Джейк

День не задался с самого утра. Мало того, что мне пришлось везти Лию в соседнюю резервацию, и она здорово достала меня по дороге туда, по дороге обратно сломался байк, и мне пришлось нести его на себе, выслушивая Лиино нытье. Она то сообщала мне, что устала, то громко сожалела, что не поехала на автобусе, то принималась награждать меня различными эпитетами, самым мягким из которых был "босой башмачник". Вообщем, к тому времени, как я вернулся домой, я уже был порядком взбешен. Вообще мое настроение после вчерашнего разговора с Беллой, трудно было назвать радужным. Но сестрица Сета, позаботилась о том, чтобы оно у меня испортилось окончательно.
Я сидел и методично разбирал коробку передач, пытаясь найти поломку. Неуверенные шаги я услышал задолго до того, как в проеме двери появилась женская фигура. Я обернулся, на пороге стояла Джессика.
Ну, это вообще, ни в какие ворота не лезет. Еще не хватало, чтобы подружки на одну ночь являлись искать меня здесь!
- Я тебя не звал, - грубо сказал я и вернулся к разборке мотоцикла. Джессика не двинулась с места.
Да, как говорит отец, одним достаточно указать на дверь, а другим еще и приходится помогать повернуться. Я тяжело вздохнул. Разборки с Джессикой никак не входили в мои планы. Хватит и того, что Белла считает меня полным подонком, и она играет в этом не последнюю роль. Знал бы, пальцем к ней не притронулся.
- Убирайся, - попробовал я еще раз. Никакой реакции.
Зато я почувствовал ее запах, он был каким-то очень странным, словно она только что занималась любовью. Ну и какое мне до этого дело. Я вернулся к полуразобранному мотоциклу.
Занималась или только хотела заняться? Вот тут я разозлился по настоящему. Ей одной ночи было мало? Пришла за добавкой? Ну, сейчас я ей устрою. В мгновение ока я оказался рядом с ней и, втащив ее в гараж, ногой захлопнул дверь.
Презрительно бросил. – Явилась за очередной порцией? Отлично. Становись на колени и начинай.
Я не поверил своим глазам, она послушно опустилась на колени и застыла.
- Ну и чего же ты медлишь? Приступай! - велел я, расстегивая ремень.
И тут она подняла на меня лицо, и я буквально остолбенел. В ее глазах застыли непролитые слезы и какой-то первобытный ужас. Как же я сразу не заметил, в каком она состоянии. Я так привык что в моей жизни все хуже некуда, что мысль о том, что кому-то может быть хуже, чем мне, даже не пришла в голову. А ведь Джесс плохо, очень плохо... Только тут я заметил синяки на ее руках и шее. Ты идиот, Джейк! - обругал я себя, опускаясь рядом с ней на колени, заглядывая ее в лицо.
- Джесс, Джесс, что случилось?
Ни слова в ответ. Словно она тут и не тут одновременно. Да она же просто в шоке, догадался я.
- Джесс, девочка, ты меня слышишь? - я схватил ее за плечи и легонько потряс. Она кивнула. Ну, слава Богу, хоть какая то реакция. - Тебя кто-то обидел? - снова глухая стена и пустой взгляд. Ни слова, ни кивка головы.
Да, так дело не пойдет. Как вывести человека из шока? Понятия не имею, но наверно, холодный душ может быть не плохим вариантом.
- Джессика, пойдем в дом, - как можно ласковее произнес я, - хорошо?
Снова молчаливый кивок. Я встал и, протянув руку, помог ей подняться. Она пошла за мной, переставляя ноги, словно механическая кукла. Я привел ее в свою комнату. Значит душ... Ее надо раздеть. Судя по всему, сейчас я не смогу добиться от нее никакого самостоятельного действия, мои слова с большим трудом проникают в ее сознание. Хорошо, раздену ее сам. Я протянул руку, чтобы расстегнуть пуговицу на ее кофте. Она отшатнулась от меня и испуганно замотала головой.
- Джесс, ты чего? - удивился я. - Что такое? - Лишь затравленный взгляд в ответ. Ну не тащить же ее в душ в одежде, придется уговаривать. - Детка, не бойся, я ничего не сделаю, я обещаю тебе, хорошо?
Ее рука, судорожно сжимавшая верхние пуговицы кофты, медленно опустилась.
- Вот так, умница. Тебе нужно искупаться, для этого следует снять одежду, - отчетливо проговаривая каждое слово, произнес я. - Я помогу тебе. Не надо меня бояться. Все будет в порядке. Я не причиню тебе вреда... Продолжая шептать ей эти слова, я медленно расстегивал пуговицы на кофте, стягивал с нее джинсы. Белья на ней не оказалось вовсе. Но это было не то, что повергло меня в шок. В шок повергли меня синяки по всему телу и отвратительный запах вампира исходящий от нее? И как я раньше не почувствовал его? Наверно с начала был слишком взбешен, а потом уже было не до этого.
Вампир? Ее касался вампир? Я почувствовал, как зашевелились волосы у меня на затылке. Эта девушка уже давно должна была быть мертва, это просто чудо, что она здесь, рядом со мной, жива и невредима. Хотя насчет невредима, не уверен, совсем не уверен.
Подхватив ее на руки - она показалась мне такой легкой, - я понес ее в ванную комнату. Поставив под душ, включил холодную воду. Она моментально покрылась гусиной кожей и задрожала, но даже не делала попыток увернуться от ледяных струй. Просто стояла, словно неживая, руки безжизненно повисли по бокам.
Дааа, плохо дело, - подумал я. - Душ не помогает. Нужно вынимать ее, пока она не замерзла окончательно.
Я вытащил из шкафчика полотенце, и развернул его. Оно оказалось слишком маленьким, и я раздраженно бросил его на пол. Вскоре к нему присоединилось второе и третье. Все они были слишком маленькими. Обычно после душа я не вытираюсь, а лишь обворачиваю полотенцем бедра, но такой вариант совершенно не походит для девушки. Я бросил бесплодные попытки найти подходящее полотенце и метнулся в свою комнату. Вытащив из шкафа простынь, я вернулся в душевую. Она смотрела в одну точку, сиротливо обхватив себя руками за плечи.
Я протянул к ней руку, предлагая выйти из душевой кабины. Она отпрянула от меня и прижалась спиной к стене, словно боясь, что у нее подкосятся ноги, и она сейчас упадет. Я почти физически ощутил ее панику и боль.
- Джессика, я не хочу, чтобы ты думала о том, что от меня исходит опасность и угроза, я просто хочу обнять тебя. Позволь мне обнять тебя, вот так, - я завернул ее в простынь и принес в комнату. На секунду застыл в растерянности, совершенно не зная, что делать дальше. Сел в кресло и, прижав ее к себе, принялся согревать теплом своего тела и баюкать, словно ребенка. - Что произошло Джесс? - попробовал я еще раз.
И тут внезапно ее прорвало. Сначала из ее глаз хлынули слезы сплошным потоком, а потом… потом она заговорила: быстро, сбиваясь, глотая слезы, задыхаясь от рыданий.
Страшнее этого я не слышал ничего в своей жизни.
- Моя машина сломалась на шоссе. Я возвращалась из Порт Анджелеса. А она вдруг заглохла. Я... я... я вообще не разбираюсь... не смогла понять, в чём дело... я вышла на дорогу, откинула капот. Я подумала, может, кто-нибудь будет проезжать мимо и остановится помочь мне, но там... на шоссе... больше никого не было... как мне показалось... вначале.
Мне хотелось остановить ее, прекратить этот поток кошмара, но я не мог позволить себе этого. Она должна выговориться, выплеснуть наружу весь ужас, который ей пришлось пережить.
- Он стоял в тени деревьев, я не могла, как следует разглядеть его, но этого и не требовалось - мне уже тогда стало страшно. Он унёс меня далеко в лес... я пыталась убежать, правда, пыталась... но каждый раз он возвращал меня обратно...
Я почувствовал, как заскрежетала моя челюсть. Ее трясло, словно в лихорадке. Я боялся притянуть ее к себе еще ближе, чтобы не причинить боль и лишь тихонько поглаживал ее сотрясающиеся в рыдания плечи. Она подняла на меня глаза и выдохнула.
- Он словно играл со мной! - потом снова повторила, словно бы обращаясь к самой себе, - играл со мной… А потом он… потом он… - она захлебнулась и прижала руки ко рту. -Он… Он... - выговорить она не могла.
Холодный липкий страх затопил меня, когда я понял, что сделал с ней подонок. Кем нужно быть, что бы надругаться над женщиной? Нелюдем! Все они нелюди! Нежисть отнимающая жизнь у других, для того, чтобы продлить свое отвратительное существование. Конечно, кровь жертвы слаще после секса... Твари! Они не перед чем не останавливаются, чтобы удовлетворить свои инстинкты. Белла еще утверждает, что оборотни не менее опасны. Ха, мы не нападаем на людей и не насилуем свои жертвы. Мне было больно даже представить то, о чем говорила Джесс. А она пережила это.
- Я понял-понял детка, не надо, не говори, - я покрепче прижал ее к себе.
Она обвила мою шею руками. Было в этом жесте столько доверия, что я растерялся. Оттолкнуть ее сейчас было бы равносильно ударить лежачего или добить раненного. Я опустил лицо в ее волосы, изо всех сил жалея, что не могу хоть часть ее боли взять на себя. Единственное что я могу, это побыть рядом, выслушать ее.
- О, Джейк, в моей голове тогда вертелось лишь то, что он убьёт меня. И тогда, словно отвечая на мой панический вопрос, незнакомец ответил, что сегодня не мой день… и сказал: Да ты не ошиблась, я убью тебя… А когда я взмолилась, чтобы он не тянул и сделал это как можно быстрее, он рассмеялся так, что всё внутри у меня похолодело окончательно и ответил, что не будет сразу меня убивать. Я просила: Почему? И тогда он сказал: Потому что прежде, чем убью, я тебя трахну.
Мои пальцы непроизвольно сжались в кулаки. Убью подонка, пронеслось в голове, убью, и никакой договор меня не остановит!
– Мне было очень больно, затем мне стало… всё равно.
- Джесс, хватит, не думай об этом, - я все-таки попытался прервать поток ее воспоминаний. Я был совершенно уверен, что это ей лучше не вспоминать. Но продолжила шептать, хотя теперь ее шепот, скорее походил на шелест...
- Внезапно всё закончилось. Не знаю, сколько я пролежала там, в оцепенении, не способная двигаться. Каким-то чудом я вышла к резервации... я... я... не знала к кому мне пойти....
Она опять задохнулась от рыданий.
- Тихо-тихо, всё правильно. Ты умница, что пришла ко мне, - успокаивающе зашептал я, гладя ее по голове.
- Я так обрадовалась, когда увидела тебя, а ты… ты…
- ...повёл себя как полнейший кретин, прости, я был неправ, я не хотел тебя обидеть, - взмолился я.
Поступил как последний идиот и эгоист, - добавил я про себя, - решил, что девушка явилась сюда исключительно из-за твоих сексуальных феерических возможностей, самовлюбленный осел!
- Я знаю, Джейк, это больше не важно, - прошептала она, крепче прижимаясь ко мне и закрывая глаза.
- Вот и прекрасно, поспи немного у меня на руках, - произнес я и неожиданно сам для себя добавил, - хорошая моя...
Она все еще дрожала, лежа у меня на руках. Из-под закрытых ресниц то и дело катились слезы.
- Ничего не бойся, - зашептал я, гладя ее по голове. - Я здесь, я рядом и я никому не дам тебя в обиду. Я обещаю тебе. Все будет хорошо. Ты отдохнешь, а потом я отвезу тебя домой. Но это будет потом, не сейчас. А сейчас попытайся заснуть, я покараулю твой сон...

Джессика

- Чёрт! – я вдарила по рулю со всей силы и машина отозвалась громким сигналом. Рука снова потянулась к ключам, безнадёжно поворачивая их в замке. – Ну же, заводись! – мотор в ответ покашлял и замолк. – Чёрт! И что мне теперь делать? – сказала я своему отражению в зеркале заднего вида. Последнее время мне явно не везло. Вернее мне не везло с тех пор, как я повстречала Джейкоба Блэка.
Выбравшись из машины, я подняла капот, уставившись на открывшейся мне вид, словно на китайскую грамоту. – Ну, и что тут не так? – протянув руку, я подёргала за какие-то проводки, поправила трубки. Да, максимум моих знаний находился на отметке проверки уровня масла, ну или литров бензина согласно показанию индикатора уровня топлива.
Я только наклонилась ниже, пытаясь разобраться в полнейшей путанице, как вдруг за спиной раздался тихий вкрадчивый голос. – Сегодня явно не твой день.
Резко обернувшись, я наткнулась взглядом на парня лет 25, лениво прислонившегося плечом к росшему у кромки леса дереву. Светлые волосы зачёсаны назад, глаза прищурены, рукава куртки закатаны по локоть. Но ведь сейчас почти зима, - пронеслось в моей голове, - одет он явно не по сезону. Неприятное опасливое чувство прокралось холодком по позвоночнику, я почувствовала, как острые предупреждающие иголочки закололи нервные окончания на затылке. От него исходила опасность. Я ощущала её так же явно, как всё происходящее вокруг. Я слышала, как вдалеке запела птица, как зашумела листва, взъерошенная ветром, как застонали деревья, бесцельно покачиваясь из стороны в сторону.
Я находилась посреди шоссе… совершенно одна... с незнакомцем… Так, кто мне объяснит, что тут делает этот парень, на чём он приехал, как тут вообще оказался?
И тут вдруг на какую-то долю секунды из-за облаков вышло солнце, накрывая землю светом. Быстрый луч проворно направился в сторону прятавшегося, весьма неудачно, в тени дерева мужчины. Словно огниво, соприкоснувшееся с кремнем, он высек искры, скользнув по открытому участку кожи незнакомца, заставив её вспыхнуть, будто играющую под светом бриллиантовую крошку.
Я поняла, что закричала. В тот же миг мужчина оказался возле меня, подхватывая и унося, прочь от дороги в лес. Он мчался, сжимая меня, вероятно оставляя следы на коже.
Куда он несёт меня? Почему так далеко? Через некоторое время шок отступил лишь для того, чтобы снова накрыть меня ещё более ужасающей, ещё более мощной волной паники.
Наконец, парень остановился, бросив меня на землю. Больно стукнувшись головой, я почувствовала, как из глаз посыпались искры. Дискоординированная, неспособная встать на ноги, я перевернулась на живот и поползла прочь от него. Понимая, что все мои попытки тщетны и, наверняка, выглядят нелепо, я, однако, пыталась бороться за свою жизнь, а то, что он меня убьёт, я не сомневалась. Его сила – поражала, его облик и завораживал, и отталкивал одновременно.
На моей лодыжке сомкнулись ледяные пальцы, и я поехала обратно по палой листве.

***

Туман всё никак не желал рассеиваться. Тот вакуум, в который я погрузилась, тонкой плёнкой окутал моё тело. Я смотрела на окружающий мир, будто сквозь изломанное кривое зеркало, искажающее предметы и людей. И ещё почти всё вокруг стало белым. Даже наш великолепный лес, играющий разными оттенками зелёного, стал белым и блёклым. Мир померк, из него будто выжали все краски, провели ластиком, плеснули скипидара, и очертания расплылись.
Я сфокусировалась на единственной яркой точке красного цвета и всё шла и шла к ней, зная, что там меня не ждут, но возможно помогут. По крайней мере, я надеялась на это.
С одной стороны мне хотелось развернуться и уйти, не показываться никому на глаза, но идти мне было не куда, а даже если бы я и нашла другой вариант, силы, попросту, были на исходе.
Постепенно красная точка трансформировалась в очертания небольшого низкого дома, ещё одна - поменьше и побледнее - оказалась гаражом.
Мой взгляд метнулся с дома на гараж. Куда же пойти? Судя по звукам, в гараже кто-то был, поэтому я на подкашивающихся ногах поплелась к нему, спотыкаясь на каждом шагу.
Я привалилась к стене, делая глубокий вдох и собираясь с духом, затем, потянув, схватившись за ручку, открыла дверь. Уверенная, что силы, ушедшие на борьбу и продирание через лес, должны были меня уже давно оставить, я мысленно удивилась, когда увесистая дверь поддалась моему нажатию.
Джейк был в противоположном углу гаража, сосредоточено занятый своим делом. Оказывается, я набрела на дом Джейкоба Блэка. Он обернулся на скрип старых петель. Его спокойное вмиг улетучилось, и он нахмурился.
– Я не звал тебя, - сердито бросил он и вернулся к своим делам. Видя, что я никак не отреагировала на его слова, Джейк сменил тон на ещё более грубый. – Убирайся!
Развернуться и убежать, но сил уже не было. Не стоило сюда приходить. Но дело в том, что уйти я уже не могла, ещё одно движение и я просто упаду без сил.
Он разъярённо вскочил, отбросив свои дела и, попутно оттирая руки от машинного масла, направился ко мне.
Сердце сделало несколько ошеломляющих кульбитов, ноги задрожали, готовые в любой момент отказать. Я стояла, готовясь к вспышке его гнева, а что она будет, я не сомневалась, так резко и решительно он приближался ко мне.
Схватив меня почти за вывернутое запястье, ответившее новой вспышкой боли, Джейк втащил меня в гараж, пнув дверь. С громким стуком, отдавшимся эхом в тесном пространстве помещения, она захлопнулась.
- Ну, что явилась за очередной порцией? Отлично, давай становись на колени и начинай! – каждое слово резало без ножа. Я медленно осела на пол, подчиняясь его властному тону. Тело от лишних движений отозвалось резкой болью, словно бы оно было одним сплошным синяком.
Я смотрела на широко расставленные для равновесия босые ноги, мой взгляд пополз выше, остановившись на его красивых руках, расстегивающих пряжку ремня. – Что же ты медлишь? Приступай! - цинично бросил он.
Я подняла взгляд, разглядывая суровое лицо того, кто однажды так страстно, а потом так нежно любил меня. По-крайней мере, мне хотелось бы думать, что на те несколько часов, что мы провели вместе, он на время полюбил меня. Я цеплялась за эту мысль, мне было просто необходимо думать об этом, о том, что в моей жизни были и светлые моменты... особенно теперь...
Я вся сжалась, готовясь к новому всплеску раздражения и гнева, но его не последовало. Вместо этого Джейкоб потрясённо опустился на колени передо мной. Его голос окрасился новыми, незнакомыми мне нотами. – Джесс, что случилось? – его лицо выдавало полную растерянность. Я силилась что-то сказать, но способность говорить ещё не до конца вернулся ко мне.
Я просто смотрела на него, чувствуя, как горлу подступает сухое сдавленное рыдание, но сил и на слёзы не осталось.
- Джесс, девочка моя, ты меня слышишь? – я была способна лишь на кивок. – Тебя кто-то обидел?
Обидел? Истеричный смех был уже готов вырваться наружу. Если у кого-то повернётся язык назвать это обидой, то, да - меня обидели.
- Джессика, пойдём в дом?
Дом? Какое надёжное слово. Да, я хочу домой, хочу в спокойствие.
Я встала, позволяя Джейкобу увлечь меня за собой, в дом, в его комнату.
Он протянул руку к верхней пуговице моей кофты. Нет! Вся, внутренне сжавшись, я отшатнулась, скручивая ворот кофты. Мои руки грубо развели в стороны. - Хватит скулить, хотя нет... продолжай... мне нравится. - На грудь легла тяжёлая ледяная ладонь, пальцы больно впились в кожу.
- Джесс, ты чего? - я вздрогнула и сконцентрировалась на лице Джейка. - Что такое? – озадаченно спросил он. – Детка, не бойся, я ничего не сделаю тебе. Обещаю.
Медленно, я ослабила хватку и окончательно опустила руку. - Вот так, умница. Тебе нужно искупаться, для этого следует снять одежду. Я помогу тебе. Не надо меня бояться. Все будет в порядке. Я не причиню тебе вреда... – твердил он, а я словно губка впитывала его слова, подчиняясь, позволяя уговорить себя… поверить…
Сняв с меня одежду, он нахмурился, разглядывая моё тело. Мне захотелось прикрыться от его взгляда. Его челюсть сжалась, в глазах полыхнула ярость. Через минуту я стояла уже в ванной, вздрагивая под ледяными струями воды.
Выключив душ, Джейкоб потянулся ко мне, но я снова отпрянула.
Моя память издевалась надо мной, подбрасывая воспоминания, подменяя реальность на них. Передо мной сейчас был вовсе не Джейкоб, ко мне тянулась жёсткая бледная рука другого мужчины, готовая сжаться на моём запястье, вывернуть его, заставить меня упасть на колени и умолять. Сердце практически прекратило своё биение.
- Джессика, - ворвался в моё сознание низкий бархатный голос. Я моргнула и уставилась на Джекоба, застывшего с протянутой ко мне рукой. Я снова была в его доме, в его ванной комнате, дрожащая, жмущаяся к стене. - Я не хочу, чтобы ты думала о том, что от меня исходит опасность и угроза, Джесс, я просто хочу обнять тебя. Позволь мне обнять тебя, вот так, - и я позволила, отступив перед его тихими уговорами. Укутав меня в широкую простыню, Джейкоб, подхватив на руки моё безвольное тело, вернулся в комнату. Покрутившись на середине, видимо не зная, что теперь со мной делать, он, наконец, опустился в кресло.
Он притянул меня к себе, баюкая, словно маленького ребёнка. Его руки, согревая, заскользили по моему телу. В этих прикосновениях не было ничего интимного, поэтому я расслабилась, позволяя ему постепенно воскрешать меня к жизни. От его заботы и ласки, сумевших пробиться через мой хрупкий защитный барьер, который я только начала возводить вокруг себя, на моих ресницах повисли не пролитые слёзы.
- Что произошло, Джесс?
Эта фраза, сказанная мягким, несвойственным ему тоном, стала последней каплей упавшей в переполненную до краёв чашу, после которой слова полились из меня сплошным потоком. Пока я выворачивала перед ним свою душу, он молча, не перебивая, слушал меня, прижимая сильнее, на некоторых словах. Слова лились сами по себе, бесконтрольно, перемежаясь с, наконец, вырвавшимися на свободу рыданиями. Я рассказала всё с самого начала, с того момента, как сломалась моя машина и я осталась одна посреди вовсе не безлюдного, как мне показалось вначале, шоссе.
Тёплые руки ласково откинули прилипшие к лицу спутанные пряди мокрых волос. Но я всё равно дрожала, не чувствуя тепла. Мне было очень холодно. Холод сковал меня, не просто покрыл мою кожу, он проник во внутрь, превращая кровь в лёд.
- Моя машина сломалась на шоссе. Я возвращалась из Порт Анджелеса. А она вдруг заглохла. Я... я... я вообще не разбираюсь... не смогла понять, в чём дело... я вышла на дорогу, откинула капот, - я совсем по-детски громко шмыгнула носом и сделала глубокий вдох, пытаясь справиться с возвращающимся паническим ужасом. Прошлое было туманным, но что-то ужасающее пробивалось в моё сознание сквозь этот туман. Моё подсознание принялось быстро возводить барьеры один за другим, пытаясь сдержать подкатывающие воспоминания. - Я подумала, может, кто-нибудь будет проезжать мимо и остановится помочь мне, но там... на шоссе... больше никого не было... как мне показалось... вначале.
Кончики моих пальцев прижались к губам, словно запрещая мне говорить о том, что произошло дальше, но я отдёрнула руку, собираясь с силами.
- Он стоял в тени деревьев, я не могла, как следует разглядеть его, но этого и не требовалось - мне уже тогда стало страшно, - перед моими глазами на секунду мелькнуло ухмыляющееся лицо и пропало, я вздрогнула, закрывая лицо руками, ограждаясь от реальности. - Он унёс меня далеко в лес... я пыталась убежать, правда, пыталась... но каждый раз он возвращал меня обратно, - мои ладони упали на колени, я повернулась к Джейкобу и почти прокричала следующие слова в его посеревшее застывшее лицо. - Он словно играл со мной! - а затем повторила чуть тише, - играл со мной...
Я снова прижала руки ко рту, сжимаясь от новой панической волны, накатывающей на меня. - А потом он… потом он…
- Не надо, детка, - хрипло зашептал Джейкоб, прижимаясь лицом к моей макушке. - Не говори...
- О, Джейк, - от его нежности последние оковы, сдерживающие слёзы рухнули. Я позволила себе эту роскошь - расплакаться... и высказаться до конца. - В голове вертелось лишь то, что он убьёт меня. И тогда, словно услышав мой немой вопрос, незнакомец ответил, что сегодня не мой день… и сказал: Да ты не ошиблась, я убью тебя… А когда я взмолилась, чтобы он не тянул и сделал это как можно быстрее, он рассмеялся так, что всё внутри у меня похолодело и ответил, что не будет меня убивать... по крайней мере, сразу, - ладони Джейкоба сжались в кулаки, глаза уставились в точку поверх моей головы. - Я просила его: Почему? И тогда он сказал: Потому что прежде, чем убью... я тебя трахну.
Я уткнулась лицом в грудь Джекоба, пытаясь вернуться обратно... в реальность. – Сначала мне было очень больно, а затем мне стало… всё равно…
- Джесс, хватит, не думай об этом, - попытался прервать меня Джейк, но я пока ещё не всё сказала. - Внезапно всё закончилось. Не знаю, сколько я пролежала там, в оцепенении, не способная двигаться. Каким-то чудом я вышла к резервации... я... я... не знала к кому мне пойти....
С трудом проглотив комок слёз в горле, я уткнулась лицом ему в грудь, молча, сотрясаясь в рыданиях.
- Тихо-тихо, всё правильно. Ты умница, что пришла ко мне, - он размеренно гладил меня по волосам, успокаивая.
- Я так обрадовалась, когда увидела тебя, а ты… ты…
- ...повёл себя как полнейший кретин, - закончил он, - прости, я был неправ, я не хотел тебя обидеть, - взмолился он.
- Я знаю, Джейк, это больше не важно, - доверительно опустив ладонь ему на грудь на уровне сердца, я ощутила быстрый, но успокаивающий ритм сердца, - ничего не важно...
- Поспи лучше, а я никуда не уйду, не волнуйся, - эти убеждающие слова, подействовали на меня словно снотворное.
Я согласна закивала и, измученная вывернутыми наружу эмоциями, начала погружаться в сон, зная, что после пробуждения, реальность беспощадно вернётся ко мне, но это будет потом, а пока я подчинилась его ласковому шёпоту, позволяя ему на время прогнать все мои страхи, погружаясь в желанное забытьё.
- Ничего не бойся, - его ласковый голос постепенно становился всё глуше. - Я здесь, я рядом и я никому не дам тебя в обиду, - его пальцы нежно перебирали пряди моих волос. - Обещаю. Все будет хорошо. Ты отдохнешь, а потом я отвезу тебя домой. Но это будет потом, не сейчас. А сейчас попытайся заснуть, я покараулю твой сон...