На следующий день, на улице ярко светило солнце. Это означало, что в школу мы не пойдем, и я не увижу Беллу. Сначала я ужасно огорчился, целый день не видеть ее... Эта мысль не вызвала во мне энтузиазма. Но потом я подумал, что встреча с ней после разлуки будет еще прекрасней.
"Ты окончательно и бесповоротно влюблен", - сказал я себе. - "Пол дня проведенных порознь называешь разлукой".
"Ну", - поправил я сам себя, - "не пол дня, а всего несколько часов".
Ведь я должен предупредить ее, что меня не будет в школе. Написать и отнести ей записку, не займет много времени. А я получу возможность увидеть ее еще раз перед этим долгим днем. Я уже представлял себе, как она нахмурится, узнав, что сегодня меня не будет. Чем бы подсластить это известие? Подсластить... Ну да, конечно, шоколадкой.
Я точно помнил, что на заправке есть большой магазин. Вероятнее всего еда там тоже есть. Не долго думая, я направился на заправку.
Не смотря на ранний час, магазин был уже открыт. Мне навстречу поднялась миловидная чернокожая девушка. На ее футболке красовалась неожиданная надпись "Our blood has the same color, don't check this". На секунду я застыл. Ох, вероятно эта девушка просто ярый борец за права афро-американцев. Я чуть не расхохотался. Надо будет подарить такую футболку Эмету, он оценит юмор.
- Здравствуйте, - вежливо поздоровался я, - мне нужна шоколадка.
- Пожалуйста, - ответила продавщица и указала рукой на стену.
Я замер в изумлении: весь стенд от низу до верху занимали различные плитки шоколада. И как прикажете выбирать? Здесь был шоколад с орехами, с изюмом, черный шоколад. Черный шоколад?! А что бывает и не черный?!
- Ну, бывает еще белый, - ответила девушка из за прилавка. Оказывается я, задумавшись, произнес свой вопрос вслух.
- Дженни, - взмолился я, скользнув взглядом по значку приколотому у нее на груди, - мне нужен шоколад для девушки, помогите выбрать.
- Стив, - крикнула Дженни куда-то вглубь магазина, и из подсобки немедленно появился огромный чернокожий парень, очень похожий на нее. - Постой минутку за прилавком. Мне нужно помочь покупателю.
Девушка подошла к полке и начала вместе со мной придирчиво изучать товар.
- Ну, хоть скажите, какой шоколад она предпочитает? - вздохнула она наконец. - Обычный или горький?
- Горький?!! - я всерьез усомнился в сохранности собственного разума. Как горький? Шоколад должен быть сладкий.
Видя неподдельный ужас на моем лице, девушка уточнила. - Ну, так еще называют черный шоколад. Он имеет немного горьковатый привкус.
"Лучше бы я пошел покупать кольцо с бриллиантом в подарок", - тоскливо подумал я, - это было бы гораздо проще".
А вот покупка шоколада окончательно поставила меня в тупик.
Хорошо, придется пойти на хитрость.
- Дженни, - как можно более вкрадчиво произнес я, - пожалуй, я лучше спрошу свою девушку, что она предпочитает, и вернусь к вам. Но вы так много времени потратили на меня, позвольте я куплю шоколадку для вас.
Девушка вспыхнула.
- Какая вам больше всего нравится?
- Вот эта, - она уверенно протянула руку с золотистой упаковке.
- Вот и прекрасно, - обрадовался я, подхватывая две штуки и направляясь к кассе, - надеюсь ваши вкусы совпадут со вкусами моей девушки.
До ее дома я добрался бегом. Взобраться на второй этаж и проникнуть в ее комнату было для меня минутным делом. Я положил записку на край стола, прикрыв её сверху шоколадкой, что бы лист не улетел от ветра.
Я не смог отказать себе в удовольствии посмотреть на нее спящую хотя бы несколько минут. Совсем недавно, в моем распоряжении были лишь такие односторонние свидания. Белла беспокойно заворочалась, и я, с сожалением бросив на нее последний взгляд, выпрыгнул в окно. Я уже было собирался направиться в сторону леса, как мое внимание привлек луч света, игравший на каком-то предмете, наполовину втоптанным в землю. Я нагнулся и поднял хрустальное сердечко. Цепочка была порвана.
"Белла, вероятно, еще не обнаружила пропажу", - подумал я, опуская украшение в карман. - "Вот и прекрасно. Куплю новую цепочку и тихонько положу ее на тумбочку".

***
Вернувшись домой, я заскучал. Чуть позже мы все отправимся на охоту. Мы всегда старались использовать подобные дни с максимальной пользой и поэтому уходили далеко в горы, где можно было найти медведей. Но, как правило, Розали так рано ещё не была готова к выходу. Ей всегда нужно дополнительное время на сборы.
Я сидел, глядя в выключенный монитор компьютера, и размышлял, чем бы мне заняться. Конечно, можно было бы побродить по интернету, но мне не хотелось. Мысленно я все время возвращался к Белле. Перебирал в памяти минуты, проведенные вместе, вспоминал разговоры. И тут мне вспомнилось как в один из дней Белла рассказывала, как приятно с утра поваляться в постели и еще немного поспать, неожиданно узнав, что уроки отменяются. О, я как раз и нахожусь в подобной ситуации. Уроки отменяются. Мне сталo ужасно интересно испытать это ощущение на себе. Вообще, Белла возвращала меня к жизни, воскрешая во мне давно забытые ощущения. Значит поваляться в постели и поспать...
Я решил подойти к этому вопросу со всей ответственностью. Моя софа вполне может сойти за кровать. Что мне еще надо? Подушка и одеяло. Подушку я стащил из холла. Там на диване перед телевизором валялась их целая куча. Наверняка, Эсме не заметит исчезновения одной из них. Роль одеяла был призван исполнять cвязанный вручную мексиканский плед. Я лег на софу, положил голову на подушку, накрылся пледом и закрыл глаза, старательно пытаясь представить себе, что сплю. Я отключил возможность слышать чужие мысли и расслабился. Должен признаться, что я чувствовал себя довольно глупо. Через некоторое время перед глазами поплыли красные круги и мне все это порядком надоело...
Тут я уловил запах гостя и немедленно открыл глаза. На подоконнике, расширив глаза в немом ужасе, сидел Эммет.
- Эдвард, что ты делаешь? - осторожно спросил он.
- Нежусь в постели, - честно ответил.
- Ааа... - как-то очень спокойно повторил он, - нежишься... понятно
- Ну, в смысле, сплю, - уточнил я.
- Да, да, спишь. И давно? - медленно спросил брат.
- С утра, - ответил я.
- Логично, - согласился он, поглядывая на меня с некоторой опаской.
- Ну,долго мы будем его еще ждать? - послышался из окна раздраженный голос Розали. - Чем он там занимается?
- Он спит, - объяснил Эммет свешиваясь вниз.
- Передай, что ему срочно нужна помощь психолога, я его больше не жду.
За окном послышались резкие шаги сестры.
В моем воображении немедленно нарисовалась картинка обращения к психологу:
Дорогой доктор Х. В последнее время у меня вызывает сильнейшую тревогу странное поведение младшего брата. Он начал говорить странные вещи. Например, не далее как вчера он заявил, что шоколад - сладкий. А сегодня, доктор, вы не поверите, мы застали его спящим... Умоляю Вас, спасите его...
Я расхохотался...
В это время в дверь постучали.
- Войдите, - сказал я, искренне удивившись.
На пороге появилась весьма довольная собой Элис. Она тащила за руку Джаспера.
- Элис, а почему ты стучишь? - озадаченно поинтересовался я.
- А я приучаю свою неделикатную семейку стучаться прежде чем войти.
Ее взгляд неодобрительно скользнул по Эммету, все еще сидящему на подоконнике. - И я бы на твоем месте научилась закрывать окна, не ровен час помешает кто.
Эммет закатил глаза.
- Я слышала, ты спишь, - как ни в чем не бывало продолжала Элис. - Рада что мой подарок тебе понравился.
- Эээ, какой подарок? - я был озадачен.
- Эдвард, - казалось только тут она заметила на чем я лежу, - что это такое?! - она возмущенно указывала на мою импровизированную подушку.
- Ну, я взял ее внизу в холле, - смутился я, - а ты думаешь Эсме это сильно не понравится?
- Ну, даже не знаю как тебе и сказать, - протянула сестра, - 17 век, ручная работа, стеклянный бисер. Нет, не думаю.
Джаспер картинно схватился за голову за ее спиной.
- Джас, перестань валять дурака, - немедленно возмутилась Элис.
- А у тебя есть глаза на спине? - удивился Джаспер
- Нет, я вижу тебя в зеркало, - пожала плечами сестра.
Эммет прыснул от хохота, но наткнувшись на свирепый взгляд Элис, принял серьезное выражение лица.
- Тааак, а это у нас что, - елейным голосом поинтересовалась Элис, взявшись за мое импровизированное одеяло. - Плед племени Мая, - Мексика. И это у тебя одеяло. Восхитительно...
Я окончательно смутился.
- Эдвард, - Элис, наконец, дала волю раздражению, - ты хоть что-нибудь вокруг себя замечаешь?
- Замечаю, - осторожно ответил я, опасаясь разозлить ее еще больше.
- Ой, как я рада, что ты заметил мой подарок, который уже 3 дня стоит в твоей комнате.
Я бросил умоляющий взгляд на Джаспера: "какой еще подарок"? Он глазами указал на дальний конец комнаты. Там стояла коробка перевязанная темно-синей лентой. По размерам коробка напоминала скорее небольшой чемодан.
Я подскочил и крепко обнял Элис. - Спасибо, ты самая лучшая в мире сестра! - Я не любил получать подарки, но расстраивать ее я не собирался. - А что там?
- Вот открой и посмотри сам, - она все еще немного дулась, но в глазах уже плясали веселые чертики.
Я открыл огромную коробку и вытащил на свет полный набор постельного белья, две подушки и огромное одеяло.
- Ой, - изумился я, - ты что увидела, что я захочу попробовать, каково это - спать?
- Нет, я этого не видела, - ответила она и почему-то уставилась в пол.
И тут до меня дошло.
- Элис, - возмутился я. - Ты что... Да это личное... Ты не должна была...
- Погоди-погоди, успокойся, - быстро заговорила она, осторожно пятясь к двери и увлекая за собой Джаспера. - Ничего я не видела. Даже и не собиралась. Просто я не вчера родилась. Знаю, что рано или поздно тебе это все понадобится. - Она выскочила за дверь. - И, судя по всему, скорее рано, чем поздно!
Я застыл на месте. Потом медленно повернулся и наткнулся взглядом на Эммета, который все еще восседал на подоконнике. Увидев мое растерянное выражение лица, он так и покатился со смеху. Зарычав, я бросился на него.
Мы приземлились на сухие ветки и тут же встали в боевые позиции. Эммет вообще всегда "за", когда дело доходит до драки. А у меня, накопленная энергия требовала выхода. Но Элис была тут как тут.
- Потом подеретесь. Карлайл и Эсме уже ждут. Эдвард, я надеюсь ты пойдешь с нами? - спросила она тоном не терпящим возражений.
- Пойду, - вздохнул я, - тем более, что поспать мне в этом доме, точно не дадут.

***
День получился странный. Время двигалось как-то неравномерно: то застывало на месте надолго, и стрелки часов, казалось, намертво приклеивались к циферблату, а то вдруг летело, и я не замечал, как пробегали часы. В одном Белла оказалась совершенно права: мир изменился, и я видел его совершенно иначе. Мне внезапно стали интересны вещи, которыми я никогда не интересовался. Я находил какое-то необъяснимое удовольствие, пытаясь посмотреть на мир глазами человека.
Мое сознание разделилось. Я делал все, что нужно: охотился, общался с семьей и ждал... Ждал вечера...

***
Уже приблизившись к ее дому, я почувствовал запах оборотня. Оборотень? Что он делает в доме Беллы? Больше всего на свете мне хотелось помчаться к ней, вышвырнуть оттуда наглеца. Но как, черт возьми, я объясню ей свое поведение? Сомневаюсь, что ей понравится, если я ворвусь к ней в сад и начну размахивать кулаками. Вероятнее всего, она даже и не знает, что ее приятель оборотень. Решение пришло само собой. Недалеко от ее дома росло высокое дерево. Забравшись на него, я смогу видеть все, что происходит вокруг дома. Но было в этом что-то неправильное, словно я подглядываю за ней. Сяду спиной к ним, решил я. Таким образом, я не буду видеть их, а, если постараться, то и слышать. Но я обязательно почувствую, если ей будет угрожать хоть малейшая опасность. Устроившись поудобнее на вершине дерева, я принялся созерцать сумеречное небо. Это плохо у меня получалось. Я слишком по ней соскучился, ожидание было подобно пытке, а присутствие врага в такой опасной близости от нее отнюдь не улучшало моего настроения. Если не слушать их слова у меня получалось очень неплохо, то с его мыслями я испытывал огромные затруднения. Он буквально вопил.
- Как же ей объяснить, что Каллен опасен? – думал он.
– О, тебя ждет большое разочарование, она знает это, – мысленно ответил я ему.
- Если бы не этот дурацкий договор, я бы просто рассказал ей всю правду.
- Можешь не стараться, щенок, я это уже сделал за тебя, – разозлился я.
- Надо найти способ, сказать ей все. Я люблю ее, и я сделаю все, что бы защитить ее от кровопийцы.
Чтобы не сорваться с места, я вцепился в ствол дерева. О чем он позволил себе подумать? О любви?! К Белле?! Да как он смеет?!
Ревность захлестнула меня волной. Почему-то до этого момента я даже и не осознавал, что ее могу любить не только я. Все особи мужского пола, оказывающиеся возле нее, вызывали во мне неприязненные чувства. Но я прекрасно понимал, что она красивая девушка, естественно, что на нее обращали внимание. В школе уже все поняли, что она со мной, и позволяли себе смотреть на нее лишь издалека. Особо непонятливым – пришлось объяснить отдельно. Зато теперь, никто и близко себе не позволял мечтать о ней. По крайней мере, в слух. Над людскими мыслями я не имел власти, да и ладно, – пусть себе мечтают, это ничего не изменит.
Но этот мальчишка думал о любви! Картины в его сознании, сменявшие одна другую, заставили меня задрожать от гнева. Он действительно считает, что любит ее. Щенок еще слишком молод, чтобы уметь отличить обычное желание от истинного чувства. Я был взбешен.
Огромным усилием воли я подавил в себе желание спрыгнуть на землю. Вместо этого я принялся думать о том, что скажу сегодня Белле, и как наш мир вновь изменится после нашего разговора. На этот раз, в лучшую сторону...
Внезапно мои мышцы напряглись, кора, отломанная моими пальцами от дерева, с легким шелестом полетела вниз... Я даже не сразу понял,что произошло. Запах! Его запах изменился. В нем становилось все меньше от человека, больше от волка. Он перекидывался! Мое тело отреагировало: инстинктивно перестроившись в режим боя, еще быстрее, чем я успел это осознать. В долю секунды я оказался на земле и в три огромных скачка преодолел расстояние до ее дома... Бесшумно подобравшись к живой изгороди, я заглянул в сад. Мое тело было готово к прыжку.
Белла сидела на шезлонге спиной ко мне. Напротив нее стоял квилет. Его лицо было искажено от гнева, но волком от него больше не пахло. Он сумел сдержать себя в руках. "Похвально, щенок", - раздраженно подумал я, - "ты только что избежал смерти".
Я отступил в тень деревьев. Появляться непрошеным гостем, мне не хотелось. Кроме того, я был уверен, что он уже почувствовал мой запах.
Мой расчет оказался верен. Не прошло и пяти минут, как навстречу мне вышел молодой оборотень. Я молча разглядывал соперника в его человеческом обличье. В том, что он соперник, я не сомневался. Я слышал его мысли.
Черные глаза, смуглая кожа, длинные волосы, резко очерченный рот. Такие как он, как правило нравятся женщинам. Широкие плечи, под майкой угадываются накачанные мускулы, выглядит лет на 18, но оборотни всегда выглядят старше своих лет. Как минимум года на два-три. Следовательно ему не больше пятнадцати. Совсем еще мальчишка. Но это ничего не меняет.
Он. Посмел. Хотеть. Ее!
Наши взгляды встретились, и волна ненависти окатила меня. Между нами словно установилась невидимая связь, центром которой была она. Мы молча испепеляли друг друга взглядами. Мне не нужно было читать его мысли, чтобы понять, чего он хочет. Наши желания совпадали.
Он сверлил меня взглядом, мечтая лишь об одном: броситься на меня. Ну, давай же, мысленно умолял я, прыгни, и я убью тебя. Ударить первым я не мог. Он был на моей земле. По закону - он был гостем. Развязать драку, было равносильно, что начать войну. Это понимали мы оба.
- Я знаю, ты можешь читать мои мысли, - наконец, заговорил он.
- А тебя мама с папой не учили здороваться? - проигнорировал я его вопрос.
- Учили, - отпарировал он, - но я не желаю тебе здоровья. Если ты можешь читать мысли, - продолжал он, - тогда ты знаешь, как сильно я ненавижу тебя. Я ненавижу всех вас, но тебя особенно.
- Знаю, - спокойно согласился я, - даже польщен твоим вниманием к моей персоне. Чем обязан?
- Держись от нее подальше, - сквозь зубы процедил он.
- И это говорит мне кто? - мои брови взлетели вверх.
- Друг, - с вызовом бросил он.
- Впечатлил, - присвистнул я. - А теперь, друг, убирайся и не заставляй меня возвращаться к этому разговору. Белла - моя. Это ее выбор. И ты это знаешь. Это очень удобно - читать мысли других.
Его бой был проигран, и он это знал.
Его тело задрожало. Я слышал, как по швам рвётся его футболка, видел как расплываются черты его лица, как меняет очертания его тело. Он взвыл и стиснул зубы, прекращая дрожь.
- Я буду следить за вами, - прорычал он.
- Я это уже слышал, щенок. Тебе показать, в каком направлении находятся ваши земли? - вежливо осведомился я.
- Мы еще увидимся, кровопийца, - он развернулся ко мне спиной и растворился в сумерках.
- Буду ждать с нетерпением, - бросил я вслед.
Повернуться к вампиру спиной было очень неосторожно с его стороны. Безрассудно. Смелость всегда вызывала во мне уважение, даже если это была смелость врага. И все же,
жаль, что ему удалось удержать себя в руках. Очень жаль. Кстати, я даже не знаю, как его зовут.
Размышляя об этом, я быстрым шагом подходил к ее дому. Последние лучи солнца, скользили по земле, нехотя уступая власть ночи. Она сидела на скамейке, держа на руках котенка. От ее маленькой фигурки, веяло такой тоской и безысходностью, что у меня защемило сердце. Оборотень тут же вылетел у меня из головы.
- Привет, - сказал я присаживаясь рядом с ней.
- Ты как всегда бесшумен… - вздрогнула она.
- Я думал, ты уже привыкла, - я попытался придать своему голосу бодрое выражение.
- Думаю, я ещё не скоро привыкну.
Я разглядывал ее лицо. Тени на скулах, влажные ресницы, мокрая дорожка... Она плакала? Если это сделал он, я убью его, и никакой договор меня не остановит. Я наклонился и провёл пальцем по ее щеке, повторяя путь одинокой слезинки.
- Ты плакала, - прошептал я.
Она кивнула.
- Почему?
Она пожала плечами. Что-то мне подсказывало, что сейчас не время для вопросов.
Маленький белый котенок, вскочил на задние лапки и с укоризной посмотрел на меня.
"Почему тебя так долго не было"? - словно спрашивал его взгляд.
"Я охотился", - ответил я ему одними глазами.
"Понятно", - важно мурлыкнул дальний родственник тигра. Похоже он, наконец-то, признал меня равным хищником и перебрался на мои колени. Его кошачья интуиция подсказывала ему, что я никогда не при каких условиях не причиню вреда его хозяйке. Мы с ним на одной стороне... Он выгнул спину и приглашающе заурчал, предлагая скрепить наш мужской союз действиями. Я почесал его за ухом и погладил спинку. Мой новый друг с довольным видом свернулся клубочком.
- Как он дался тебе в руки? Он же тебя боялся, как огня! – поразилась Белла.
- Он просто привык, - нашелся я.
Она наклонилась ко мне, разглядывая мои глаза. Я не возражал. В ее глаза я мог смотреться вечность. В зарослях, неподалеку от нас, высунула голову из норы неосторожная землеройка. Бродяга, учуяв ее запах, немедленно сорвался с места и деловито зашуршал в кустах.
- Он забавный, - прошептала Белла. Ее голос был тихим и печальным.
- Он умный, - я повернулся к ней и взял ее лицо в свои ладони. - Я не хочу, чтобы ты плакала.
- Больше не буду, - еще тише ответила она.
Мне безумно хотелось ее утешить, но я не знал как. Я даже не знал причину ее тоски. Ох, своя душа - потемки, чужая - тем более. Хотя, это не про нас. У нас с ней одна душа, может потому во мне так болит ее тоска? Одна душа болит за двоих и одно сердце бьется. Сердце... Я вспомнил про хрустальное сердечко лежавшее у меня в кармане. Наверно, она расстроилась обнаружив его пропажу.
- Я кое-что принёс тебе.
Я развернул руку ладонью вверх, сжав пальцы в кулак. Она изумленно посмотрела на меня, ее взгляд был похож на взгляд ребенка разглядывающего огромную коробку, о содержимом которой он даже не догадывается. Ее тонкая рука легла на мою. Пальцы обхватили и переплелись с моими. Я, не моргая, смотрел на наши руки, не в силах отвести взгляда от переплетенных пальцев, и видел перед глазами черно-серебряную нить. Еще никогда я не ощущал ее так близко, и ни разу потребность в ней не была такой острой. Мои пальцы разжались сами собой.
Она недоверчиво уставилась на хрустально сердце, потом подняла на меня счастливые глаза. Словно лишь этого она ждала целый день. Она протянула руку и накрыла мое сердце ладонью. Ему было так хорошо в ее руках.
- Оно всё ещё твоё, - выдохнул я и прикоснулся к ее теплым губам
Она приникла ко мне. Я сидел рядом с ней, обхватив ее за плечи, и смотрел, как угасает день, в котором она любила безжалостного монстра. Безжалостного и бессердечного. Любила, не требуя взамен ничего кроме любви. Любила, даже не ища мне оправданий. Она просто не нуждалась в них, полностью приняв мою темную сторону. Последние часы этого дня таяли на глазах. Его место занимал новый день. День, в котором я, наконец-то, смогу рассказать ей о себе все.