Белла

Я весело гремела посудой на кухне, что-то, тихо напевая себе под нос. О, мне не стоило питать надежды на свои вокальные способности, поэтому петь я предпочитала только дома и исключительно в одиночестве.
Я только пристроила курицу в духовку, как раздался звонок в дверь. Рановато для Чарли, которого я ждала с очередного дежурства. Он теперь постоянно пропадал на них, в соседнем округе происходил просто какой-то всплеск преступлений. Некоторые из участка отца вызвались помочь расследованию, и сам Чарли, как шеф, не мог оставаться в стороне.
Ко всему прочему я ещё ждала Эдварда. Сегодня он отправился на очередную охоту. Не стоит забывать, что моя кровь всё ещё поёт для него, соблазняя испить себя. А тот новый этап отношений, на который мы с ним перешли и по которому постепенно продвигались, оказался наполнен более смелыми рискованными ласками. Каждый вечер перед сном мы самозабвенно целовались, и зачастую под его губами горели не только мои губы, а его руки творили такое…
Так что охотиться ему теперь следовало несколько чаще обычного.
И звонить в дверь – так непохоже на Эдварда, он бы избрал более привычный способ в качестве входа – окно моей спальни.
Отрегулировав температуру духовки, я побежала открывать дверь.
На пороге стоял Джейкоб.
Уже почти неделю я не видела и не слышала его.
- О, Джейк, - невольно обрадовалась я, распахивая пошире дверь. - Давно не виделись, заходи.
Он заулыбался в ответ на моё приглашение. И тут я вспомнила… вспомнила о Джесс. Её расстроенное лицо маячило у меня перед глазами, весёлой я видела её теперь крайне редко. Разговор недельной давности, произошедший в моей гостиной, и ещё пара бесед в школе отчётливо зазвучали в голове. Ох, я хорошо помнила каждое слово. Настроение моё резко изменилось, и Джейк, почувствовав это, насупился.
Но секунду спустя его нахмуренное лицо вмиг разгладилось, будто он придумал что-то, на губах заиграла улыбка, правда глаза наблюдали за мной внимательно и настороженно.
Он шагнул через дверной проём. И прихожая словно бы сжалась до размеров крохотной каморки.
- Белз, у тебя убийственно вкусно пахнет, а я голоден как волк.
Это было сказано таким просящим тоном, что я не удержалась от улыбки и шлёпнула его по руке.
- Джейкоб Блэк, ты используешь запрещённые приёмы! Ладно, пойдём, я тебя накормлю. Но учти, это не значит, что ты заслужил мое прощение, - женская солидарность сейчас была во мне сильнее многолетней дружбы.
- Вот так гораздо лучше. А прощение твое я заслужу, чего бы мне это не стоило. Только скажешь потом, что такого страшного я натворил, чем вызвал твой гнев?!
Мда… Джейкоб, да ты даже и не подозреваешь, о чём это я тут толкую. Все предупреждения Эдварда о невмешательстве тут же улетучились из головы. Я уже предвкушала момент, когда брошу Джейкобу в лицо обвинения в его отношении к девушкам. Интересно, как он на них отреагирует? Проснётся ли в нём совесть или её тонкий голосок давно заглох в зачаточном состоянии?
- Скажу-скажу, обязательно скажу, можешь даже не сомневаться, - ответила я, разогревая рагу в микроволновке.
Шлёпнув перед ним на стол тарелку, я разложила приборы по всем правилам. Джейкоб одобрительно выгнул бровь.
- Полный сервис, - хорошо поставленным голосом выдохнула я и добавила уже обычным тоном. – Давай, ешь.
- А ты?
- Сейчас разогрею и присоединюсь.
- Так я подожду тебя, - он отложил уже подхваченную со стола вилку в сторону, одаривая содержимое тарелки голодным взглядом.
- Так, давай без церемоний. Ешь, а то ты выглядишь так, словно готов зайца живём проглотить.
Второго приглашения не понадобилось. Джейкоб быстро разделался с едой, тогда как я только наполовину опустошила тарелку.
- Спасибо Белз, очень вкусно, кстати, что это было? – поблагодарил он меня, залпом осушая стакан с соком.
- Мясное рагу, вчера нашли с Эдвардом новый рецепт в Интернете, - честно ответила я.
Джейк медленно опустил стакан обратно на стол и, скривив губы, спросил. - А что, твой дружок умеет готовить?
- А почему бы и нет? - я вздернула бровь в ожидании новых выпадов.
Но их не последовало. Вместо этого, Джейкоб придвинулся ближе к столу, наклоняясь ко мне. - Белла, нам надо поговорить, - голос его в тишине кухни прозвучал спокойно и твёрдо.
- Надо, - отодвигая тарелку, согласилась я. - О чем ты хотел со мной побеседовать?
- Об отношениях между двумя людьми, об ответственности, которую берет на себя мужчина, вступая в определенные отношения с женщиной – с каждым его словом мои брови ползли на лоб всё выше и выше от удивления.
Ба! Да какие слова мы знаем!
- Да что ты говоришь?! Серьёзно? - на последних словах об ответственности я не удержалась и перебила его. – Представляешь, я как раз хотела поговорить с тобой именно об этом. Об ответственности… - протянула я. - Да что ты вообще о ней знаешь. Ну-ка расскажи мне!
Я откинулась на стуле, сложив руки на груди и приготовилась внимательно слушать. Интересно, что он мне на это выдаст.
- Ну, на самом деле речь не обо мне, - напрягся Джейк. - Но если хочешь знать, я в отличие от некоторых наших общих знакомых, очень ответственный человек.
Ответственный? Он явно подменял понятия. Либо он не понимает, о чём говорит и в его голове нет ни крупицы здравого смысла, либо он имеет весьма извращённые понятия об ответственности. Я смотрела на него… такого спокойного… такого самонадеянного… гордого… уверенного в себе, и… наливалась злостью! Моя весёлость вмиг исчезла.
- Да? Ты ответственный? Расскажи это Джессике! – выпалила я.
- Какой Джессике? – он удивлённо тряхнул головой. По-моему, этот вопрос он задал совершенно искренне. Его замешательство было неподдельным. Имя Джессика ему действительно ничего не говорило.
- Ах, «какой Джессике», - передразнила я его. – М-о-е-й п-о-д-р-у-г-е, - уточнила я, - с которой мы были в кино не так давно. Короткая же у тебя память, дружок! Ты ее еще домой должен был отвезти. Ну что, вспомнил? – закончила я свою маленькую отповедь, сложив руки на груди, и методично перебирая пальцами по сгибу локтя.
- Ну, вспомнил. А при чем тут она? – по всей видимости, уж чего, а упоминания о Джесс он не ожидал и совершенно не понимал, к чему я завела о ней разговор.
- О, - моё раздражение достигло наивысшего предела. Как можно переспать с человеком и не запомнить его имени? У меня подобное в голове не укладывалось. Ну, Джейк, ты действительно «хорош». - Она бы очень обрадовалась, узнав, что ты даже имени её не помнишь, особенно в её теперешнем состоянии.
Перед моим взором снова замаячило расстроенное лицо Джесс, со слезами на глазах умоляющее не заводить разговоров с Джейком о ней. Что же, я нарушила данное слово, мне стало безумно неудобно перед подругой. Но, с другой стороны, желание высказаться затмевало всё остальное. Моё хвалёное спокойствие, видимо, собрало вещи и уехало в долгий отпуск. Как бы ни было, Джейк заслуживал небольшой встряски за то, что он творит со своей жизнью и жизнями встречающихся ему людей.
Джейкоб ухватился за мою последнюю фразу. - В каком еще состоянии? – его глаза полезли на лоб. - Она что все-таки «залетела»? Безмозглая кукла, ведь предупреждал же ее!
- Джейк, - я не верила своим ушам, но сочла за лучшее успокоить его. - Она не беременна, все в порядке.
- Ну, раз все с ней в порядке, тогда незачем о ней больше говорить, у нас есть темы поважнее, - отмахнулся он от Джессики, как от назойливой мухи.
Теперь уже мои глаза полезли на лоб, а брови взлетели вверх от шока. - Как незачем?! – возмущалась я, - да ты просто воспользовался девушкой, словно носовым платком!
- Воспользовался?! – хмыкнул он и начал мне втолковывать как неразумному ребёнку. - Белз, побойся Бога, она сама этого хотела. И знала, на что идет. Разве я ей что-то обещал?
- Нет, - согласилась я с ним.
- Чем-то обидел?
- Нет.
- Может, ей было мало? – презрительно бросил он.
- Нет.
- Тогда, может, ей не понравилось? – он особенно выделил последнее слово.
- Понравилось, даже очень, - вспомнила я слова Джесс, и врать Джейку не имело смысла.
- Ну, тогда я не понимаю, о чем мы говорим? Ко мне-то какие претензии? – он развёл руками, а затем сложил их на груди, в точности копируя мою позу.
Моё желание отчитать его почти пропало. Я не могла в чём-то не согласиться с ним, но и отступать от своих собственных взглядов, я тоже не могла.
Слышать подобные речи из уст друга, было, мягко говоря, непривычно. Когда он успел так измениться? Так зачерстветь? Когда перестал верить в серьёзные отношения? Когда начал искать себе подружек на ночь под стать самому себе? Была ли Джессика единственной, кто выбился из ряда беспечных особ, чувства которых невозможно затронуть подобным равнодушием?
- Секс на одну ночь - это отвратительно! – бросила я ему в лицо.
Пусть знает, что я думаю по этому поводу. И если он искренне полагает, что я соглашусь с его видением жизни, то он глубоко ошибается.
- Ну, это, смотря, кто партнер, – по-моему, моё заявление его лишь рассмешило. - Ты спроси свою подружку, отвратительно это было или нет, а потом уже суди.
- Да как ты можешь к ней так относиться?! – ахнула я, потрясённо.
- Легко, - он пожал плечами, - так же как и ко всем другим.
- Ко всем другим, - растерянно прошептала я, огорошенная его легко брошенной фразой. - Значит, все, что говорят о тебе – правда, - я сделала шаг к одиноко стоящему стулу, пальцы вцепились в его спинку.
- Правда, - кивнул он, с вызовом смотря на меня.
- В кого же ты превратился, Джейк?
Наши взгляды встретились, в его глазах полыхнуло и угасло пламя. Он перевёл взгляд на окно, погрузившись в явно невесёлые мысли. За окном начали сгущаться сумерки. Вечер медленно перетекал в ночь. Мы никогда не ссорились с Джейком, даже в детстве. Натянутость, что возникла между нами, была новым и неприятным чувством. Я поморщилась от неё, как от боли, ощущение были похожи на то, будто я с разбегу влетела в кирпичную стену непонимания, что сама собой воздвиглась между нами. Где-то там за ней был мой друг, до которого я тщетно пыталась достучаться, черты которого искала вот в этом незнакомце, что стоял сейчас передо мной. Я не знала этого равнодушного человека. Это был не Джейкоб. Я не хотела его принимать таким. Когда это на его лице успели залечь печальные тени, куда делись смешинки в глазах, когда он стал так серьёзен и безалаберен одновременно? Когда успел подчинить свою жизнь желаниям без оглядки на окружающих? Но он всё ещё оставался моим другом, близким и, пожалуй, единственным, почти братом.
- В кого ты превратился? – снова повторила я, словно подводя черту под собственными невесёлыми мыслями.
Его лицо приняло убийственно спокойной выражение, губы сжались в решительную тонкую линию. А дальше он сделал то, от чего я не просто потеряла дар речи, а так и осталась сидеть с открытым ртом. - Сейчас увидишь, - объявил он, стягивая футболку через голову. Моему взору предстало сильное натренированное тело, отливающее бронзой в предзакатных лучах, гуляющих по кухне. Его рука принялась расстегивать пряжку ремня.
- Джейк… - предупреждающе начала я, не веря своим глазам и мыслям, что закрались в мою голову.
- Погоди, Белз, это не то, что ты подумала, - попытался он успокоить меня, но у него это плохо получилось. - Просто у меня нет с собой запасной одежды, ты сейчас сама все поймешь.
Не знаю, о чём я должна была подумать по его мнению. Но мысли мои текли в том единственном направлении, которое было возможно от открывшегося мне зрелища. Я резко вскочила со стула, наблюдая за тем, как Джейк стаскивает джинсы, отшвыривая снятую одежду в сторону. Ничего лучше не придумав, я шагнула в сторону, загородившись от него столом, слово баррикадой. На случай непредвиденных резких движений, если ему вдруг захочется подойти поближе. Мои глаза оставались прикованный к нему.
Я набрала побольше воздуха в лёгкие. - Джейкоб Блэк, спасибо за демонстрацию, ты действительно стал бесподобно красив, но если ты считаешь, что это дает тебе право так относиться к женщинам, ты глубоко ошибаешься. А теперь, будь любезен, оденься!
- Да нет, я совсем не это имел в виду, но, за комплимент… спасибо, - на его лице расползлась широкая улыбка. Надо же, моя реакция его не просто позабавила, доставила удовольствие. Да, Блэк, нравится тебе эпатировать девушек. - Погоди минуту, - добавил он и, предостерегающе вытянув руку, дабы я не приближалась к нему.
Воздух вокруг Джейкоба вдруг будто весь покрылся мелкой рябью, превратился в жаркое пустынное марево, колеблющееся в безветренном пространстве. Я и моргнуть-то не успела, как передо мной стоял огромных размеров волк. Нет! На моей кухне находился огромных размеров волк.
Я прижала руки ко рту, выдохнув сквозь сложенные пальцы. - Джейк...
Моё горло сжалось, остатки воздуха вышли из лёгких с последним словом. – Оборотень! Ты – оборотень!
Это прозвучало как обвинение. Я мотнула головой. Вот так, мой парень – вампир, мой лучший друг – оборотень, куда катиться мир!?
Волк не двигался, стоял, замерев, смотря на меня своими внимательными чёрными глазами – глазами Джекоба. Этот взгляд я узнала бы из тысячи, ведь он знаком мне с самого детства.
Я сделала шаг, затем другой, медленно приближаясь к этому мифическому существу, внезапно оказавшемуся моим лучшим другом. Оборотень! Как давно? Осторожно протянув руку, я зарылась пальцами в тёплый каштановый загривок, не зная, как по другому выразить то, что я принимаю его и ценю оказанное мне доверие.
Волк оскалился, и я интуитивно отдёрнула руку, затем вернула её на место. Чего я боюсь, глупая? Я бросила взгляд на окно, где в темнеющем небе из-за бледных облаков уже выглядывал тонкий дугообразный месяц. А ведь сегодня не полнолуние. Значит с оборотнями, как и с вампирами – половина общепринятых слухов неправда. Да, пожалуй, о них я знала ещё меньше, чем изначально о вампирах. Я улыбнулась по новой запуская пальцы в его шёлковый мех, по-моему, Джейкобу нравились мои ласки.
Через пару минут, он осторожно высвободился от моих рук, подхватил одежду и вышел из кухни и вернулся уже в человеческом обличье.
- Джейк, - я кинулась ему на встречу, всматриваясь в его лицо ставшее таким усталым, словно бы на плечи ему легла вся тяжесть мира. Сердце защемило от жалости. – Джейк, значит всё это правда? Старые легенды квилетов, что подслушивали мы в детстве?
- Правда, - кивнул он, беря меня за руку и легонько сжимая ладонь. – Нам с детства их рассказывают, хоть и не всем потомкам суждено стать оборотнями. Так уж получилось, что и ты узнала о них.
- О, Джейк, мне так жаль... – мои глаза наполнились слезами. - Как же так, а? – вконец, растерялась я.
- Не надо меня жалеть, - Джейкоб поймал мой взгляд, в его глазах сияла убеждённость, - я вполне доволен своей судьбой…
Лгал ли он мне? Действительно ли это было так? Я знала, как мучила Эдварда его сущность. А Джекоб? Бороться с самим собой, со своей сущностью – заведомо проигрышное занятие? Что дала ему эта способность – быть оборотнем – а сколько отняла? Чего лишила? А его вызывающее поведение! Уж, не форма ли это протеста… это его отношение к жизни… к своей судьбе… - Так вот почему ты ведешь себя так, - прошептала я, больше обращаясь к самой себе, чем к нему.
- Как так?
- Ты озлобился, спишь с кем попало, никого не любишь... – ответила я на его вопрос, но он прервал меня, не дав договорить.
- Я потому их не люблю - что я люблю... И потому люблю, что сердцу моему надежды нет...
Ох, и с чего его потянуло на поэзию. Выговорив эти две строчки, он печально рассмеялся и задумчиво посмотрел на меня. Слова прозвучали так, словно он всё уже решил и возвёл своё решение в абсолют. Мне хотелось подойти к нему, обнять, утешить, убедить его в собственной неправоте.
- Джейк, ты меня сегодня доконаешь, - простонала я, устало, вскидывая руки, - сначала превращение в волка, теперь вот стихи, - полушутя я выдохнула. - Даже не знаю, что повергло меня в больший шок... то ли твоё новое состояние, то ли твои литературные способности...
- Ну, извини, - обиделся он.
- Ну, уж нет, теперь выкладывай, кого ты любишь, и почему нет у тебя надежды на взаимность? – подбоченившись, я взирала на него в ожидании ответа.
- А ты сама не догадываешься?
- Нет. А должна?
Коротко усмехнувшись, он медленно приблизился ко мне. Его широкие плечи полностью скрыли квадрат окна, загораживая нас от внешнего мира. Потемневшие глаза лениво ласкали взглядом черты моего лица. Приподняв меня за подбородок, он склонился над моими губами, перемещаясь к ним взглядом. Его палец скользнул, погладив мою нижнюю губу, и он наклонился ещё ниже, приближая возможность опасного соприкосновения. Когда он заговорил, его жаркое дыхание окутало меня. - А вот теперь, тоже не догадываешься?
- Нет, Джейк, нет! – вырвавшись из полугипнотического состояния, в которое он меня ввёл, я отскочила, упираясь руками ему в грудь.
- Да, Белла, - он шагнул вслед за мной, не позволяя мне, отстранится. – Да!
Я снова попыталась оттолкнуть его от себя, но тщетно, это всё равно, что двигать скалу.
- Не смей этого делать! – прибегла я к помощи слов, надеясь, что фраза, сказанная сухим тоном, подействует на него.
- Белла, - его голос понизился, окрашиваясь низкими рычащими нотками. Но это не пугало, наоборот, это было призвано действовать на женщин безотказно. И это действовало! - Я никогда еще не заставлял женщин, прекрати сопротивляться!
Я втянула в себя воздух через плотно сжатые зубы, пытаясь окончательно стряхнуть оцепенение. Ну, надо же, и я туда же… вслед за этими несопротивляющимися женщинами… Впрочем, сложно было не попасть под воздействие этого бархатно-рычащего голоса.
- Джейкоб Блэк, - пусть мой голос и дрожал, но настроена я была решительно. - Быстро убери от меня руки и отойди на два шага.
Я подняла глаза к потолку, не в силах выносить этот проникновенный взгляд, где-то в глубине которого предательски теплилась надежда на взаимность.
- Как будет угодно, - он снова скрылся за маской показной весёлости, отвесив мне шутливый поклон, и отошёл в сторону.
Я теребила пуговицу на рубашке, приводя в порядок мысли, до тех пор, пока не оторвала её окончательно. Удивлённо взирая на дело рук своих, я тайком бросила её в приоткрытый ящик стола. Не хватало ещё того, чтоб Джейкоб заметил, как подействовал на меня. Это даст ему тщетные надежды. Мужчины, - внутренне я вся сжалась, - вечно им надо что-то доказывать, и, как правило, самим себе.
- Так, а теперь мы можем продолжить нашу беседу в нормальной обстановке, - начала я, откашлявшись. Пора бы ему объяснить, как он заблуждается, принимая желаемое за действительное. - Джейк, хороший мой, ты не любишь меня, ты привык ко мне, мы с детства вместе, вот ты и принимаешь привычку за любовь. Он уже был готов перебить меня, но я выставила указательный палец перед собой, прося внимания и тишины. - Тебе вроде как по возрасту уже положено влюбиться, твоя душа ищет чувств, но так как ты пока не нашел достойную кандидатуру, ты перенес эти чувства на меня.
Это пройдет Джейки, правда пройдет. Просто попытайся найти себе девушку, и не на одну ночь, а такую с которой ты смог бы построить нормальные отношения, и увидишь - у тебя все получится.
Я всё говорила и говорила, а Джейк хмурился всё больше и больше, не принимая мою точку зрения на эту ситуацию. Как же ему втолковать, что права-то я. Да, мы любим друг друга, но как брат с сестрой, не больше. Он дорог мне и близок, и его переживания и радости уже давно стали моими, так же как и он соотносил с собой события в моей жизни. Ох, мы уткнулись в тупик, в который рано или поздно приходят все, пытающиеся воплотить в реальность дружбу между мужчиной и женщиной. Дружбу, в основе которой при всём желании лежит лёгкий ни к чему не обязывающий флирт. И воспринимать его, как что-то большее – значит сделать фатальную ошибку. То же самое сейчас происходит и с Джейкобом. Он принял нашу дружбу за что-то большее, и пытается убедить в этом меня. Да, как же мне объяснить, что всё, что он напридумывал себе – простое самовнушение? Как втолковать это, чтобы не потерять его, не отвратить, не заставить замкнуться в себе?
- Не надо говорить мне, чего ищет моя душа Белз, хорошо? – в его голосе прорезались стальные нотки. По всей видимости, весь смысл сказанного мной, прошёл мимо него. - Я это знаю лучше тебя. И в каждой своей очередной пассии я ищу твои черты лица. Я способен увезти с собой девушку, только потому, что ее голос похож на твой. Я никогда никому не говорю ласковых слов, потому что считаю это предательством по отношению к чувствам, которые я испытываю к тебе.
- Джейк, - с ужасом в голосе воскликнула я.
- А знаешь, - повысил он голос, совершенно не обращая внимания ни на меня, ни на мои заломанные в панике руки, - почему я никогда не сплю с одной и той же девушкой дважды? – теперь он почти кричал. - Да из-за тебя, Белз! Потому что второй раз - это уже отношения, понимаешь? А я не хочу! Не хочу отношений с той, которую не люблю! И не хочу дарить ей напрасно надежды. Это больно, кто как ни я знает как это больно! Мне нужна только ты, Белла!
На секунду он прикрыл глаза, в которых плескалось столько боли и отчаяния, что мне стало страшно за него. Справившись с собой, он отступил к выходу.
Я спрятала пылающее лицо в ладонях. Я не могла смотреть на него, не могла видеть, как он рушит себя и наши отношения. Но мне надо быть честным перед ним, до конца. Пусть мои следующие слова станут последней каплей в разговоре, но лучше всё выложить на чистоту, чем оставить его с тщетными надеждами.
- Мне так жаль, Джейк, - мой голос треснул от боли. - Наверно в таком случае нам лучше не видеться больше. Я люблю другого...
- Знаю-знаю, - процедил он язвительно, - кровопийцу...
- Как… как ты его назвал???!!! – запнувшись, произнесла я, отнимая руки от лица и потрясённо взирая на него.
Его последнее слово эхом отдавалась в моей голове. Откуда Джейкобу известно, кем на самом деле является Эдвард? Я стояла шокированная его заявлением и той ненавистью, с которой он выдавил из себя это слово.
- Черт, Белз, ты же про него ничего не знаешь... – Джейк досадливо провёл рукой по волосам.
- Знаю, - спокойно подтвердила я, - Джейк, знаю, просто удивилась, что и ты знаешь.
Его рука замерла на полпути, лицо вытянулось в удивлении. Он медленно опустил ладонь, и, склонив голову на бок, воззрился на меня, видимо, пытаясь убедиться, не ослышался ли он. Я наблюдала, как по его лицу проносится всё, о чём он думал в данные момент. Шок и боль смешались в одно.
Наконец, справившись с эмоциями и что-то решив для себя, он вызывающе сложил руки на груди, язвительно протянув. - Да? И что ты про него знаешь?
- Что он вампир, - уточнила я.
- И ... – он явно ожидал какой-то реакции, его не устраивало моё спокойствие, в то время как сам он кипел от гнева.
- «И» ... что? – спросила я, поднимая бровь.
- Как «что»? – воскликнул Джейк, вскидывая раскрытые ладони. – Бред какой-то, Белз! Он. Не. Человек. Ты это хоть понимаешь? – с уничтожающим презрением сквозь зубы выдавил он.
- А ты? – я вызывающе вздёрнула подбородок.
- Я гораздо ближе к человеку, чем он! – Джейк выпрямился, распрямляя плечи, словно приводя мне доказательство своих слов.
Я оценивающе оглядела его с ног до головы. - Спорный вопрос.
- Но он опасен для тебя! – вскинулся Джейк. - Понимаешь? Он хочет твоей крови, ежечасно, ежесекундно!
- Понимаю, но до сих пор он прекрасно держал себя в руках, - неужели Джейк думал, что открыл мне Америку своим заявлением. Я знала, чем рискую, но так же знала, что одновременно не рискую ни чем. Эдвард не сорвётся, он не может, не позволит себя. Я в это даже не верю. Я просто это знаю.
- Белз, в конце концов, вы никогда не сможете быть близки, - привёл он свой последний аргумент. - Он попросту убьет тебя! – последнюю фразу он почти прорычал, дрожащим от ярости голосом.
От его слов я вся возмущённо вытянулась. - Джейкоб Блэк, - ледяным тоном произнесла я. – А вот это совершенно не твое дело!
Он сжал челюсти так, что скрипнули зубы, и ударил кулаком по косяку двери. Дерево возмущённо застонало на подобное бесцеремонное обращение.
- Белз, мы еще вернемся к этому разговору, просто помни - я поблизости, - прорычал он и, отшвырнув стоящий на его пути стул, ушёл, оставив меня стоять посреди кухни и прокручивать в голове наш с ним разговор, вспоминая его рассерженное замкнутое лицо, перед тем, как он вышел.
Через секунду я услышала, как хлопнула входная дверь.