Шаг, еще шаг. Их гулкое эхо раздается по центральному залу факультета некромантии, но этого я почти не слышу. В голове звучит только голос Арта: «Ты всегда будешь чужой в моем мире». Чужая. Некромант, человек, из которого не сделать вампира. Я действительно чужая для него, для них всех.

Безучастный взгляд статуи Грента. Мне бы хоть немного твоего равнодушия!

Вспомнилось наше первое знакомство, потом приглашение в Театр вампиров. Его постоянная опека и защита. Никто, кроме Арта, так не относился ко мне, а теперь не будет даже этого! Легкий поцелуй. Его слова: «Прости, я забылся». А ведь Ари рассказывал об увлечениях вампиров, да и Савелий советовал выбросить Арта из головы. Так оно и оказалось: Арт просто забылся, увлекся, но успел вовремя остановиться. Пожалел меня.

Щемящее чувство тоски и грусти захлестнуло душу. О чем я думала? Все шло хорошо, но нет, захотелось большего! Арт ведь уже показал, что я не его избранница, зачем надо было пытаться выяснить все до конца?

Не обращая внимания на утреннюю суету вокруг, я медленно добрела до этажа первокурсников. Пусть бегают. Даже если Визул снова нападет на Академию, мне все равно.

С надеждой отгородиться в комнате от всего мира я открыла дверь и неожиданно обнаружила Рэй. Элементалистка сидела на облюбованном мной вчера подоконнике, с грустью глядя куда-то вдаль. Несмотря на раннее утро, девушка была полностью одета, а ее кровать аккуратно заправлена. Видимо, спать Рэй не ложилась. Освещенная солнечными лучиками фигурка выглядела усталой и поникшей. Полностью погруженная в себя, моего появления она не заметила.

Сердце тревожно дрогнуло. Даже собственные переживания немного отступили.

— Рэй? Ты чего не на практике? Что случилось?

Элементалистка вздрогнула и обернулась. Пару секунд смотрела на меня, а потом вдруг закрыла лицо руками и разрыдалась:

— Ты не представляешь, что я видела, Тень. Не представляешь…

Оказалось, Рэй приехала еще вчера вечером, однако несколько часов провела у целителей.

— На практику мы отправились с двумя целителями, — начала сбивчивый рассказ она. — Нам было по пути, поэтому и решили держаться вместе. Дорога предстояла неблизкая, и один из ребят, Алек, предложил заночевать в одной из обителей Братства Света. До монастыря мы добрались на закате и уже издалека обратили внимание на первую странность: привратников не было. А подъехав ближе, увидели, что защитный символ треснул и почернел. Мы вбежали внутрь, а там…

Элементалистка запнулась, а я похолодела. В желудке что-то неприятно сжалось. Кажется, я поняла, что увидела Рэй.

— Там были трупы! — крикнула она. — Множество разорванных тел с искаженными от боли и ужаса лицами! И кровь, везде кровь, ею был пропитан весь внутренний двор! Тень, я едва не сошла с ума от увиденного, но что я, вот Алек… Один из монахов обители был его братом! — Девушку трясло, но она не могла остановиться, а я не в силах была успокоить ее.

Словно наяву представив описанную картину, я почувствовала, как к горлу подкатывает тошнота. Арт, как ты мог? Давние слова: «Я не Грег». Неужели это действительно был ты?

— Пока мы возвращались обратно, никто не мог нормально спать. Едва задремав, мы просыпались от кошмаров, — тихо завершила она рассказ. — Целители тут меня немного в себя привели и обещали, что кошмаров больше не будет, но я боюсь засыпать. Сначала мы думали, что это дело рук кого-то из темных архимагов, но оказалось — виновата нежить. Да и вправду не мог такого сотворить нормальный человек, пусть и темный.

— Ты права. — Я с тоской посмотрела в окно. — Это не человек.

Мой ночной кошмар. Убийца с ледяным сердцем. Вампир, которого я люблю.

— Если бы я увидела виновника, я сделала бы все, чтобы уничтожить чудовище. — Рэй сжала пальцы, глаза ее полыхнули гневом. — Теперь я точно поняла, для чего учусь: нечисть необходимо истреблять на корню.

Я вздрогнула, вспомнив свои слова при первой встрече с Артом, но, в отличие от него, мне Рэй возразить было нечего. Да и не стала бы она слушать возражений. Разве имею я право осуждать ее за желание отомстить? Напротив, любой здравомыслящий человек только помог бы ей в этом. Но светлые хотели убить Арта, они лишили его сил, так что и он, получается, в своем праве!

В голову закралась нехорошая мысль: а на чьей бы стороне я была, убивай элементалистка Арта? И я поняла, что помогла бы вампиру. Даже зная все, что знаю сейчас, зная, что он в любой момент может стать вторым воплощением Грега Кровавого, я не могла позволить ему умереть. Насколько же сильно я влюбилась?

Скрипнула дверь. Рэй сдавленно ойкнула, с испугом глядя мне за спину. Я резко обернулась и замерла: в комнату зашел Визул. На его груди сияла Скрижаль Мораны.

Страха я не испытала. После всего, что произошло, в этот момент мне было все равно — убьет меня он или нет.

Архимаг был один, да и зачем ему еще кто-то.

— Я за тобой, Тень, — сказал он и схватил меня за руку.

Прикосновение светлого оказалось весьма болезненным. Жгла и близость Скрижали, но вырваться я не могла, поэтому оставалось только морщиться.

— Что тебе теперь-то надо?

— Все то же — ты. — Визул пожал плечами и потащил меня за собой. — Вообще-то Академию я планировал навестить несколько позже, но оказалось, что тут сегодня состоится закрытая вечеринка в мою честь. Вот только меня на нее почему-то не пригласили.

— Оставьте ее в покое! — очнулась Рэй и попыталась помешать, но он отбросил ее.

Почти тотчас мир вокруг дрогнул от сильнейшей магической волны, но что случилось с элементалисткой, я, вытянутая архимагом в коридор, не увидела.

— Что ты сделал с ней?! — Я еще раз попыталась вырваться, и вновь безуспешно.

— Успокойся, — шикнул Визул. — Я просто дал ей шанс стать ближе к свету. Твоя подруга мне потом за такой подарок еще спасибо скажет.

— Она… проявленная? — с изумлением уставилась я на Визула, даже перестав отбиваться. — Но проявленными становятся только во время каких-то событий! Ну или при помощи запрещенного заклинания!

— Не только. Архимаг может запустить процесс и подтолкнуть избранника к своей силе.

— Но это нечестно! — возмутилась я. — Это не их выбор!

— Почему же? — не согласился Визул. — Если помнишь, в этот момент нельзя принудить, любая магия вообще рассеивается. Так что человек просто видит Свет. И сам принимает решение.

— А если он не готов?

— Перестань. — Архимаг раздраженно махнул рукой. — Перспективных магов много, а значимое событие в их жизни может и не наступить. Вот, к примеру, твоя подруга. Какая разница, приняла она Свет сейчас или через пять — десять лет? Да я ей услугу оказал, дал шанс быстрее освоить магию и стать куда сильнее. Или ты всерьез думаешь, что такая, как она, приняла бы Тьму?

Представить Рэй проявленной темной я не могла, однако и соглашаться с Визулом не желала.

— И все же у нее не было выбора.

— Ошибаешься. Она свой выбор сделала уже очень давно, а я лишь помог ей. Как и многим до нее.

— Значит, вот откуда у вас столько последователей? — озарило меня. — Вы инициировали людей проявленными светлыми, а потом отправляли на смерть к стенам Леории? Создали таким образом армию подконтрольных магов-смертников!

— Я лишь дал им силу, девочка, — поправил Визул. — А они, узрев истину, в благодарность последовали за мной самостоятельно. Анхайлиг на своих приемных экзаменах не раз проделывал то же самое. Ведь мало проявленных темных хотят стать некромантами, приходится брать, что есть. И вот он действительно многих обращает к Тьме, чтобы потом отдать в жертву Моране. Я уж молчу о том, что делает с людьми твой знакомец архивампир, вообразивший себя последователем Грега Кровавого. Его недавняя выходка стоила жизни почти сотне невинных людей, и смерть их, поверь, была не из приятных.

Вспомнив недавний рассказ Рэй, я невольно вздрогнула.

— Тебе не по нраву? — тотчас отреагировал архимаг. — Вижу, что да. Я ведь знаю, что ты заблудшая душа и должна была стать одной из нас.

— Я спасала друга.

— Того самого, который потом использовал тебя? Кого ты оправдываешь, Амелинда? За кого держишься? Они не раз хотели пожертвовать тобой, ты никому из них не нужна. Так не лучше ли помочь мне, а я верну тебя к Свету?

Визул был убедителен, так что я почти поверила ему. Почти…

— Вам не обратить меня, — тихо сказала я. — Вы в чем-то правы, но я видела во Тьме не только зло. Это неравнозначные понятия.

Светлый архимаг досадливо хмыкнул:

— Анхайлиг хорошо готовит своих учеников. Намного лучше остальных, хотя, будь у меня время, думаю, я смог бы ослабить его влияние на тебя.

— Я не под его влиянием.

— Увы, девочка. Не под влиянием могут себе позволить находиться только такие, как я. Даже память Велиара не поможет тебе избежать этого. Все вы, от зеленых адептов до магистров, под контролем какого-либо архимага.

— Даже если и так. — Я упрямо поджала губы. — Контроль Анхайлига мне больше по нраву, нежели ваш.

— Посмотрим, что ты скажешь после его гибели. — Визул пожал плечами. — Если доживешь, конечно. А сейчас пошли быстрее, не то все пропустим.

— Пропустим что?

— Неужели еще не догадалась? Твой вампирчик решил разжиться бессмертием Грега Кровавого. И на данный момент Анхайлиг добровольно жертвует свою кровь для завершающей стадии ритуала. Да пошли уже!

От слов светлого архимага мои ноги сами побежали, и вскоре мы уже спускались в подвалы факультета некромантии. Ни на минуту не задумываясь, Визул направился прямиком к двери, из которой недавно выходил ко мне Арт.

— Зря ты надеешься на меня, — попыталась я в последний раз убедить светлого. — Ему нет до меня дела и не было никогда.

— Что ж, если это так, ты умрешь, — равнодушно откликнулся архимаг, — а у меня прибавится хлопот. Но обычно, знаешь ли, я не ошибаюсь.

Визул решительно толкнул дверь, и мы шагнули в темноту.

Комнатка без окон была не очень большой, так что взгляд сразу выхватил высокую фигуру Арта. Тот стоял перед расчерченным меж трех массивных золотых подсвечников кругом и что-то шептал. Словно отвечая архивампиру, сложнейшая вязь символов зло полыхала пурпуром. Волны исходящей от них темной энергии были настолько сильны, что чувствовались даже около светлого архимага.

У дальней стены, за грубо сколоченным алтарем стояли знакомая древняя вампирша и Анхайлиг. В окровавленной руке некромант держал чашу, а старуха вынимала сердце Освальда из большого обсидианового ларца. Едва завидев нас, она молниеносно выхватила у Анхайлига церемониальный кинжал и проткнула сердце.

— Marzas zi fornias kanpa! Athanatos shin talas! — выкрикнула вампирша, и подсвечники вспыхнули.

Раздался низкий гул, потянуло замогильным холодом. Земля под ногами содрогнулась, с потолка посыпалась крошка. Прямо перед нами по полу пробежала тонкая трещина. Едва подавив инстинктивное желание присесть, я завороженно смотрела на круг, в котором быстро разрастался темный смерч. Уже через несколько секунд он скрутился в причудливую спираль, открывая перед своим хозяином провал. Не знаю куда, но, видимо, к тому самому бессмертию.

— Ты опоздал, светлый! — расхохоталась Талина.

— Нет! — крикнул Визул. — Артур, если ты сделаешь хоть шаг, клянусь, девчонка умрет! И в этот раз тебе ее не оживить. Знаешь, как я ее убью? Я мог бы сделать это тысячами способов, но предпочту, чтобы за меня это сделала Скрижаль!

Визул схватил мою руку и потянул к сиянию у себя на груди. Я в панике зажмурилась, так как, в отличие от архимага, знала, что Арт только использовал меня и сейчас я просто вспыхну…

— Остановись.

Глухой, неживой голос.

Моя рука замерла в нескольких миллиметрах от Скрижали. Я кожей чувствовала ее опаляющий жар, но почти не обращала на боль внимания. Со страхом и недоверием я смотрела на Арта, однако тот застыл, не делая и попытки переступить пылающую черту. Но почему? Неужели Визул оказался прав и я для Арта что-то значу? Невозможно! Однако чем еще это объяснить?

— Знаешь, мне даже хочется, чтобы ты зашел в круг, — тем временем медленно произнес Визул. — Вечность в одиночестве, это ли не прекрасно? Сколько там выдержал твой отец, Артур?

На абсолютно непроницаемом лице архивампира не отразилось ни одной эмоции, лишь во взгляде промелькнуло едва сдерживаемое бешенство.

— Отпусти ее.

— Отойди от портала, — жестко приказал Визул.

Я не верила глазам, но Арт медленно отошел к алтарю. Судя по искреннему изумлению на лице Анхайлига, для него поведение вампира тоже оказалось неожиданностью.

Дыхание перехватило, и несмотря на то, что меня в любой момент могли убить, сердце радостно затрепетало: я нужна ему! Визул не ошибся!

— Ты не можешь отказаться! — рассерженно воскликнула Талина. — Клянусь, об этом узнают…

Старуха внезапно захрипела, упала и почти мгновенно обратилась в прах.

— Правильный выбор, — удовлетворенно кивнул Визул.

И тут на комнату обрушилась тишина. Исчезли все звуки, словно уши залили воском. Я со страхом посмотрела на полыхающую границу круга. Подсвечники накалились, ореол темной энергии вокруг них стремительно возрастал. Видимо, раньше эту силу контролировала вампирша, а теперь удержать ее было некому.

Мрачные Арт и Анхайлиг одновременно закрылись щитами. Сначала тьма прорывалась отдельными дымными щупальцами, которые разбивались о стены, оставляя на тех угольные кляксы. Но защита круга все слабела, и вот бесконтрольная энергия вырвалась за пределы заклинания. Я испуганно вскрикнула и непроизвольно сжала руку Визула.

— Не бойся. Рядом со мной очень сложно умереть, если я этого не хочу, — одними губами улыбнулся он.

Интересно, почему вся эта сила не выходит за границы комнаты?

Я прищурилась и вдруг поняла, что в стены этой комнаты вплетены мощные защитные чары. Что ж, и то хорошо: хоть на голову ничего не рухнет.

Наконец ураган иссяк, оставив только выжженный круг, разрушенный алтарь и стены, покрытые инеем. Подсвечники превратились в оплавленные золотые лужицы.

Вот и все.

Правда, отпускать меня светлый архимаг не спешил. В душе зашевелились нехорошие подозрения, а сердце испуганно застучало. Ну почему я тогда не взяла у Арта ожерелье? Гордость взыграла? Вероятно, представилась бы возможность использовать телепорт, а теперь пропала и надежда на силу архивампира. Визул победил, и все из-за меня!

— Визул, ведь она больше не нужна. Оставь девушку, — разорвал тишину Анхайлиг. — Светлый, неужели в тебе ни капли благородства не осталось?

— Кто бы говорил о благородстве! — тотчас ощерился Визул. — Один из вас очернил ее душу, другой вообще держал рядом лишь для того, чтобы принести в жертву. — Архимаг вдруг обратился ко мне: — Посмотри на них, Амелинда. Вспомни наш разговор. Я защищаю своих людей, никого не оставляю в беде и никогда им не лгу. Делал ли твой архимаг для тебя хоть что-то подобное? А этот… монстр? Ты ведь, уверен, даже и не знаешь, как на самом деле выглядят архивампиры? Вижу, не знаешь. Он не рискнул бы тебе это показать. Артур только играл на твоих чувствах, использовал, чтобы добиться своей цели. И даже то, что ты подходишь ему, его не смутило. Милая, ты жива не потому, что Артур жалеет тебя, а потому, что у него просто нет иного выхода — против инстинктов сложно пойти. Но это не значит, что ты ему такая нужна, у вас даже детей быть не может. Я мог бы убить тебя, чтобы ослабить его, но когда говорил о том, что вижу чистоту твоей души, — я не лгал. И снова предлагаю помощь. Посмотри на них и спроси себя, Амелинда, действительно ли ты хочешь вернуться? Подумай и скажи искренне. Если да, обещаю, отпущу тебя.

А ведь он прав. С каждым словом архимага я понимала это все отчетливей.

— Прекрати, Визул. — Анхайлиг поморщился. — Что ты хочешь теперь доказать?

— Что твое влияние не настолько велико, как все считают! — крикнул светлый, и что-то во мне изменилось.

Даже если Визул и прав, я все равно не желаю иметь ничего общего с безумным фанатиком, угрожающим уничтожить всех темных. Эх, если бы не Скрижаль! Вот ведь она, совсем рядом, Визул сам поднес к ней мою руку, и если схватить чуть выше, за цепь… Нет, не смогу. Ни один темный не сможет, Скрижаль доступна только светлым, да и магия защищает ее от чужих рук. Однако в момент обращения рассеивается любая магия! Пусть ненадолго, но много времени и не нужно!

Вдруг я перестала бояться, что умру, думала только о том, как успеть сдернуть Скрижаль до этого. Я просто обязана успеть, ведь больше такой возможности ни у кого никогда не будет!

Сердце сжалось, а потом бешено застучало. Надеюсь, лесные эльфы оказались правы, и во мне достаточно крови Ари для того, чтобы скрыть свои истинные намерения.

Я подняла голову и посмотрела прямо на Визула:

— Вы действительно можете мне помочь?

Пронзительные глаза, казалось, в один миг просмотрели мою душу, а потом он рассмеялся.

— Ты проиграл, Анхайлиг, — сказал Визул.

Я взглянула на некроманта, ожидая увидеть на его лице осуждение, презрение, но ничего. Равнодушие и собранность.

— Извините, — прошептала я, и на меня обрушился слепящий водопад.

Здесь не было никакой границы, никакого выбора. Просто в одно мгновение все вокруг вспыхнуло, и мир изменился. Потеплел на руке браслет Двайны, знакомая фигура в потоке света счастливо улыбнулась. Мягкий, убаюкивающий океан чистой силы, в котором хотелось раствориться без остатка и забыть обо всем… Вспомни, зачем ты здесь. Вспомни!

Резко открыв глаза, я вцепилась в цепь и рванула Скрижаль на себя.

В то же мгновение комнату поглотила Тьма. Визул не успел даже вскрикнуть: несколько темных вихрей ужасающей мощи распылили его практически сразу. Меня пробрала дрожь: вокруг, за границей мягкого сияния, бушевал темный водоворот такой мощи, что стало ясно — одним Анхайлигом тут не обошлось. Не в силах смотреть на происходящее, я зажмурилась и крепко прижала Скрижаль к груди. Слишком уж хрупкой и невесомой казалась ее защита.

Однако ничего не происходило. Мир вокруг успокоился, и я нерешительно открыла глаза. В небольшой комнатушке стояли архимаги Темного Круга и все как один смотрели на меня.

Неужели все закончилось? Весь этот ужас наконец позади?

Скрижаль Мораны ободряюще потеплела. Я вгляделась в ее мерцающее сияние и отчетливо поняла, что теперь никто не сможет причинить мне вреда. Ни архимаги, ни вампиры, никто в мире не способен на это. И почему Анхайлиг и другие такие хмурые? Почему боятся Скрижали? Ведь она прекрасна!

Со счастливой улыбкой я оглядела окружающих и внезапно натолкнулась на полный печали взгляд Арта. Так же он смотрел на меня в последние минуты на плато.

И все вернулось. Спало очарование Скрижали. Улыбка Двайны, холодный лик Мораны — ничто теперь не имело значения. Остался только взгляд, от которого сердце невольно забилось быстрее. Нет, в моих чувствах к вампиру не изменилось абсолютно ничего, хотя теперь мне уж точно не на что надеяться. Я постаралась прогнать слезы. Винить тут некого — сама сделала такой выбор.

Резко развернувшись, Арт быстро покинул комнату. А потом пришла боль. Душевная боль, которую не могло исцелить никакое сияние.

На негнущихся ногах я подошла к Анхайлигу и разжала руку — Скрижаль Мораны с глухим стуком упала на дно обсидианового ларца.

Дальнейшее помню смутно. Поздравления окружающих, сияющая Рэй, Амалика, расписывающая преимущества факультета целителей перед обучением у элементалистов, все смешалось в один безликий клубок. Я чувствовала растерянность и усталость, в глубине души что-то тоскливо ныло. Все вокруг казалось одновременно и естественным и неправильным. А после целого дня пытливых, изумленных и вопрошающих взглядов хотелось спрятаться куда-нибудь подальше и хотя бы ненадолго остаться в одиночестве. Но куда? Где найти такое место, если даже в комнате жаждет общения радостная элементалистка?

Озаренная идеей, я направилась в морг.

Быстрым шагом миновав зал Грента и радуясь, что никому не попалась на глаза, я скользнула во внутренний двор факультета некромантии. Однако едва за спиной закрылась дверь, я оказалась в абсолютной темноте и почти сразу споткнулась на ступеньках. Я ничего не вижу?! Почему?! Волна страха прошла по телу, и только потом я поняла, что на улице обычная безлунная ночь. Похоже, кровь темного эльфа тоже потеряла силу.

Постепенно глаза стали выхватывать смутные очертания домов и деревьев. Как же я, оказывается, отвыкла от нормального человеческого зрения! Приходилось с напряжением вглядываться в темноту, чтобы снова не зацепиться за что-нибудь, однако шар света я из упрямства не вызывала. Раньше ведь обходилась как-то, значит, надо привыкать заново.

В небольшом здании морга на первый взгляд никого не было, однако едва я вошла, вспыхнул небольшой магический светильник.

— Тень? — раздался удивленный голос Рода. — Ты чего здесь забыла-то посреди ночи?

Видимо, некромант работал в темноте.

— Прячусь. — Я неуверенно остановилась на пороге приемной. — Мне нигде не удается побыть одной, вот, думала, может, тут…

— Заходи, — понимающе улыбнулся он. — У меня полно бумаг на обработку, так что не помешаю. Кстати, Ари тебя разыскивал.

— Знаю. — Я кивнула и села на один из стульев. — Но ему на глаза тоже попадаться не хотелось.

— Почему? Все еще обижена?

— При чем тут обида? Ты же видишь, какая я!

— А какая? — Внимательный взгляд бархатных карих глаз меня смутил. — Да, ты светлая, и что? Конечно, это немного непривычно видеть, но тебе даже идет. На темную ты и раньше не слишком походила, даже балахон некроманта не спасал.

Я недовольно поджала губы, но Род только хмыкнул. Странно, но его отношение ко мне словно и не изменилось.

— Так ты не ненавидишь меня? — робко спросила я.

— С чего это? — На лице некроманта отразилось искреннее изумление.

— Я ведь Антеро. А теперь и светлая к тому же.

Род тихо рассмеялся:

— Нет, Тень, ненавидеть тебя невозможно. — Он покачал головой, а потом вдруг нахмурился. — Погоди, ты считаешь, что и у Ари к тебе отношение изменилось, что ли?

Я убито кивнула.

— Глупая. — Некромант решительно поднялся. — Нечего себя накручивать и прятаться по углам! Иди и поговори с ним, успокойся, а потом нормально выспись. Ты уже сутки на ногах, скоро и не такие бредни в голову полезут.

Род подхватил меня под руку, и меня внезапно пронзила боль. Вздрогнув, я рефлекторно отшатнулась и только потом поняла, что произошло: касание темного магистра оказалось столь же болезненным для светлых, как и прикосновение света к тьме.

— Извини, — сразу же отпустил меня некромант.

— Нет, это ты извини. Я просто не ожидала…

— Понимаю.

Род грустно улыбнулся, и это стало последней каплей. Хватит. Не достойна я света. Мой брат убийца, люблю я вампира, а один из лучших друзей вынужден извиняться за то, что его прикосновения причиняют мне боль.

Едва за некромантом закрылась дверь, я резко развернулась и направилась к Анхайлигу.

Как оказалось, Анхайлиг тоже работал в темноте. Я в полной мере оценила эту общую особенность сына и отца, спотыкаясь при входе в его кабинет и пребольно ударяясь локтем о дверной косяк. Да что ж такое-то?!

Вспыхнул запоздалый светильник. Мысленно ругнувшись на всех любителей темноты и потирая локоть, я подошла к столу архимага.

— Тень? Хорошо, что зашла, — поприветствовал тот, отрываясь от какого-то документа. — Скоро я буду оформлять бумаги на перевод. Решила, куда отправишься? К целителям или к элементалистам?

— Никуда, — твердо ответила я. — Я хочу остаться у вас.

Анхайлиг с непониманием уставился на меня. Я в свою очередь на него, показывая, что не шучу. Лицо архимага помрачнело.

— Ты думаешь, можно вот так беспрепятственно менять сторону силы туда-сюда? И не надейся! — сообщил он. — Иногда случаются ошибки. Именно поэтому нам дана возможность исправить их и помочь сделать выбор повторно.

— Но Визул…

— Визул своими действиями изрядно пошатнул баланс, — перебил Анхайлиг. — И даже тогда он обращал к свету только потенциальных магов. Ты среди них единственная проявленная, причем как раз в твоем случае он поступил верно, это признал и Артур.

— Вы же знаете, что я перешла только из-за обстоятельств! — воскликнула я. — Я не хочу здесь оставаться!

— Это не выбор разума, просто чувства. — Архимаг равнодушно махнул рукой. — Успокоишься, еще спасибо скажешь, что так все обернулось.

— Нет! — Я до боли сжала пальцы. — Дело не только в них!

— Тогда убеди меня, почему я должен оспорить волю Двайны? — Анхайлиг скептично прищурился. — Она, знаешь ли, большая собственница.

Взгляд непроницаемых черных глаз оказался неожиданно тяжелым, и я, не выдержав, опустила голову.

— Визул говорил, что все маги находятся под чьим-либо влиянием, — тихо сказала я. — И я не хочу в итоге подчиняться кому-то, подобному ему. А еще не хочу, чтобы простые прикосновения друзей причиняли нам взаимную боль.

Вздохнув, Анхайлиг поднялся и подошел поближе.

— Помнишь своего дружка Сержа? — спросил он.

Я кивнула.

— Так вот, он не был проявленным, когда пришел ко мне.

— Вы толкнули его во Тьму?

— Верно, — подтвердил некромант. — Мне не хватало учеников, их всегда не хватает. А Серж показал себя вполне сносным магом. К тому же парню просто некуда было больше идти. Я видел это, знал, что Академия — его последняя надежда, какой она была и для тебя. И когда я спросил его, готов ли он стать темным, чтобы обучаться у меня, он согласился. Не мог не согласиться, хотя не думаю, что он когда-нибудь в реальной жизни сам принял бы Тьму.

— Почему?

— Он слишком добр для этого. А чтобы стать проявленным темным, как ты знаешь, необходима смерть. Понимал это и Серж. И когда я спросил, способен ли он убить, парень честно ответил, что нет.

Облегченно вздохнув, я обрадовалась, что свои давние подозрения оставила при себе и не задала тогда Сержу этот вопрос.

— Рано радуешься. — Анхайлиг помрачнел. — То, что я сказал тогда ему, скажу теперь и тебе. Тьма меняет. Конечно, она не делает из нас убийц сразу, но душа со временем черствеет. И однажды ты убьешь. Не в горячке, не случайно, а с полным осознанием того, что делаешь. И ты не сможешь прикрыться Велиаром, это будешь только ты. И сейчас я задам вопрос снова. Ты все еще хочешь вернуться?

Я понимала, что он прав. Теперь я видела Тьму другой: холодной, равнодушной, опасной. Однако слишком многое осталось на темной стороне, чтобы я могла отступить.

— Свою судьбу строим мы сами, — сказала я. — Не знаю, что будет со мной дальше, но знаю точно, что на этой стороне я быть не могу.

— Упрямица. — Анхайлиг достал церемониальный кинжал и повертел его в руках. — Что ж, хорошо. Но предупреждаю, процесс не из приятных.

— На все согласна! — боясь, что он передумает, сразу воскликнула я.

Архимаг вздохнул, а потом резко вогнал кинжал мне в сердце.

Как подкошенная, я рухнула на каменный пол.

Здесь были туманные сумерки. Легкое рассеянное сияние обволакивало и убаюкивало, однако я не поддалась мгновенному порыву задремать, а старательно заозиралась по сторонам, высматривая черный балахон. Ну где же ты? Где?

«Неожиданно, — вдруг раздался мягкий, но грустный голос. — Не думала, что придется забирать тебя так скоро».

Сумерки на мгновение вспыхнули, и рядом возникла знакомая светлая фигура. Пресветлая Двайна, богиня жизни.

— Ой, — растерянно уставилась на нее я, — а мне казалось, должна прийти Посланница. Обычно ведь она забирает души?

«Да, — с мягкой улыбкой кивнула Двайна. — Всех, кроме проявленных светлых. Их души принадлежат мне».

Вот этого я не учла. Надеялась, что просто смогу уговорить Многоликую вернуть меня обратно, а оказалось, кроме Двайны, никто решать ничего и не будет!

«Бедняжка. — Она тем временем подошла ближе. — Тебя убил темный?»

— Я… пришла сама, — запинаясь, начала я. — С просьбой. Пожалуйста, позволь мне вернуться обратно.

Улыбка с лица богини пропала, а взгляд голубых глаз мгновенно заледенел.

«Это невозможно».

— Но почему?!

«Сила Антеро изначально была светлой. Она отсюда вышла, ко мне она и вернется».

— Но Визул стольких обратил к Свету! Разве это недостаточная компенсация за одну меня?

«Нет, — холодно отрезала Двайна. — Ты останешься здесь, Амелинда. Пусть мертвой, но моей».

— Прошу, пойми! — Я умоляюще посмотрела на нее. — Там тот, кого я люблю!

Светлую богиню передернуло.

«Ты даже не представляешь, каков архивампир на самом деле. Ты любишь только часть его, а узнав другую, сама сбежала бы».

От бессилия я застонала. Глядя на суровое лицо богини, я поняла, что просить бесполезно и решение она не изменит. А ведь Анхайлиг сразу предупреждал о том, что Двайна собственница. Неужели все напрасно? Как глупо было надеяться на чудо!

Пресветлая требовательно протянула ко мне руку. Но ровно в тот момент, когда я, не в силах сопротивляться, готова была дать ей свою, Двайна внезапно застыла. Богиня жизни зло смотрела куда-то мне за спину, а в глазах ее полыхало сапфировое пламя. Я резко обернулась и едва не вскрикнула от радости: неподалеку стояла Многоликая.

«Не отдам! — воскликнула Пресветлая. — Сила Антеро моя!»

«Заклинают именем Отца. — Морана равнодушно пожала плечами. — Я обязана вернуть ее, а ты не вправе мешать мне».

Лицо Двайны исказилось от бессильной ярости, но сделать она, видимо, и впрямь ничего не могла.

«Пойдем со мной, Тень, — позвала Морана. — Твой поступок был хоть и храбр, но глуп. На этот раз Артур смог его исправить, но не жди, что так будет всегда».

Я с облегчением рванулась к ней. Посланница слегка коснулась моей руки, и мир в одно мгновение потемнел. Холод, мерцание, такое знакомое и почти родное. Я чувствовала спокойное биение Тьмы и впервые обрадовалась касанию смерти. Впрочем, почти тотчас Морана отстранилась, а вокруг заклубились белесые клочья тумана. Что-то они мне напоминали…

Зазвучала знакомая мелодия. Сначала слабая, она становилась все громче, увлекая за собой.

«Ну, дорога тебе известна, дальше и сама доберешься».

— Да, пожалуй. — Я легко улыбнулась.

Конечно, доберусь. Он просто не даст мне заблудиться.

«Это будет только его выбор, — неожиданно сказала Посланница. — А у тебя его уже нет».

Темная фигура исчезла.

— Знаю, — прошептала я и пошла вперед.

Когда я очнулась, то несколько секунд пыталась понять, почему лежу на холодном полу, а приятная мелодия вдруг сменилась громкой руганью.

— Двайна не отпустила бы ее просто так, — убеждал Анхайлиг. — Других вариантов все равно не оставалось!

— Но попробовать-то ты мог?! — А вот злой рык явно принадлежал Арту. — Нет, уверен, ты и не пытался! Зачем, когда можно просто убить ее, и все!

— Брось, я знал, что ты в любом случае вытащишь Тень с того света.

Сообразив наконец открыть глаза, я увидела и виновников: в комнате действительно находились архимаг и вампир. Впрочем, заметив, что я пришла в себя, оба сразу смолкли.

— Видишь, она в порядке, — удовлетворенно констатировал Анхайлиг.

Глаза вампира яростно сверкнули ультрамарином, шрам на щеке побелел. Арт молча подошел ко мне и, легко подняв с пола, перенес в кресло. Прикосновение сильных рук заставило сердце затрепетать, и я, стараясь не выдать смущения, прикусила губу.

— Тень, неужели тебе и впрямь понравилось получать тройки на моем факультете? — полюбопытствовал Анхайлиг.

Легкая усмешка на его губах подтверждала, что для архимага мое состояние секретом не является. Я робко улыбнулась, впрочем, тотчас сжавшись под грозным взглядом архивампира.

— Тень, — рыкнул тот, — хватит испытывать мои нервы на прочность! Я еще могу понять, когда твоя смерть от тебя не зависит. Но когда ты сама по доброй воле просишь себя убить, это уже ни в какие рамки! Ведь и впрямь не выдержу и потребую абсолютного подчинения, чтобы не своевольничала!

— Прости, — пискнула я. — Но я не знала, что все именно так произойдет.

— А если бы знала, — поинтересовался Анхайлиг, — отказалась бы?

— Нет, — честно ответила я и с отчаянной решимостью посмотрела на вампира. — Я должна была вернуться, понимаешь? А Двайна не отпустила бы меня по своей воле!

— Но меня вы предупредить могли?! — Арт вновь воззрился на архимага. — Анхайлиг, ты-то прекрасно знал, что творишь, ведь примерно представляешь, что я чувствую в момент ее смерти! Хотя бы остатки совести у тебя остались?

— Совести? — Тот с искренним изумлением уставился на вампира. — Мальчишка, ты обманом выманил у меня дневник Грега, а потом добавил проблем со светлыми из-за применения запретных кровавых ритуалов, последствия которых даже не потрудился скрыть. Ну и под конец стребовал с меня стакан крови для собственного бессмертия! Да плевать я хотел на твою ранимую душу! Кстати, сомневаюсь, что она у тебя вообще есть.

Невнятно ругнувшись, Арт почти вылетел из кабинета. Видно было, что он едва сдерживает желание что-нибудь разрушить. Я подскочила с кресла и выбежала за ним.

Если Арт сейчас уйдет, я могу больше его вообще не увидеть! Необходимо задержать его как угодно!

— Арт! — крикнула я.

Он остановился, но не обернулся.

— Хотела поблагодарить тебя, — я замялась, судорожно подыскивая слова, — за то, что помог. Снова. Спасибо.

— Не за что, — бесцветно отозвался Арт. — Это все?

— Да, — опешила я. — Наверное…

— В таком случае я пойду. — Вампир двинулся дальше.

Замерцала темнота портала.

Отпустить его? Нет! Я не могу его отпустить!

— Погоди. — Я схватила Арта за руку и заставила обернуться.

Холодный, равнодушный взгляд. Тщетно я искала в нем хоть искру каких-либо эмоций, их не было. И я не выдержала.

— Почему ты так поступаешь со мной?! — воскликнула я со слезами. — Хотя бы объясни! Ты ведь спас меня! Спас, значит, тебе не все равно!

На мгновение в глазах Арта что-то проскользнуло, но вампир тотчас отвел взгляд.

— Визул был прав, — помолчав, все же ответил он. — У меня нет выбора, и я не рад этому.

— Тогда почему просто не дал ему меня убить?! Какого демона ты спас меня? Зачем?

— Это сильнее меня. — Арт грустно улыбнулся. — Здесь Визул тоже оказался прав. Я не могу допустить твоей гибели. Никак. Что бы я ни испытывал, как бы ни был зол на себя и эту ситуацию в целом, ты не умрешь.

— И все?

— Все. Больше ничего не изменится. Живи, как и раньше.

— Прости, но не смогу, — еле слышно произнесла я. — Слишком люблю тебя.

Сказала и сама испугалась сказанного. Хоть и понимала, что Арт знает о моих чувствах, но одно дело — просто знать и совсем другое — говорить об этом в лицо.

Арт глубоко вздохнул. Я набралась храбрости и взглянула на него. В ответном взгляде вампира читалась какая-то тоскливая неизбежность. Чувствовалось, что он меньше всего хотел бы продолжать этот разговор, но и уйти почему-то не мог.

— Я прекрасно понимаю, что не подхожу тебе, — опустила я голову, — но ничего не могу с собой поделать.

— Тень, ты ведь ничего обо мне не знаешь, — медленно сказал Арт. — Помнится, ты была не в восторге от того, что произошло в обители Братства Света, а есть еще очень многое, о чем ты и понятия не имеешь. Я далеко не тот добродушный Арт, каким выглядел обычно.

Неужели после всего произошедшего он думает, будто что-то еще может меня испугать?

— Мой брат — убийца Деймора, а один из сильнейших архимагов-покойников моими руками убил кучу народа, — выпалила я. — Арт, я не смогла выбросить тебя из головы, даже когда была уверена, что тобой полностью завладел кровавый тиран! Так о чем еще таком страшном ты можешь поведать?

Арт не произнес ни слова. Резко выдохнув, он притянул меня к себе и поцеловал. Сильно, уверенно, совсем не так, как раньше. Дыхание перехватило, бешено застучало сердце. Окончательно потеряв всякую связь с реальностью, я полностью растворилась в этом поцелуе, мечтая только, чтобы происходящее не оказалось сном.

— Мне нужно время, алианта, — отстраняясь, шепнул Арт.

Быстро, словно боясь передумать, вампир шагнул в портал и исчез. А я, растерянная, стояла в пустом коридоре и никак не могла поверить в случившееся. Щеки пылали, тело пробрала запоздалая дрожь, а в голове билась лишь одна мысль: ему не все равно. Не все равно!