Эдвард

В понедельник утром по старой, установленной Карлайлом традиции, охотилась вся семья. Откровенно говоря, никто из нас не нуждался в том, чтобы охотится так часто. Никто, кроме Джаспера. Поэтому все строго придерживались раз и навсегда установленному правилу.
Легонько прикоснувшись губами к виску Беллы, я выпрыгнул в окно.
Ночной лес встретил меня привычными запахами и звуками.
Бесшумно ступая по палым листьям, я углубился в самую чащу в поисках добычи. На мелких животных я не любил охотиться и делал это только в случае крайней необходимости, поэтому я терпеливо продвигался вглубь в поисках достойного соперника. Наконец, мне повезло. Большая темно коричневая пума, была почти неразличима на фоне черной коры дерева. На меня не мигая смотрели янтарно-желтые глаза убийцы. Почти такого же безжалостного, как и я сам. Ее клыки, когти, стремительные и бесшумные движения — все это позволяло огромной кошке почти безраздельно властвовать в лесах Северной Америки.
Она не могла чувствовать мой запах. Животные плохо чувствуют запахи хладнокровных существ. Например, змей. Но она могла ощущать агрессию, исходящую от меня, кроме того, похоже, я вторгся на территорию самца, и ему это явно не нравилось. Пума поднялась на лапы. Я услышал, как со свистом вырывается из глотки тяжелое дыхание разъяренного зверя, и увидел, как напряглись стальные мышцы под короткой шерстью. Толстый хвост заходил из стороны в сторону.
Когда охотишься на пуму, существует только одно правило - не дать ей прыгнуть первой. Коронный номер этого животного - прыжок с дерева на спину ничего не подозревающей жертве может обернуться парой серьезных царапин и в конец испорченной одеждой. А разъяренная Элис гораздо опаснее разъяренной пумы. Мой прыжок опередил пуму всего на несколько секунд, но именно они и были решающими. Мои пальцы пробили шкуру зверя сразу в нескольких местах. Когда мы оба упали на землю, кошка уже билась в агонии. Теплая кровь разгоряченного от схватки животного хлынула мне в горло. Мир заиграл всеми цветами радуги, и я почувствовал, как наполняется новой силой каждая клеточка моего тела.
Вероятно, я слишком увлекся, насыщаясь свежей кровью, потому что появления второго животного я не услышал до того, как огромная, на этот раз черная пума, прыгнула мне на плечи, пригвоздив меня к еще теплому телу своей сестры. Если бы я не был сыт, это было бы даже немного опасно. Но свежая кровь многократно удесятерила мою силу, поэтому я с легкостью сбросил зверя с себя. Он не сдавался. С устрашающим ревом кошка вновь бросилась на меня, и мы покатились по земле. Пума молотила по мне лапами, стремясь разодрать кожу, пыталась достать мое горло клыками. Все было тщетно. Я просто уворачивался от нее, растягивая удовольствие от охоты. Наконец, животное выдохлось, и я, подмяв его под себя, сомкнул руки на его шее.
- А между прочим, - послышался из-за ближайших камней голос Элис, - Эммет чуть не бросился тебя спасать.
На поляну вышли Джас с Элис и Розали с Эмметом
- Правда? - заинтересовался я.
- Правда, - подтвердил Эммет, - но Джас меня уговорил.
- Спасибо, Джас, ты настоящий друг, - с деланным сарказмом обратился я к брату.
- Я знал, что ты победишь, - невозмутимо ответил он. - Я хорошо умею оценивать силы противников.
- Да, и я постаралась, - рванула на защиту брата Элис. - Я сказала, что тебе никакой опасности не грозит.
Я с удивлением переводил взгляд с одного на другого, потом осторожно спросил. - А бывает групповое помешательство? Или нет? Потому что если вы не сошли с ума, то придется признать, что сошел с ума я сам. Я же пошутил.
- Пошутил, - фыркнула Розали. - Этот шутник в прошлый раз накостылял Эммету, а теперь хочет, чтобы мы воспринимали его шутки.
- Да не накостылял он мне, - немедленно обиделся Эммет.
- Не накостылял, не накостылял, - успокоила его Элис. - Ты же знаешь, Роуз до сих пор злится за то деревце, которое ты сломал, когда упал на него.
- Ладно, если вы уже наговорились, предлагаю пойти поохотиться, - буркнула Розали.
- А вот, у меня есть еще одна пума, угощайтесь, - гостеприимно предложил я.
- Эдвард, - картинно возмутился Джаспер, - есть кого-то, кого не убил собственными руками?! Ну что за манеры!
Розали закатила глаза, а Элис прыснула со смеху.
- Ну, все, теперь, когда мир и спокойствие в семье установлены, может пойдем прикончим кого-нибудь все вместе? - миролюбиво предложил Эммет, исчезая в густых зарослях орешника.

***
Вечером я по уже укоренившейся привычке направился к Белле. Окно в ее комнату было как всегда приветливо распахнуто. Интересно, а как она объясняет этот феномен Чарли? Ведь, на сколько мне известно, в холодную погоду люди закрывают окна, чтобы не впускать холод в дом. Но факт остается фактом - окно было открыто. И я неожиданно осознал, что оно было открыто специально для меня. Нет, я всегда знал, что Белла открывает его для меня, но теперь пришло именно осознание. Я зажмурился от счастья. Во истину, любовь - пора великих открытий и подтверждения прописных истин. Вот, например, вроде бы много раз слышал "счастливые часов не наблюдают", а понял это только сейчас. Сколько бы я не провел с ней времени, оно всегда бежит слишком быстро, и его всегда мало.
Взабравшись на дерево, я посмотрел на часы, и решил, что она уже скоро должна вернуться. Не долго думая, я запрыгнул в раскрытое окно.
Ее комната встретила меня ставшим уже привычным, и от этого еще более уютным и родным, беспорядком. И конечно же, ее божественным ароматом.
Я уселся на подоконник и принялся ждать ее. Но тут мое внимание привлекла незнакомая машина, приближающаяся к дому. Она не принадлежала ни Белле, ни Чарли, ни кому из наших общих знакомых. Серебристый форд притормозил у двери, и из него вышла Джессика.
Ну, нет, мысли этой барышни я слушать не желаю, подумал я, закрываясь от ее мыслей. Тем более, что вид у нее был изнеможенный. Наверняка, явилась обсудить с Беллой Джейкоба. Ну, насколько я знаю Беллу, приятная беседа Джесс не светит. Белла не станет обсуждать подобные вещи, но - это к лучшему, тем скорее она уедет.
Джессика подошла к двери и решительно нажала на дверной звонок. Внизу раздалась требовательная трель. Еще одна, потом еще... Потом ей наконец надоело трезвонить и она вернулась к машине.
- Езжай папа, я останусь тут, - произнесла она
- Джесс, ты уверенна, что хочешь остаться здесь? Не похоже, чтобы кто-то был дома.
- Да, пап, - уверенно ответила Джессика, - я подожду Беллу. Я знаю ее расписание, она уже должна была закончить учиться час назад. Наверно, задержалась где-то по дороге или заболталась после школы. Я уверенна, она появится с минуты на минуту.
Как это закончила учится час назад? - заволновался я. После школы она собиралась прямо домой, и не могла она ни с кем заболтаться. Я уже было собрался направиться на ее поиски, но тут во мне заговорил здравый смысл. Она не ребенок, и нечего ее пасти как малыша. Если задержалась, значит были на то причины. Приедет, расскажет сама. Я тяжело вздохнул и опять уселся на подоконник приготовившись к долгому ожиданию. Но не прошло и пяти минут, как я услышал душераздирающий вой мотора. Беллин пикап невозможно спутать ни с одним автомобилем Форкса. У бедняги, похоже, мания величия, и он ревет так, словно он как минимум Харлей Девидсон.
Я прикрыл глаза и погрузился в размышления и приятные воспоминания. Насколько я знаю Беллу, она выставит Джесс за дверь, как только та сообщит ей зачем явилась. Так что ждать мне придется минут 10-20 не больше. Приблизительно через пол часа я открыл глаза. Джессика все еще была в доме, и, что удивительно, похоже Белла ее утешала. Я прислушался.
- Белла, я... не знаю, что со мной произошло. Но он... он не похож ни на кого из знакомых мне парней. Я прекрасно осознавала, на что шла, и на ту ночь наши желания с Джейкобом совпали... и я не думала, что он так заденет меня.
В ее голосе звучало отчаянье. Черт возьми, по-моему я подслушиваю личный разговор, совершенно не предназначенный для моих ушей. Так, где тут у Беллы плеейр. Заодно и узнаю, что у неё в плэй листе. Нацепив наушники, я нажал кнопку play. Полилась неизвестная мне, но довольно приятная мелодия. Так я и сидел, слушая песню за песней, пока не почувствовал шаги на лестнице. Отложив плеер в сторону, я поднялся ей на встречу.
- Джессика приходила, - печально сообщила она.
- Я слышал.
- Эдвард, ты ведь знал, о чём думал в субботу Джейк, - это прозвучало, словно обвинение.
- Знал, - спокойно подтвердил я.
- Тогда скажи: почему же мы не забрали Джессику с собой, когда уезжали? - непритворно удивилась она.
- Она думала о том же, о чём и Блэк.
- Эдвард, иногда мы сами не осознаём, к чему приведут те или иные поступки, - горячо заговорила Белла - порой, нам нужно, чтобы кто-то повлиял на наши решения, вернее, сделал за нас выбор, затруднённый нахлынувшими чувствами под влиянием момента. С Джессикой ничего не случилось бы, если бы ты настоял на её отъезде с нами.
Да, как же она еще все-таки молода и неопытна, - подумал я, забирая у нее рюкзак и ставя его на стул. Ну, кто имеет право решать кому когда и с кем ложиться в постель, а с кем нет. Кроме двоих, к которым этот вопрос непосредственно относится. Какое моральное право имеет наблюдатель со стороны принимать решения за других и тем более судить их действия или желания? Ой, как трудно это будет сейчас ей объяснить. Мне понадобились многие годы, чтобы понять, что шкала ценностей многих людей разительно отличается от моей. И это не делает их ни хуже, ни лучше. Это делает их просто другими. И если секс без обязательств был приемлем для меня когда-то, мало того, раньше я именно предпочитал секс без обязательств, почему же другие не могут поступать так же. А даже если бы я сам и не поступал так? Разве это имеет значения? Разве все должны разделять мое мнение по этому поводу? Я набрал побольше воздуха и осторожно заговорил.
- Видишь ли, любимая, они взрослые люди и сами всё за себя решают. Их желания совпали на вечер, никто не сопротивлялся, зачем нам было вмешиваться в их решения? Даже, если бы я настоял на её отъезде против её воли... Как ты себе это представляешь: я с вопящей от возмущения Джессикой на плече покидаю кинотеатр?
- Не утрируй, - отрезала она. - Я бы поговорила с Джейкобом о его поведении, меня сковываешь лишь обещание, что я дала Джесс: не затрагивать с ним эту тему.
Да, это будет еще труднее чем я ожидал. Ну, разумеется. Она влюблена, она и помыслить не может себе о партнера на одну ночь. Ох, Белла, любимая, как ты права, даже и не думай об этом. Сравнивать ночь с возлюбленной с ночью проведенной в объятиях случайной партнерши, это все равно что сравнивать глоток человеческой крови, с глотком животной. Внезапно, мне стало почти жаль волчонка. Ему всегда придется довольствоваться животной кровью...
- Белла, он взрослый человек... мужчина... О чём ты хочешь с ним поговорить? Собираешься отчитывать его? Он всё честно объяснил Джессике, она была не против. Он не подавал ей тщетных надежд. Так в чём же он провинился?
- Секс на одну ночь! Это отвратительно! - подтвердила она мои подозрения, относительно ее мнения на этот счет.
Черт возьми, если бы мне кто-нибудь вчера сказал, что я буду защищать Джейкоба Блэка перед Беллой, я бы счел это очень неудачной шуткой.
- В этом нет ничего отвратительного. Просто для каждого человека есть свои нормы поведения. Если для тебя это неприемлемо, это не значит, что для кого-то это так же.
- Ты серьёзно? - прошептала она, внезапно севшим голосом.
- Совершенно серьёзно.
- Эдвард, ты говоришь это, основываясь на собственном опыте, ведь так? Ты тоже так поступал? - потрясенно спросила она.
Вот так, Джейк, ты приносишь в мою жизнь только сложности. Я, конечно, предполагал, что рано или поздно, мы придем к этому разговору, но мне так этого не хотелось. Ну что ж...
- Да, и я так поступал, - подтвердил я.
- Боже, - задохнулась она. И я пожалел, что не могу переделать моего прошлого. Если превращение в вампира не было моим выбором, то все остальное - было подвластно лишь мне, и, видит Бог, я не задумываясь променял бы всех с кем был близок на один ее вздох. Но менять историю - не в моих силах.
- Прости, но мне хотелось быть честным. Я протянул руку и попытался притронуться к ее щеке. Она отпрянула. Как странно, из всех моих грехов, она обвиняла меня лишь в том, что и грехом-то не назовешь. Ну, как объяснить ей, что все что было со мной до нее, не имеет никакого значения, хотя бы потому, что тогда не было меня. То что было, являлось лишь оболочкой, питавшейся суррогатом чувств и эмоций. Только сейчас я начал жить, изучать мир, дышать полной грудью.
- Кто они были? - потребовала она ответа.
- Я их не помню, - совершенно искренне ответил я.
- Как их звали?
- Я не спрашивал - опять, чистая правда.
- Ты хоть с одной из них встречался дважды?
- Не думаю, что это так.
- Сколько раз ты так делал? - вопросы сыпались один за другим.
- Я не считал.
- Десятки раз?
- Сотни.
- Сотни?! - она почти кричала. - Надеюсь, ты пошутил!
- Белла, - я приблизился, обнял ее и опустил лицо в ее волосы. Она потрясенно молчала. - Белла, - опять заговорил я, - я не помню ни одного лица, ни одного имени, ни одной ночи, зато я помню каждый наш поцелуй, каждый твой вздох, каждый твой стон. Я знаю, как ты закрываешь глаза от усталости и как закрываешь глаза от наслаждения... Я знаю, как меняется твой голос, когда ты злишься или когда ты грустишь. Я помню твой аромат после душа и после сна, уверяю тебя - это совсем разные ощущения. Я помню, как теплеет твоя кровь, когда тебя согревает одежда или когда ты горишь от моих поцелуев. Белла, мои пальцы знают наизусть твою кожу, а глаза помнят каждый изгиб, каждый завиток волос. Я ценю минуту проведенную с тобой рядом, я благословляю тот день, когда ты вошла в класс...
Любимая, не стоит ревновать меня к тем, чье имя я даже не удостоился спросить....

Белла

На моём крыльце сидела одинокая, застывшая в неестественно скованной позе фигура.
Джессика? Что она здесь делает? Она, в общем-то, никогда не приходила ко мне в гости, предпочитала звонить, да и дом, лично для меня, такое место, куда я не приглашу любого человека. Дом - это индивидуальность, это личное, а не проходной двор. Не то, чтобы я была против Джессики в моём доме, просто, никогда не было повода позвать её к себе, всё-таки мы не успели сойтись настолько, чтобы ходить друг к другу на ужины. Да, кстати, её сегодня не было в школе. Минимум на литературе мы должны были с ней пересечься, да и на большой перемене я не видела её.
С усилием захлопнув дверцу старого пикапа, я подошла к крыльцу. Джессика вела себя так, словно минуту назад не слышала рёва мотора от подъехавшего автомобиля: она сидела, опустив голову, разглядывая, перекатывающиеся под порывами ветра, песчинки на каменной поверхности крыльца. В последний момент она вздрогнула, будто вышла из глубочайшей задумчивости и подняла взгляд на меня.
- Привет, тебя не было сегодня, - начала я первой разговор.
- Привет, нет, не было, - напряжённо ответила она.
- А что так? Ты плохо себя чувствуешь?
- Да, нет, я себя отлично чувствую, просто... настроения не было... можно... можно мне войти? - она поднялась со ступенек, отряхивая одежду.
- Конечно, - я открыла дверь, - пойдём на кухню, я пока нам чаю сделаю, потом можем в гостиную переместиться.
Она не выразила ни одобрения, ни несогласия, просто молча направилась за мной на кухню, а затем и в гостиную.
Минут пять мы пили чай в тишине. Несколько раз, я пыталась завести с ней разговор на разные темы, но она отмалчивалась, поэтому я оставила свои попытки поддержать беседу.
Выглядела она как обычно, разве что не сочетаемые с её характером неожиданная молчаливость и робость резко бросались в глаза. Она сидела, уставившись в чашку, не обращая внимания на окружающую обстановку, не реагируя на посторонние звуки незнакомого ей дома, глубоко погружённая в свои раздумья, как мне показалось, она уже и забыла, где находится.
- Белла, - наконец, прервала она затянувшуюся паузу. - Мне бы хотелось с тобой поговорить... о Джейке, - имя она произнесла со странным обречённым придыханием.
Я напряглась, отставляя чашку в сторону и пересаживаясь на диван, поближе к Джесс. - А что с Джейком? Я думала, он довёз тебя и всё. Он что высадил тебя посередине шоссе из-за твоей болтовни? Это жестоко с его стороны, - попробовала я пошутить, впрочем, весьма неудачно.
- Нет, - Джессика отрицательно мотнула головой. - Он довёз. - Она всё ещё изучала чаинки на дне кружки. - Ближе к ночи довёз... до этого мы заехали... в мотель.
На высказанную откровенность, мои глаза широко распахнулись в удивлении. Я уже, было, открыла рот, чтобы высказаться, но тут же сомкнула губы. Кто я вообще такая, чтобы что-то говорить по этому поводу? Рассуждать, делать выводы, оценивать...
- Джессика, я не хочу ничего слышать об этом. Это твоя личная жизнь. Твоя и Джейкоба.
Она горько хмыкнула. - Нет, никаких меня и Джейкоба. Это было всего на одну ночь... и я прекрасно знала, на что шла. Он не оставил мне никаких иллюзий насчёт себя, всё было, - она озадаченно развела руками, подбирая нужное слово, - ... бесподобно. Он...
- Прошу, избавь меня от подробностей, - я вскочила с дивана и зашагала перед ней. - Эм... вы предохранялись? - вернула я, когда-то ею заданный мне вопрос.
- Нет, но...
- Нет? - потрясённо вскричала я. - Нет! Да, где у него мозг в тот момент находился?! Клянусь, я разделаюсь с ним... найму киллера... нет, лучше сама ...
- Белла, всё в порядке, не кричи, тише, - умоляюще прошептала Джессика. - Я обо всё позаботилась. Одна таблетка и всё в порядке. Это для меня не новость. Я уже делала так пару раз. Меня не это заботит. Джейкоб, он... не спрашивал обо мне? - в её голосе проскользнула едва различимая, тщательно скрываемая надежда.
- Нет, но я его вообще с субботы не видела. С тех пор, как мы с вами по домам разъехались, - честно ответила я.
Джессика тяжело вздохнула. - Понятно.
Люди говорят "понятно", когда сказать больше нечего, когда заканчиваются всякие слова или когда хотят закончить разговор. Джессика же продолжала сидеть, устремив взгляд на густой ворс ковра под ногами. Покачав головой, я опустилась рядом с ней на диван и обняла подругу за плечи, притянув к себе. Без всяких возражений она приникла к моему плечу и внезапно заговорила так быстро, словно боялась, что я перебью её или решимость покинет её на полпути.
- Белла, я... не знаю, что со мной произошло. Но он... он не похож ни на кого из знакомых мне парней. Я прекрасно осознавала, на что шла, и на ту ночь наши желания с Джейкобом совпали... и я не думала, что он так заденет меня... - она резко прервалась, словно внезапно спохватившись, и добавила, - прошу, не звони ему и не говори с ним обо мне, - она вскинула на меня испуганный взгляд. - Умоляю, с ним - ни слова обо мне… слышишь, ни слова! Он не обманул меня, это я сама обманулась. Я думала, что я смогу, что мне будет на всё плевать. Успокаивала сама себя, что-то внушала, но он... он... понимаешь, он постоянно в моих мыслях. Я не могу не думать о нём. Он не позвонит, я знаю, - она с силой зажмурила глаза, голос её сорвался на высокой ноте, и, перейдя на шёпот, она продолжила, - Как же я хочу, чтобы он мне позвонил. Мне уже вторую ночь подряд снится, как он звонит мне, понимаешь. Но это невозможно, ведь он не знает моего номера. И я вскакиваю на каждый звук, проезжающей машины, и на шум под окнами, в надежде, что он передумал. Но он не передумает, он и не собирается со мной дальше общаться... я знаю это и... надеяться на что-то большее с его стороны невозможно.
Ошеломлённая, я словно бы завороженная слушала её, подлавливая себя на невозможности соотнести её видение Джейкоба со своим собственным.
- Всё было так прекрасно. Мы не могли насытиться друг другом. Никогда у меня не было ничего подобного... и не знаю, будет ли ещё когда-нибудь...
Она так отчаянно прошептала свою маленькую тираду, срывающимся от переполнявших её чувств голосом, что мне показалось, что она произносит её сквозь душащие её рыдания. Однако когда Джессика обратила ко мне своё лицо, глаза оказались совершенно сухими и... пустыми. Не было и следа слёз. Ох, лучше бы она заплакала.
- А как же Майк? - робко уточнила я и получила в ответ нервный ироничный смешок.
- А что Майк? Я знаю немало таких "Майков". Малохольные маменькины сынки. Ноют, канючат, ждут выражения восхищения... а чем там восхищаться?
Она встала с дивана и сделала пару шагов к окну. - Ладно, что-то я совсем расклеилась. Забудь, что я тут тебе наговорила. Но Джейкобу ни слова, обещай.
Я поднялась и направилась вслед за ней к выходу. - Обещаю.
У Джесс был такой вид, словно небеса разверзлись, и вот-вот грядёт конец света. Застыв у двери, она нервно рассмеялась и дрожащим голосом добавила. - Любовь с первого "раза", - её ресницы затрепетали, прогоняя наворачивающиеся слёзы. - Белла, спасибо, что выслушала. Увидимся завтра. Я лучше пойду.
- Если хочешь, оставайся, - совершенно искренне предложила я.
- Спасибо, но нет.
Закрыв дверь за Джесс, я тряхнула головой, пытаясь привести в порядок мысли, сбившиеся в абсолютный сумбур. Находиться в гостиной мне не хотелось, там всё ещё витала грусть и безысходность эмоций Джессики. Собраться с мыслями и обрести покой я могла лишь в уединении своей комнаты.
Я поднялась на второй этаж в свою спальню, где, сидя на подоконнике, меня ждал Эдвард. Его силуэт чётко выделялся на фоне светлого квадрата окна. При моём появлении он тут же, оттолкнувшись от стены, направился ко мне.
- Джессика приходила, - устало выдохнула я, прислонившись спиной к двери.
- Я слышал.
- Эдвард, ты ведь знал, о чём думал в субботу Джейк, - это не было вопросом.
- Знал.
- Тогда скажи: почему же мы не забрали Джессику с собой, когда уезжали?
- Она думала о том же, о чём и Блэк, - пожав плечами, спокойно ответил он.
- Эдвард, иногда мы сами не осознаём, к чему приведут те или иные поступки, - я тщательно подбирала слова, боясь его обидеть, - порой, нам нужно, чтобы кто-то повлиял на наши решения, вернее, сделал за нас выбор, затруднённый нахлынувшими чувствами под влиянием момента. Если бы ты настоял на её отъезде с нами, с Джесс ничего не случилось бы.
Он приблизился ко мне, забрал из моих ослабевших пальцев рюкзак и аккуратно переместил его на стул.
- Видишь ли, любимая, они взрослые люди и сами всё за себя решают. Их желания совпали на вечер, никто не сопротивлялся, зачем нам было вмешиваться в их решения? Даже, если бы я настоял на её отъезде против её воли... Как ты себе это представляешь: я с вопящей от возмущения Джессикой на плече покидаю кинотеатр?
- Не утрируй, - сухо парировала я. - Я бы поговорила с Джейкобом о его поведении, меня сковываешь лишь обещание, что я дала Джесс: не затрагивать с ним эту тему.
Неожиданно для меня Эдвард принял сторону Джейка. - Белла, он взрослый человек... мужчина... О чём ты хочешь с ним поговорить? Собираешься отчитывать его? Он всё честно объяснил Джессике, она была не против. Он не подавал ей тщетных надежд. Так в чём же он провинился?
- Секс на одну ночь! Это отвратительно! - почти прокричала я.
- В этом нет ничего отвратительного. Просто для каждого человека есть свои нормы поведения. Если для тебя это неприемлемо, это не значит, что для кого-то это так же.
- Ты серьёзно? - с неподдельным удивлением прошептала я.
- Совершенно серьёзно.
И вдруг внезапно, совершенно неожиданно, словно бы яркая вспышка в тёмной ночи, меня пронзила сумасшедшая догадка. Я замерла, способная лишь растерянно застыть с раскрытыми ладонями, потрясённо взирая на него. - Эдвард, ты говоришь это, основываясь на собственном опыте, ведь так? Ты тоже так поступал?
- Да, и я так поступал, - подтвердил он мои худшие опасения.
- Боже, - потрясённо выдохнула я, чувствуя, как способность двигаться возвращается ко мне, и вместе с ней на меня накатывает очередная волна жгучей ненависти к женщинам в его прошлом.
- Прости, - покаянно прошептал он. - Но мне хотелось быть честным. - Его глаза были темнее обычного и светились непонятным блеском. Он протянул руку и примирительно дотронулся до моей щеки, но я отпрянула.
- Кто они были?
- Я их не помню, - пожал он плечами.
- Как их звали?
- Я не спрашивал.
- Ты хоть с одной из них встречался дважды?
- Не думаю, что это так.
- Сколько раз ты так делал?
- Я не считал.
- Десятки раз?
- Сотни, - спокойнее, чем обычно ответил Эдвард.
- Сотни?! - потрясённо воскликнула я. - Надеюсь, ты шутишь... Они были...
- Они были до тебя, - перебил меня Эдвард. - И теперь это не важно. Для меня не существует никого кроме тебя, любимая, - он притянул меня к себе, наконец, сломив моё детское упрямство. - Шшш... Я не хочу ссориться из-за Джейкоба Блэка и Джессики. Пусть они сами во всём разберутся. И из-за своего прошлого я ссориться тоже не хочу. Прошу, пойми, для меня есть только ты. И ты - моё настоящее, моё будущее. Всё, что было раньше - это ничто по сравнению с тем, что происходит сейчас между нами, любимая.
Всего несколько нежных слово и я уже готова сдаться. Я мысленно посмеялась над своим слабоволием, обречённо поддаваясь его объятьям и словам. Правда, о какой воле может идти речь, если рядом Эдвард?
- Белла, - зашептал он, зарываясь лицом в мои волосы, - я не помню ни одного лица, ни одного имени, ни одной ночи, зато я помню каждый наш поцелуй, каждый твой вздох, каждый твой стон. Я знаю, как ты закрываешь глаза от усталости и как закрываешь глаза от наслаждения... Я знаю, как меняется твой голос, когда ты злишься или когда ты грустишь. Я помню твой аромат после душа и после сна, уверяю тебя - это совсем разные ощущения. Я помню, как теплеет твоя кровь, когда тебя согревает одежда или когда ты горишь от моих поцелуев. Белла, мои пальцы знают наизусть твою кожу, а глаза помнят каждый изгиб, каждый завиток волос. Я ценю минуту проведенную с тобой рядом, я благословляю тот день, когда ты вошла в класс... Любимая, не стоит ревновать меня к тем, чье имя я даже не удостоился спросить....
И когда он наклонился поцеловать меня, я прогнала подальше все проблемы и забылась в его поцелуе.