получилось весьма устрашающе: так, что я задрожала.
- Уходи! Не видишь, ты пугаешь Беллу, - взвился Эдвард.
- Сначала я закончу с тобой.
- Нет, - выкрикнула я, порываясь выбежать из-за спины Эдварда, но он мягко, но неуклонно, подтолкнул меня обратно, предупредительно шепнув, чтоб я не двигалась.
Я мотнула головой и вновь попыталась высунуться из-за его плеча. – Джейкоб, что ты такое говоришь!?
- Он хочет обвинить меня и мою семью в том, что мы не совершали, - ответил за него Эдвард. Он произнёс это совершенно спокойно, сдержанно складывая руки на груди. Неподвижный как статуя, он напрягся, готовясь в случае надобности защитить меня.
От кого? От моего друга? От Джейкоба?
- Как она? - спросил Эдвард.
- Как она!? - воскликнул Джейкоб, сжимая кулаки. - Паршиво! И ты ещё спрашиваешь!? Вы нарушили договор! И обязаны отвечать за свои действия!
- Мы. Не. Нарушали. Договор, - разделяя слова, отпечатал Эдвард. – Кто бы это ни сделал - это были не мы.
- Ложь, - взвился Джейкоб, в один прыжок, сокращая расстояние между ним и Эдвардом.
Я тихонько ахнула за спиной Эдварда, прижав руку ко рту, чувствуя, как тошнота подступает к горлу. Я совершенно не понимала, о чём они говорят, но в данный момент это волновало меня в последнюю очередь. Только бы дело не дошло до драки, только бы они сдержались, - пронеслось в моей голове. Грудь пронзила тупая глухая боль, когда весь ужас происходящего дошёл до меня. И его последствия. Непонимание и неверие. Я боялась за Эдварда, я боялась за Джейкоба. Я знала, на что способен Эдвард, я знала, как импульсивен Джейкоб.
Резкий порыв ветра, налетевшего со стороны моря, толкнул меня в спину. Я сделала шаг и положила руки на широкие плечи Эдварда, который к тому времени уже успел принять оборонительную позицию, готовясь к атаке Джейкоба. Моё прикосновение в одно мгновение вернуло его к действительности. Напряжение, сковавшее его тело, внезапно покинуло его, вернув его во всё ту же обманчиво-ленивую позу. Я могла представить, как внимательно он наблюдает за Джейкобом, готовый в любой момент отразить его нападение, если тот, поддавшись импульсу, рискнёт атаковать.
Я медленно приблизилась и встала между ними, разведя руки в стороны, прикасаясь к ним, в попытке оттолкнуть их друг от друга. Под левой рукой была безмолвная, гранитная ледяная скала, не поддающаяся моим усилиям, под левой – горел огонь, сердце в нереальном пронзительном ритме рвалось из груди, словно бы билось в мою раскрытую ладонь. Я глубоко вздохнула от ощутимого контраста.
- Хватит, - снова повторила я. – Это недоразумение.
Парни, всё ещё прищурившись, смотрели друг на друга, но, видимо, желание вступить в драку, если не пропало вовсе, то хотя бы отступило на второй план.
Первым отступил Эдвард. Он выпрямился и сделал шаг назад, крепко обхватывая меня за запястье, и потянул за собой. Его рука как железный обруч обвилась вокруг моих плеч, заявляя свои права на меня, он холодно, но с вызовом продолжал смотреть на Джейкоба.
- Это дело рук вампира, - нарушил тишину Джейкоб. – Там всё вокруг пропахло вашим запахом.
- Если это и так, то он не из нашей семьи. Мы не нарушали договора, - снова повторил Эдвард. – Есть и другие. И иногда они появляются. Мне искренне жаль.
Некоторое время они смотрели друг на друга, словно между ними шёл безмолвный диалог, затем Эдвард еле заметно кивнул и Джейкоб отступил назад и напоследок бросил. - Ещё поговорим. Не здесь и не сейчас. Позже.
Замерев, я наблюдала, как за углом здания исчезает фигура удаляющегося Джейкоба.
Я не догадывалась, что меня бьёт мелкая дрожь, пока руки Эдварда, обхватив, не притянули меня ближе, а тихий вкрадчивый голос не прошептал на ухо: Шшш… успокойся, он ушёл…
Я медленно развернулась в его руках, рассматривая спокойное лицо, лишь глаза выдавали его с головой. В их глубине застыла непоколебимая решимость, янтарь потемнел до цвета охры, впервые я разглядела в них что-то похожее на безжалостность, рождённую желанием защитить.
- Эдвард, я не хочу никаких «поговорим потом», понимаешь?
Эдвард улыбнулся краешком губ, при этом глаза его немигающее смотрели на то здание, за которым скрылся Джейкоб, выражение их ни капли не изменилось.
- Понимаешь, - вернул он мне мои слова, - кое-что произошло, и квилеты предполагают, что это сделал кто-то из моей семьи, и мне надо будет приложить всё своё обаяние и весь дипломатический дар, чтобы убедить их в обратном.
- О ком вы говорили? Кто это "она"? - задала я вопрос.
Эдвард покачал головой. - Я пока не могу тебе ничего сказать, ты потом всё сама узнаешь.
На этих словах он шагнул вперёд, увлекая меня за собой к выходу с территории порта. Тусклое солнце за дымкой облаков последний раз мигнуло и скрылось за горизонтом, словно бы подводя черту в нашем разговоре.

Эдвард

Ближе к вечеру мы поехали прогуляться по причалу в Порт-Анджелесе. Было что-то необыкновенно умиротворяющее в неспешной прогулке по пристани. В запахе моря, шуме чаек, тихой музыке, льющейся из открытых дверей, прибрежных ресторанчиков. Мне показалось, что я вернулся в Чикаго, в свою юность. Еще чуть-чуть и я услышу перестук конки, и дамы в длинных платьях медленно проплывут по направлению к летним столикам кофеен.
А мы все шли, шли, причалы вокруг нас пустели, все меньше людей попадалось нам на пути. Но нам это не мешало. Мы ни о чем не разговаривали, да и в этом не было необходимости, наши пальцы, переплетенные вместе, разговаривали за нас. Наконец, я почувствовал, что Белла устала. Нет, она не говорила мне об этом. Я просто знал, что это так. Мы остановились в совершенно пустынном месте, по всей видимости, в эту часть порта корабли заходили крайне редко. Я кинул взгляд на мутную воду. Вероятнее всего, здесь слишком мелко для больших судов, а для маленьких кораблей есть несколько хорошо оборудованных причалов несколькими десятками миль выше.
Белла облокотилась на перила, не вызывающие во мне ровным счетом никакого доверия. Я немедленно обнял ее сзади за талию и привлек к себе, хоть на немного отдаляя от парапета, который мне совсем не нравился.
Там мы и стояли несколько секунд, думая каждый о своем, а потом вдруг во мне родилось какое-то совсем новое чувство, названия которому я не знал. Это была какая-то тоска по близости, словно я не целовал ее уже сто лет и очень соскучился. Я понимал, что хочу ее до безумия, как будто прошла целая вечность с того момента, как мы были наедине в спальне. Как будто моим пальцам жизненно важно прикоснуться к ней сейчас, а губам, просто необходимо ощутить ее тепло.
И, словно в ответ на мои чувства, я услышал, как заколотилось ее сердце, как кровь забурлила в венах, изменилось дыхание. Я крепче притянул ее к себе, позволяя ей почувствовать всю силу моего желания сквозь тонкую ткань одежды. Она откинула голову мне на плечо, и аромат, окутавший меня, стал таким же восхитительно терпким, как и в минуты близости.
Я приблизил губы к ее шее, так близко, что бы она могла ощущать холод моей кожи, но, не касаясь ее, медленно прошелся на этом расстоянии до ее ушка и прошептал. - Я чувствую, как меняется твоё состояние сейчас.
Ее дыхание стало еще быстрее, а жар, исходящий от ее тела, уже начал обжигать меня. Она вцепилась руками в холодный металл перил.
- Даже не знаю, Эдвард, хорошо это или плохо иметь такого догадливого парня как ты, - прошептала, не оборачиваясь.
- Будь я простым человеком, Белла, я бы всё равно догадывался об этом: твой румянец говорит сам за себя.
Моя рука легко скользнула на ее бедро, и я почувствовал, что она задохнулась.
- Но я не человек и слышу, как ускоряется твоё сердцебиение, как громче шумит твоя кровь, как реагирует твоё тело на мою близость, как твой аромат насыщается новыми оттенками, я чувствую как…
Она развернулась ко мне, ее губы накрыли мои. Горячий язык скользнул мне в рот, и на этот раз я не сдерживал себя. Желание взорвалось во мне с новой силой, и вот мой язык уже сплетается с ее, голова кружится от восторга и возбуждения. Моя рука сама потянулась к ее груди. Нащупав нежный сосок, я сжал его пальцами, и, кажется, сам застонал в ответ на ее стон. Ее тонкие пальцы прикоснулись к моей груди, лаская душу сквозь тонкую ткань рубашки. Что-то неуловимо изменилось. Наши движения из ласково-томных превратились в нетерпеливо-лихорадочные, мой язык проникал в ее рот ритмично и быстро, и она с восторгом принимала его, так словно...
Отвратительный запах волка выдернул меня из небытия, безжалостно возвращая на землю. Мое тело отреагировало на опасность быстрее, чем я понял что происходит. Черт возьми, я не могу целовать ее, когда мой организм перестраивается на драку, в этот момент во мне остается совсем мало от человека.
Джейкоб Блэк, этот парень просто рожден, чтобы испытывать мое терпение.
- Да, что он вообще себе позволяет? - прошептал я, отстраняясь от Беллы и перемещая ее себе за спину.
Волк уже стоял напротив нас, его лицо было искажено от гнева, так словно это я помешал ему, а не он мне.
- Отойди от неё. Сейчас же.
Ох, мальчишка сейчас нарвется, - неимоверным усилием воли я держал себя в руках.
- И тебе привет, пёс. Ты пришёл не по адресу, - бросил я, и тогда щенок зарычал, воздух вокруг него начал плавиться, словно он готов перекинуться. Я четко ощутил, как Беллу за моей спиной забила нервная дрожь.
- Сначала я закончу с тобой, - это прозвучало так многообещающе, что я даже обрадовался. Но тут в его мозгу замелькали образы, заставившие меня застыть в оцепенении. Джессика, Беллина подруга. Прочитав в его мыслях все, я почувствовал, как волосы на затылке становятся дыбом.
Став вампиром, я довольно быстро перестал причислять себя к человеческому роду - это дало мне возможность смотреть на людей со стороны, и я не переставал удивляться, как далеко зашел этот подвид в уничтожении и унижении себе подобных. Люди изобретали тысячи способов убийства, превратив это в науку, и это не могло не ужасать своей масштабностью. И все равно среди всего этого ада не было ничего непростительнее насилия над женщиной.
Я уже был готов простить мальчишке вспышку его гнева, все-таки он уехал с этой девушкой из кинотеатра пару дней назад, и хотя я точно знал, что между ними не было ничего кроме одной ночи, быть может, он чувствует какую-то меру ответственности за нее. Нет ничего удивительного, что он взбешен. Я бы на его месте...
Хотя я даже и думать не хочу, что сделал бы, окажись на его месте. Картинка в голове Джейка изменилась, и я понял причину его поведения. Это сделал вампир! Удивительно, что она вообще осталась жива. И он обвинял в этом мою семью! Меня передернуло. Да как он смеет!
– Джейкоб, что ты такое говоришь!? - прервала Белла наш безмолвный диалог, делая шаг из-за моей спины. Я настойчиво вернул ее обратно.
- Он хочет обвинить меня и мою семью в том, чего мы не совершали, - я заставил свой голос звучать спокойно. Джейк просто не в себе, и это можно понять. - Как она? - добавил я.
- Как она!? - Джейкобу явно стоило поработать над своим самообладанием. - Паршиво! И ты ещё спрашиваешь!? Вы нарушили договор! И обязаны отвечать за свои действия!
- Мы. Не. Нарушали. Договор. Кто бы это ни сделал, это были не мы.
- Ложь, - волк взвился в воздух, одним прыжком приближаясь ко мне с Беллой на непозволительно близкое расстояние.
Мое тело напряглось, поддаваясь восторгу близкой драки. По-моему, убить его, было бы наилучшим решением, - коварно шепнул вампир внутри меня, и я уже, было, готов был с ним согласиться, когда почувствовал сзади прикосновение ее ладоней. Этот простой жест отрезвил меня. Хорош бы я был, если бы перебил хребет Беллиному лучшему другу прямо у нее на глазах.
Ну да, - согласился вампир во мне, - это вполне можно сделать и без свидетелей. Ничего подобного, - возразил я сам себе. - Щенок - ее лучший друг, и даже моя глубокая неприязнь к нему не в силах изменить этого факта.
Словно бы подтверждая мои слова, Белла снова шагнула из-за моей спины и встала между нами. Одной рукой она прикоснулась к моей груди, другой попыталась оттолкнуть Джейкоба. Она словно защищала его от меня и меня от него.
- Хватит, - громко повторила она. – Это недоразумение.
Усилием воли я заставил свое тело расслабиться и, обхватив ее за плечи, сделал шаг назад. Я не отрывал взгляд от Джейкоба, на случай если он все-таки не сможет совладать с собой и перекинется. Тишина вокруг нас звенела от напряжения.
- Это дело рук вампира. Там всё вокруг пропахло вашим запахом,- процедил волк сквозь зубы.
- Если это и так, то он не из нашей семьи. Мы не нарушали договора. Есть и другие. И иногда они появляются. Мне искренне жаль.
Мне действительно было жаль, безумно жаль Джессику. Это жестокий удар, после которого, крайне трудно оправиться.
- Даже если он не из вашей семьи, - прозвучал в моей голове голос Джейка, - это все равно не снимает с вас ответственности. Он вампир. Сэм хочет встретиться. Сегодня ночью. На поляне.
Что ж, это логично и справедливо. Я кивнул ему, давая понять, что передам его послание Карлайлу и семье.
- Ещё поговорим. Не здесь и не сейчас. Позже, - бросил он, поворачиваясь к нам спиной и направляясь куда-то вглубь порта.
Да, парню не мешало бы поучиться хорошим манерам. Он забывает не только поздороваться, но и попрощаться. Я перевел взгляд на Беллу. Она выглядела бледной и очень напуганной. Чувство вины на себя и злости на волка охватило меня. Ну, как я мог мечтать о драке с ним при ней, если ее пугает даже небольшая перепалка. А он тоже хорош, устраивать разборки в ее присутствии.
На какую то долю секунды я почувствовал укол ревности. А вдруг она испугалась за него? За то, что я причиню ему вред. Весьма резонно, кстати, сказать, испугалась. Но я тут же с негодованием отверг эту мысль. После того, что произошло буквально вчера, ревновать ее к Джейку просто смешно.
- Шшш… успокойся, он ушёл… - успокаивающе прошептал я.
Она развернулась в моих объятьях и устремила на меня взгляд своих необыкновенных глаз.
- Эдвард, я не хочу никаких «поговорим потом», понимаешь?
Понимаю, - невесело подумал я. И еще я понимаю, что твоя подруга находится сейчас в крайне тяжелой ситуации, и ей нужна вся возможная помощь. Но с другой стороны, я не могу принимать за нее подобных решений. Если Джессика захочет, она сама расскажет все тому, кому посчитает нужным.
- Понимаешь, - мне пришлось тщательно подбирать слова, - кое-что произошло, и квилеты предполагают, что это сделал кто-то из моей семьи, и мне надо будет приложить всё своё обаяние и весь дипломатический дар, чтобы убедить их в обратном.
- О ком вы говорили? Кто это "она"? - задала она вполне логичный вопрос.
Я отрицательно покачал головой, увлекая ее к выходу с порта. - Я пока не могу тебе ничего сказать, ты потом всё сама узнаешь.
В этот момент, меня занимала только одна мысль: чужой вампир в Форксе, не просто не вегетарианец, а еще и обладатель ярко выраженных садистских наклонностей. Как же мне уберечь от него Беллу?

***
На залитой лунным светом поляне царил мир и спокойствие. Ветви старых деревьев тихо шелестели на ветру. Где-то вдалеке прокричала и замолкла птица. Пахло мокрой землей и дождем. На луну набежали облака, и все вокруг на несколько минут погрузилось в полумрак. Но даже при ярком лунном свете человеческий глаз не смог бы уловить стремительных движений среди веток. Когда луна выглянула вновь, незримый наблюдатель вздрогнул бы от неожиданности. На открытом пространстве друг к другу медленно приближались вампиры и волки. Со стороны это было похоже на фильм ужасов. Ни одна ветка не скрипнула под их ногами, ни один лист не зашуршал. И те, и другие двигались совершенно бесшумно.
Наконец, Карлайл остановился на расстоянии вытянутой руки от Сэма. Сэм был единственным, кто пришел в человеческом обличии. Это хорошо, значит, на сегодня я освобожден от роли переводчика.
- Здравствуй Сэм, мир твоей стае, - на индейский манер поздоровался отец.
- Мир и твоей семье, - в тон ему ответил Сэм, и я точно знал, что он не лукавит. Сэм действительно, в отличие от многих в его стае, не питал ненависти к нашей семье.
- Я сожалею о том, что произошло, - продолжил отец. - Но могу заверить тебя - моя семья не имеет к этому отношения. Среди нас нет того, кого вы ищете.
- Спасибо, Карлайл, - начал, было, Сэм, но Карлайл поднял руку, показывая, что он еще не закончил. - Я знаю, что среди вас есть волк, который знает запах преступника, я хотел бы, что бы он проверил и подтвердил правдивость моих слов.
- В этом нет необходимости, - ответил Сэм. Но это было бы очень кстати, - добавил он мысленно.
Отец не обладал способностью читать мысли, но за долгие годы он научился читать по лицам.
- Я знаю, спокойно согласился он. Слово Карлайла Каллена никогда не подвергалось сомнению квилетами, ибо я никогда не давал для этого повода, и все же, позволь мне настоять на своем. Я хочу, чтобы в этом убедились все члены стаи.
Сэм коротко кивнул и в круг света вступил самый маленький волк. Он медленно подошел к нам и обнюхал мои ноги, потом направился к Розали. Все сносили это неприятную процедуру по-разному. Карлайл и Эсме были совершенно спокойны. На лице Джаспера отразилось выражение вселенского презрения, вот уж действительно, волченок ему не соперник, стоит ли обращать внимание на щенка. Розали прибывала в холодном бешенстве. Ее брови сошлись к переносице, ноздри хищно раздувались. Элис была раздражена. Зато Эммет... Эммет в предвкушении настоящей драки, пусть не с волками, так хоть с чужим вампиром, веселился во всю. Как только к его ногам приблизился нос Сета, он вдруг резко топнул каблуком. От неожиданности, молодой волчонок отлетел в сторону и оскалился.
- Извините, - Эммет направил на Сэма безмятежный взгляд. - Муравей на ботинок заполз.
- Эммет, - Элис возмущенно дернула его за рукав, хотя сама еле сдерживалась, чтобы не расхохотаться.
- А что, - обиделся Эммет, - ты же мне их только вчера купила...Сама же потом по шее и надаёшь...
Да он же просто издевается, - услышал я полные негодования мысли Джейка, и в ту же минуту в небо взметнулся властный голос Альфы.
- Джейк остановись! - и огромный черный волк, перекувырнувшись в воздухе, приземлился на землю буквально в метре от нас. Его глаза метали молнии.
- Эммет, немедленно прекрати, - приказал Карлайл, и брат застыл как вкопанный. - Я прошу прощения, Сет, пожалуйста, продолжай.
Через несколько минут, все закончилось. Сет вернулся к стае. Теперь все совершенно уверены, что среди нас нет насильника. И все же мне очень хотелось бы поучаствовать в поимке ублюдка. Сам бы лично с удовольствием разорвал бы его на части, да и братья, я думаю, не отказались бы... Хотя, нет, это, пожалуй, было бы слишком гуманно, для такого подонка.
Лучше было бы предоставить Роуз с Элис разобраться, даже подумать страшно, что бы они с ним сделали.
- Каралайл, я надеюсь, что ты и твоя семья понимаете, что после того, что произошло, этот вампир не находится более под защитой договора между нашими семьями.
- Понимаем и принимаем, - ответил Карлайл, - более того - он никогда не был нашем гостем и не имеет никакого отношения к моей семье.
- В таком случае, беру в свидетели свою стаю и заявляю: Квилеты желают для него смерти.
- Я беру в свидетели свою семью и отвечаю: Каллены не имеют никаких возражений.
Сэм медленно отступил назад к стае. - Мы уходим с миром, как и пришли.
- Погоди, Альфа, - остановил его отец. - Этот вампир своими действиями нанес оскорбление моей семье. Он нарушил не только ваши территориальные права, но и наши. Семьи вампиров, тем более, такие как моя, очень большая редкость. О нас и нашем местонахождении знают почти все, даже кочевники. Он не только не пришел в мой дом, не только позволил себе охотиться на земле запретной для охоты, он еще и сделал то, что невозможно простить ни вампирам, ни людям. Я и моя семья желаем принять участие в охоте на преступника.
Огромный, коричнево-рыжий волк взметнулся в воздух и очутился рядом с Сэмом.
Шерсть на его загривке встала дыбом. Из горла вырывалось непрерывное рычание, хвост хлестал по земле.
- Джейк, он прав, - осадил его Сэм. - Это не твоя личная вендетта. Вернись ко всем.
Джейк метнул на нас взгляд полный ненависти, но не двинулся с места.
- Вернись, - громче повторил Сэм, в его голосе послышались угрожающие нотки. Джейк продолжал стоять, где стоял.
- Не надо, Сэм, - остановил его Карлайл. Он имеет право на эту ненависть.
Сэм бросил разгневанный взгляд на Джейка. Парень вспыльчив и непокорен. Но он - лучший боец, и он действительно имеет право на эту ненависть. Ломать его при всей стае и вампирах - пустое дело. Поговорю с ним потом: один на один. Заодно и пару костей переломаю, чтобы не повадно было, впредь.
Он снова повернулся к отцу.
- Твоя просьба принимается, Карлайл. Я пришлю к тебе одного из волков, чтобы скоординировать наши действия.
- Благодарю, Сэм.
- Я не стану желать тебе доброй ночи, вампир, - улыбнулся Сэм, во второй раз, отступая в темноту.
- И я не стану желать тебе доброй ночи, волк, - на этот раз Карлайл последовал его примеру.
Через несколько минут на поляне остались лишь тени деревьев, да холодный ночной туман.