Эдвард

Оторваться от нее было уже за пределом моих возможностей. Ее губы раскрылись мне на встречу, и я погрузился в нее, открывая для себя все новые глубины, ощущения и краски. Вселенная исчезла, исчезли звуки, цвета и запахи ... остались лишь она и я. Белла обхватила меня за плечи, прижавшись всем телом. Она была в этом вся, реагируя на каждое мое движение, признавая мою силу, власть и право на этот поцелуй. Я пьянел от ее губ все быстрее и быстрее... Ощущение острого наслаждения подхватило меня и повлекло за собой все дальше и дальше. Туда, где не имеют значения имена и люди, не важны ни время, ни пространство... Туда, где мы с ней были одним целым...
Но мое время истекло... Мир решил заявить о своем существовании и обрушил на меня целый поток не нужных мне чувств. Я услышал шум проехавшей мимо машины, мысли людей в ресторане, ток ее крови, бешено бьющийся пульс на узких запястьях. Она была так близко... Ее дурманящий аромат погасил мое сознание... Перед глазами встала яркая картинка: я увидел, как овладеваю ею и, секунду спустя, впиваюсь зубами в ее горло. Я уже не осознавал, что делаю, лишь чувствовал, как безумно хочу ее. Огонь сжигал меня изнутри. Я совершенно точно знал, что мне надо сделать, чтобы погасить его.
Мой рот наполнился ядом. Я приподнял Беллу за подбородок, развернул ее лицо к себе и приник к ней во второй раз: жадно, требовательно, настойчиво. Проснувшиеся, древние как мир инстинкты были на моей стороне. Я знал, как подвести ее к той черте, после которой она не сможет сказать мне «нет».
Зеленая мягкая трава, чем не ложе, самое прекрасное ложе, ложе любви? Чем не поле для охоты, самой восхитительной охоты, охоты на женщину? Белла застонала... ее руки обвили мою шею и притянули к себе еще ближе... Я слегка ослабил хватку, наслаждаясь лёгкими летящими прикосновениями. Пальцы скользнули по её ключице... До края пропасти оставался всего один шаг...
И в этот момент в моей куртке настойчиво зазвонил мобильный телефон. На всем белом свете был всего лишь один человек, на звонок которого я не мог не ответить, и сейчас именно ее мелодией заливался мой телефон.
- Да, - зарычал я в трубку.
- Эдвард, - Элис почти рыдала, - Эдвард, немедленно уходи. Я вижу. Ты сделаешь то, о чём будешь жалеть целую вечность.
Видение пропало, морок исчез, сознание вновь вернулось ко мне вместе с ужасом всего того, что я мог сейчас натворить.
- Ты убьешь ее!- прошептала сестра.
- Нет, - снова зарычал я в трубку, с силой сжав крошечный аппарат в руке. Телефон протестующе застонал, когда я нажал на кнопку отбой.
Мы всё ещё стояли обнявшись. Я смотрел на водную гладь озера, поверх её головы, успокаиваясь, приходя в себя. Жажда медленно отступала, на место ей приходило раскаяние и гнев на самого себя. Всего лишь на один вечер я позволил себе стать обычным «человеком», пригласить понравившуюся девушку на свидание, поцеловать её. Я усмехнулся. Такие простые вещи, а я доказал, что они не для меня. И девушка в моих объятьях тоже не для меня. Я ежечасно, ежесекундно рискую ею, пытаясь сдержаться, научится контролировать себя, подчинить своей воле охотничьи инстинкты. Но я не в состоянии отпустить её. Существовать без неё. Всё-таки я полный эгоист.
Прошла целая вечность, прежде чем я осмелился посмотреть на нее. На лице Беллы отражалось недоумение. Каким, наверно, странным я кажусь ей. Еле слышно скрипнул гравий на дорожке. Элис, наверняка, уже тут.
- Подожди минутку, я быстро, хорошо? - спросил я и, получив ее положительный ответ, в два шага оказался за калиткой.
Элис ждала меня, прислонившись к кованной ограде. Эмметта с ней не было.
- О, Эдвард, - прошептала она, - ты как никогда был близок к этому...
– Да я знаю, Элис, знаю, – я раздражённо перебил её. Почему я злился на сестру? Единственный, кто заслуживал моей злости – я сам. - Спасибо, что спасла её.
- Тебе лучше не оставаться с ней наедине. Давай я отвезу Беллу домой, - предложила сестра. - Придумаю какое-нибудь правдоподобное объяснение и ...
- Нет, - прервал я ее, я хочу быть с ней, и я найду способ этого добиться, - спасибо, что остановила меня. Я буду очень осторожен.
- Я лишь надеюсь, Эдвард, что твое упрямство не будет стоить Белле жизни, - попыталась настоять она.
Но, вероятно, на моем лице была написана такая решимость, что Элис сдалась.
- Хорошо, - ответила она, скрываясь в тени кустарника, - но я все равно буду неподалеку. Я знал, что спорить с ней бесполезно.
Белла стояла на том же месте, где я оставил ее.
- Соскучилась? - пошутил я.
Она кивнула с неожиданно серьезным видом. Это обрадовало меня, как мальчишку, и я просиял.
- Пойдем, - я взял ее за руку, увлекая под ивы, которые я заметил, пока приводил свои чувства в порядок. Их ветви образовывали что-то наподобие шатра, надежно укрывающего своих гостей от посторонних взглядов.
Белла приподнялась на носочки и приложила ладонь к моему лицу. Это было приятно и неожиданно... безопасно? Я ощущал полное спокойствие. Этот простой жест дарил мне тихое умиротворенное наслаждение, не имеющее ничего общего со страстью, и от этого такое безопасное.
Я закрыл глаза, позволяя себе насладиться этими ощущениями какое-то время, потом, повинуясь некоему необъяснимому инстинкту я повернул голову и прикоснулся губами к ее раскрытой ладони - все то же теплое наслаждение, ни намека на безумное желание крови.
И тут Белла потянулась к моим губам. Паника в ту же секунду захлестнула меня. Второй раз я могу и не остановиться.
- Подожди, чуть позже, - я отстранил ее, стараясь казаться спокойным. Все же мне лучше не притрагиваться к ней сегодня. Эта игра с огнем слишком опасна для нас обоих.
Лучшим решением было бы отвезти ее домой, но вопреки всякому здравому смыслу, я не хотел этого делать. Мне хотелось побыть с ней еще немного. Надо только больше не прикасаться к ней - решил я для себя.
Я подошел к кромке воды и постелил для Беллы свою куртку. Когда она села, я опустился на траву подальше от нее и даже для верности вцепился рукой в корень дерева за моей спиной. Как будто это было способно удержать меня на месте. Если я вскочу, не уцелеет ни дерево, ни его корни.
Я молчал, глядя на нее и думая об одном. Как сказать ей, что она разделила мой мир на две половины? В одном, я люблю ее, и мы вдвоем стремимся к вершине, туда где наслаждение превращается в вечность. В-другом, я жажду ее крови, и на вершине наслаждения стою лишь я один, с ее бездыханным телом у своих ног.
Как ей объяснить, что, как только я прикасаюсь к ней, как только страсть притупляет мое сознание, эти два мира сливаются в один, непрошенный и страшный, где я не хочу и не могу существовать, где цена за мою любовь - ее жизнь. И я не должен прикасаться к ней, пока не найду в себе силы провести четкую границу между этими двумя мирами, пока не буду уверен, что никогда и ни при каких обстоятельствах не уступлю и не причиню ей вреда.
- Эдвард, - начала Белла, я посмотрел на нее, но она молчала, словно не решаясь продолжить.
Я смотрел на её лицо. Она сидела, обхватив себя за колени. В её волосах запуталась луна. Она казалась такой нежной и хрупкой в этом неверном свете. Моя задумчивая молчаливая леди. Я не заметил, как начал цитировать Шелли, но уже не мог остановить себя.
- Белла, говори! Твой голос вздох мечты,
Моей души восторженное эхо.
В мой взор, взглянув, себя в нём видишь ты...
- Мне голос твой ответная утеха, - закончила она за меня.
Я восхищенно уставился на нее. Она знает одного из моих любимых английских поэтов: Шелли? Цитирует его наизусть, причем мое любимое стихотворение, далеко не самое популярное произведение этого автора. Я не удивлюсь, если она узнает Лунный Свет Дебюсси с первых нот. Родственные души действительно существуют. В этом я уверен.
- Эдвард, зачем ты цитируешь Шелли?
Я пожал плечами в ответ.
- Мне недавно приснился очень странный сон, - она внезапно сменила тему.
- А что в нем было странного? - спросил я, еще не чувствуя подвоха.
- Ты… - она смотрела на меня, не отрываясь.
Это было неожиданно. Воистину Белле не откажешь в смелости. Интересно, осознает ли она, что, признаваясь человеку в том, что он ей снится, она фактически подписывается по тем, что он ей не безразличен.
- Мне снилось, будто пробудившись посреди ночи и открыв глаза, я обнаружила тебя в своей спальне.
Я, не отрываясь, смотрел на нее.
- Мне снилось, что я встала с кровати и подошла к тебе, поговорить...
- И о чём мы говорили? - спросил я шепотом.
- Видишь ли, мы не говорили - ее голос был, почти неразличим, сливаясь с тихим плеском воды в озере. Я затаил дыхание, ожидая продолжения, но она молчала. Тишина окутала меня густым туманом, сотня вопросов мешала мне дышать.
- Знаешь, мне тоже недавно приснился сон,- я решил взять инициативу в свои руки.
Она резко обернулась ко мне.
- Мне снилось, что я наблюдаю, как ты спишь, но ты внезапно пробудилась, поднялась с кровати и подошла ко мне, поговорить.
- И о чём же мы говорили? - она в точности повторила мои слова
- Видишь ли, - я бросился в омут с головой, - мы не говорили... мы целовались...
- Ооо, - вырвалось у нее. - И как это было? Тебе понравилось?
- Понравилось. – Это был самый легкий вопрос в мой жизни. - А тебе?
- А я не говорила, что мы целовались в моём сне. - Почва ушла у меня из-под ног. Значит, она вовсе не собиралась говорить со мной о поцелуе. Это не было для нее тем же, чем это было для меня. Она всего лишь рассказывала мне про свой сон. Один из многих снов. В одних ей снилась мать, в других школа, в-третьих, я. Ничего особенного не было в этом сне, и она не придавала ни ему, ни поцелую никакого особенного значения. Вероятно, это была просто удобная тема для разговора. Да, Эдвард, ты слишком высоко взлетел в своих мечтах.
- Извини, я подумал, что если наши сны одинаково начались, то они обязательно должны быть схожими, - пробормотал я.
- Да, я слышала, что иногда людям снятся одни и те же сны. Интересно, почему так бывает? Ты никогда не задумывался?
- Нет. Но я думаю, что так бывает, когда между людьми существует определённого рода связь. Невидимые нити, связывающие их, - вероятно, я был чересчур откровенен, но мне не хотелось играть в слова.
- Понимаю, - она посмотрела на меня. - Ну и как называются те нити, что опутали нас?
- А мы целовались в твоём сне? – я не знаю, почему я проигнорировал её вопрос и почему спросил это, но я был удивительно спокоен. Слишком спокоен для человека, хм, или вампира, задающего вопрос «быть или не быть».
Она утвердительно кивнула. - Да.
- И как это было? Тебе понравилось? - теперь настала моя очередь повторять её слова.
Она долго молчала, прежде чем ответить. В воздухе повисло напряжение. Стук всего лишь одного сердца нарушал тишину. Неизвестность постепенно превращалась в отчаянье, грозясь погрести меня под своим грузом. Я стиснул зубы. Корень, за который я держался рукой, с глухим треском переломился пополам. Белла вздрогнула и подняла на меня бездонные глаза.
- Да, - наконец ответила она. - Да, Эдвард, мне понравилось.
Все встало на свои места. Все сделалось правильным и понятным. Она все помнила и все понимала. Она лишь не знала, как к этому отношусь я. Белла балансировала на тонком льду разговора, так же, как и я. Она ждала первого шага от меня и лишь, поэтому не осмелилась пойти до конца. Она предоставила это мне, и я был счастлив, что сделал это. Сейчас она признала мое право и на тот первый поцелуй, самый главный для меня и самый опасный в ее жизни. Я расслабленно опустился на траву, опираясь на локоть. Посмотрел на тихую гладь воды... Перевел взгляд на небо... Никогда еще звезды не светили так ярко.
- Белла, - сказал я. Я хочу провести завтрашний вечер с тобой. И день, и ночь, и после завтра и через месяц, и до скончания времен. Я не хочу расставаться с тобой ни на миг. Я хочу быть рядом всегда - кричало все внутри меня. Но вслух я сказал лишь это. - Я хочу провести завтрашний вечер с тобой.
Дождь хлынул внезапно, нарушая наше тихое уединение. Он пробежал по водной глади, оставляя на ней круги, растрепал ветки деревьев, намочил траву. Я вскочил и подхватил Беллу на руки. Закрывая ее собой, от холодных капель, я почти бегом понес ее к машине. Она не проронила ни слова, лишь прижалась ко мне всем телом и положила голову мне на грудь.
В салоне автомобиля я включил обогрев и завел мотор. Она все еще молчала. Молчал и я. Я медленно выехал с парковки и свернул на направление Форкс. Лишь возле самого дома она наконец заговорила.
- Куда мы пойдем завтра?
- Куда ты выберешь, - ответил я, мысленно добавив: мне совершенно все равно куда итди, если я иду с тобой.

Белла

Я смотрела на него, не отрываясь. – Ты…
На лице Эдварда нарисовалось нарочито безразличное выражение, хотя пред этим я заметила, как тень удивления скользнула по нему. Похоже, он не ожидал, что я начну этот разговор так скоро.
Я была слегка шокирована собственным поведением, своим страстным откликом на поцелуи Эдвара, желанием слиться с ним полностью, раствориться в нём. Всё это слишком непохоже на меня. И эта пробудившаяся во мне чувственность.
Я выпрямилась, расправила плечи и решительно продолжила.
- Мне снилось, будто, пробудившись посреди ночи и открыв глаза, я обнаружила тебя в своей спальне.
Эдвард не отводил глаз.
- Мне снилось, что я встала с кровати и подошла к тебе, поговорить…
Я снова замолчала, а Эдвард не отрываясь, смотрел на меня.
Его шёпот был еле слышен.
- И о чём мы говорили?
- Видишь ли, - я внимательно наблюдала за выражением его глаз. – Мы не говорили…
На сим решительность моя иссякла. Я просто смотрела на него, он – на меня. Понять, о чём он думает, для меня – это всё равно, что попытаться выучить японский. Долго, нереально и безрезультатно.
Наконец, я перевела взгляд на воду, наблюдая в просветах между ветвей за спокойной лунной дорожкой. Было почти безветренно, ряби на воде не наблюдалось. Все вокруг дышало спокойствием и умиротворённостью. Лишь меня раздирали противоречивые чувства, которые я никак не могла успокоить и взять под контроль.
Зазвучавший голос Эдварда нарушил тишину.
- Знаешь, мне тоже недавно приснился сон.
Я резко обернулась к нему.
- Мне снилось, что я наблюдаю, как ты спишь, но ты внезапно пробудилась, поднялась с кровати и подошла ко мне, поговорить.
- И о чём же мы говорили? – вернула я ему его слова.
- Видишь ли, - он, видимо, тоже решил играть по правилам. – Мы не говорили… мы целовались…
- Ооо, - вырвалось у меня. – И как это было? Тебе понравилось?
- Понравилось, - просто ответил он. – А тебе?
- А я не говорила, что мы целовались в моём сне.
- Извини, я подумал, что если наши сны одинаково начались, то они обязательно должны быть схожими.
- Да, я слышала, что иногда людям снится одно и то же. Интересно, почему так бывает? Ты никогда не задумывался?
- Нет. Но я думаю, что так бывает, когда между людьми существует определённого рода связь. Нити… и всё такое, понимаешь?
- Понимаю, - я выгнула бровь. – Ну и как называются те нити, что окутали нас?
- А мы целовались в твоём сне? – внезапно спросил он, так и не ответив мне. Это прозвучало так, словно он долго готовился к вопросу.
Ах, Эдвард, ну разве я могу дать тебе отрицательный ответ. Что ты хочешь услышать? Твои поцелуи, как наркотик для меня. Тогда в спальне, я наслаждалась поцелуем, думая, что это сон, а сегодня в саду, я знала, что не сплю. И пока мы стояли и целовались, весь мир сузился до тебя одного?
Мои размышления прервал треск дерева. Я вскинула голову. Я уже и не знала, удивляться мне этому или нет, но корень, на котором лежала ладонь Эдварда переломился пополам.
Отвечая на его вопрос я утвердительно кивнула. – Да.
Видимо, мой ответ его удовлетворил, потому что сковавшее Эдварда напряжение рассеялось, он расслабленно опустился на траву, опираясь на локоть и улыбнулся мне.
«Это ты! Ты! Почему не скажешь прямо? Почему мы продолжаем ходить вокруг да около?»
- Выходит, нам снилось одно и то же? – прищурившись, спросила я.
- Выходит… - он улыбнулся. Выражение лица говорило «а всякое бывает, что такого».
Мы не отводили взглядов, безмолвно продолжая разговор.
«Я точно знаю, это был ты».
«Я знаю, что ты это поняла»
«Это был не сон»
«Не сон».
«А почему тогда мы не можем прямо поговорить об этом?»
«Время откровенных разговоров ещё не пришло»
Лёгкий порыв ветра всколыхнул шуршащие листья серебристых ив и, через несколько секунд, нежданно хлынул дождь.
Эдвард, внезапно оказавшийся рядом, подхватил меня на руки, и прижав к себе, закрывая от летящих капель, побежал к машине. Я приникла к его сильному телу, чувствуя движение мышц под одеждой.
Обратную дорогу я наслаждалась воспоминаниями о прошедшем вечере, о наших взаимных невысказанных до конца признаниях. Мысли о завтрашнем вечере, что мы проведём вместе, не покидали меня. Только куда нам пойти? Он оставил право выбора за мной. Право, я совсем не знала, что ему предложить. Ладно, подумаю об этом перед сном.

***
На следующий день на большой перемене мы с Джессикой первыми из нашей компании пришли в столовую. Набирая еду на поднос, я краем уха слушала болтовню подруги. Мои мысли занимал вчерашний вечер, наша поездка в ресторан, странное происшествие, разговор под кронами ив. И предстоящее свидание.
Сквозь туман воспоминаний прорвался пронзительный голос Джессики.
- Что? - переспросила я
- Поехали вечером в Бугинвиль в Порт Анджелес с нами.
- А что это? - настороженно спросила я.
- Бар, - Джесс нервно рассмеялась и махнула кому-то рукой. Я обернулась в том направлении, но никого из знакомых не увидела.
- Бар?
Глаза Джессики забегали. - Ну, диско-бар.
- Точно? - я всё ещё не была уверена, что подруга договаривает до конца.
- Ой, ладно, - досадливо вздохнула Джесс. - Это — клуб!
«Вот мы и докопались до истины», - подумала я. По непонятной причине, Джессике очень хотелось, чтобы я поехала с ней, поэтому, зная мою нелюбовь к танцам, она решила не говорить мне всё до конца.
- Джесс, - аккуратно начала я, - ты знаешь, такие развлечения не для меня. Я как-то не очень… не очень люблю ходить в места, где танцуют.
- Ой, да танцевать не обязательно, можешь просто сидеть. Получать удовольствие от музыки и наслаждаться вечером.
- Меня как-то не особо, - я пыталась подобрать нужное слово, - увлекает громкая музыка.
- Да, брось ты, - энтузиазм Джессики, казалось, не прогонит даже череда моих неубедительных отказов. – Анджела с Лорен тоже пойдут и Майк, Бен, Тайлер и Эрик собирается. Брось, будет весело, поехали.
- Тогда я приглашу Эдварда, - внезапно выпалила я.
- Каллена? – Джессика произнесла это с такой интонацией, словно у нас в классе был ещё один Эдвард, о котором она ничего не подозревала.
- Да.
Она передёрнула плечами. – Приглашай, кого хочешь. Компания уже и так немаленькая собралась.
Девушка подняла поднос и направилась к столику, где сидели Майк с Эриком.
«Спасибо, Джессика», - мысленно иронизировала я, провожая её взглядом.
Я посмотрела на столик Калленов и Хейлов. Все на месте, кроме Эдварда. Где же он?
- Привет, - прозвучало рядом. - Кого ищешь?
Я резко повернулась. Рядом стоял Эдвард.