Вечерело. Я сидела на подоконнике и задумчиво смотрела в окно. Вообще-то вид на улицу из окон корпуса первокурсников открывался неважный: все они выходили на задний двор Академии, где, кроме высокой серой стены, вечно закрытых ворот и большой мусорной кучи, больше ничего не было. Но сейчас этот унылый пейзаж как нельзя лучше подходил моему настроению. В голове непрерывной чередой скользили обрывки воспоминаний, от которых невозможно было укрыться.

В очередной раз взглянув на неуклонно темнеющее небо, я снова задалась вопросом, как теперь жить дальше.

Как же хочется просто взять и все забыть!

Внезапно раздался отрывистый стук, а потом в комнату вошел Ари.

— Отдыхаешь? — поприветствовал он. — А я только вырвался из лап Нинелии. Запомни, если кто-то будет говорить, что прорицатели безобидны, — это наглая ложь. Они допрашивают хуже инквизиторов!

— Угу. — Я рассеянно кивнула, а потом с грустью посмотрела на эльфа. — Ари, скажи, ты действительно помогал Арту убивать людей в светлой обители? Род не соврал?

Темный эльф мгновенно напрягся, немного помолчал, а потом все же ответил:

— Нет, не соврал.

Последняя надежда на то, что некромант что-то перепутал и ошибся, исчезла.

— Почему ты не сказал мне?

Ари нахмурился:

— Именно поэтому и не сказал. Потому что тебе бы это не понравилось.

— Но зачем?! — воскликнула я. — Зачем вообще нужно было убивать столько мирных людей?!

— Арт умирал, Тень, — медленно произнес Ари. — Мне едва удалось вытащить его с того света, и восстановить свои силы он мог только кровью. Арт мой давний друг, которому я много чем обязан, и помочь ему — вполне естественно для меня. К тому же не Арт начал эту войну, Братство объявило ее.

Арт умирал? Слова эльфа всколыхнули давние воспоминания о горящем доме и битве вампира со светлыми. События того дня встали перед глазами настолько ярко, что я помимо воли прикусила губу. Ведь в тот момент, когда я пришла в себя после перемещения через портал, я была готова отдать все что угодно, лишь бы Арт остался жив. И мне было неважно, испытывает ли он ко мне хоть что-то. А что изменилось теперь? Разве что-то изменилось? Нет. Арт не давал мне никаких обещаний, но все же, пусть и по расчету, спасал меня. И едва не погиб тоже из-за меня. Так какое я имею право обвинять?

— Если бы ты оказалась тогда на моем месте, скажи, как бы поступила ты? — словно угадав мои мысли, спросил эльф. — Ты бы дала умереть тому, кто не единожды спасал тебе жизнь?

— Я… — Я запнулась и отвела взгляд. — Я не смогла бы равнодушно убить столько людей. Я не знаю, что бы сделала. Можешь считать меня недостойной спасения и неблагодарной, но я просто не смогла бы.

— Понимаю. — Ари печально улыбнулся. — Но ты должна помнить, кем являюсь я. Любого воспитанника Деймора с детства учат убивать. Я был убийцей задолго до нашего знакомства и оставался им все это время. Даже тогда, когда ты заступилась за меня перед Мораной, ты заступилась за убийцу, о чем тебя и предупредили. Так что для меня такой проблемы не стояло. Однако при этом мое отношение к тебе никогда не было плохим. Оно и теперь не изменилось. Есть еще много вещей, которые тебе бы не понравились, и о них я тоже не говорю. Именно потому что мне не хочется расстраивать тебя.

В словах Ари была правда. Я действительно все это время знала, кто он, но никогда до этого момента мне и в голову не приходило попрекать эльфа его прошлым. Ведь, в конце концов, мне Ари никогда не желал зла. Наоборот, как оказалось, старался оградить от неприятностей, хотя и не слишком удачным способом. Что ж, значит, осталось прояснить последний вопрос.

— Ты знал, что Арт просто использовал меня? — Я посмотрела на молчаливого эльфа. — По словам Рода, Арт все это время помогал мне только для того, чтобы войти в доверие к магам и получить дневник Грега Кровавого.

Ари скептично прищурился:

— С трудом верится.

— И тем не менее это так. — Я, сжав пальцы, снова повернулась к окну. — Арт не испытывает ко мне ничего и сам подтвердил это.

— Надо же. — Ари поморщился. — Не зря я с самого начала предупреждал тебя не привязываться к нему.

— Ты предполагал, что это возможно?

— Нет. Хотя от архивампира можно ожидать всего что угодно, поэтому осторожность была разумной.

— Но при этом он по-прежнему остается твоим другом.

— Да.

— Ясно. — Я отвернулась. — Возможно, когда-то я и приму это, но не сейчас.

— Тень…

— Мне тяжело, Ари. Я хочу побыть одна. Уходи.

Дверь за спиной тихо закрылась.

Таверна встретила его знакомыми ароматами табака и жареного мяса. Народа здесь, как и обычно, почти не было, однако снимать плащ и открывать лицо он все же не стал. Ведомый внутренним чутьем, он быстро пересек большой зал и завернул в узкий коридор, который вел к подсобкам. Безошибочно определив, за какой из дверей находится хозяин таверны, он зашел в небольшую комнатушку и только тут сбросил капюшон.

— Привет, Освальд, — тихо поздоровался архивампир.

Огромный тролль, в это время перебиравший что-то в шкафу, резко обернулся, но почти тотчас дружелюбно улыбнулся.

— А, Артур, заходи, — поприветствовал он. — Какими судьбами?

— Поговорить, взыскать должок. — Арт прищурился. — Я расстроен, Освальд. И причина тому ты.

— Что? — Освальд мгновенно напрягся. — В чем же моя вина?

— Ты отправил Тень умирать.

— Я…

— Ты, — перебил Арт. — Ты прекрасно знал, что с ней будет, когда вписывал ее имя в ту бумагу, разве нет?

Молчание.

— Ты мог не указывать имени, но указал. Специально, чтобы у нее не осталось выбора, кроме как пойти самой.

Тролль упрямо вскинул голову:

— Она слишком много знала. Я обязан был это сделать!

— Ты обязан мне! — перебив, прорычал Арт. — Она пришла к тебе и обратилась от моего имени! Но вместо того чтобы спросить меня, ты отправил ее умирать.

— Она для тебя настолько важна? Ведь она просто… — Освальд встретился с полыхающим ультрамарином взглядом и, осекшись, вдруг побледнел, как смерть. — Невозможно! Я и подумать не мог, Артур! Прости, я не знал! Я просто должен был охранять наш секрет и… Если бы я знал, я бы ни за что…

— Ты мог спросить, — неживым голосом вновь оборвал тролля Арт. — Но ты этого не сделал.

— Я готов искупить вину! Как угодно!

— Что ж. — Архивампир мрачно улыбнулся. — Мне действительно нужно кое-что.

Спустя пару минут Арт с небольшим свертком в руке выходил из таверны. Его никто не провожал.

Сон не шел. Разговор с Ари окончательно выбил меня из колеи. Вроде и злиться на эльфа теперь было не за что, но и радости от сказанного им я тоже не испытывала. Осознав, что в таком состоянии меня ждет перспектива полночи просидеть на подоконнике в компании мрачных мыслей, я решительно спрыгнула на пол. Хватит, пора брать себя в руки.

Бросив последний взгляд на темнеющую за окном кучу мусора, я поморщилась и вышла из комнаты.

Однако уже через несколько минут я поняла, что идея вечерней прогулки оказалась не слишком удачной: безлюдные коридоры Академии, освещенные редкими магическими шарами, навевали едва ли не большее уныние, чем недавняя мусорная куча. Даже центральный зал, где обычно можно было встретить хотя бы пару-тройку человек, пустовал.

Не зная, куда себя деть, я мрачно направилась обратно к лестнице, когда вдруг раздался оклик:

— Тень, тебе не спится?

В зал со стороны факультета некромантии входил Анхайлиг.

— Да, я уже отдохнула за вечер, — кивнула я.

Архимаг приблизился и быстро, оценивающе меня оглядел. Неужели волнуется?

— Хм, сонной и впрямь не выглядишь, — констатировал он. — Вот и славно. Отдохнула сама, дай поспать другим.

— В смысле? — Я растерялась.

— В морг пойдешь на ночное дежурство, а то наш парень там уже сутки сидит, — охотно пояснил Анхайлиг. — Некромантов после недавних событий, сама знаешь, поуменьшилось, многие разъехались, и дежурить некому. — Архимаг поморщился. — Даже ведьмака пару раз приходилось на замену ставить.

Вот и догулялась. Компания подоконника плохой показалась? Сиди теперь всю ночь с покойниками. Какое замечательное и, главное, логичное окончание дня!

Я тихонько вздохнула.

— Иди работай, — поторопил некромант. — В мертвецкой повздыхаешь, глядишь, и разговоришь кого. Покойники это дело любят, а тебе в счет практики пойдет.

Ободрив меня таким образом, Анхайлиг бодро развернулся, отчего края его балахона вздрогнули крыльями черной птицы, и по обыкновению быстрым шагом направился к лестнице.

Снова вздохнув, я поплелась в морг.

Небольшая подвальная комната без окон, которую он выбрал для обряда, пустовала. Лишь в дальнем ее углу около старательно расчерченного круга стоял небольшой алтарь с тремя тусклыми подсвечниками. И хотя в комнате не было ни единого источника света, сгустившаяся вокруг темнота не являлась для Арта помехой: зрение архивампира ничуть не уступало эльфийскому.

Снова взглянув на подсвечники, он улыбнулся.

«Уже совсем скоро! — торжествовал в голове чуждый голос. — До бессмертия остались считаные часы. Как только Талина закончит все приготовления, мы будем всесильны, и ничто уже не сможет нам помешать!»

— Мрачновато у тебя здесь.

Знакомый голос вернул вампира в реальность. Арт резко обернулся: в комнату входил Ари.

— Неожиданный визит, — отозвался вампир. — Бессонница?

— Нет. — Эльф не принял шутливого тона. — Мы можем поговорить? — Он обвел рукой комнату. — Обо всем этом.

Арт с неудовольствием прищурился:

— Если ты собрался читать мне нотации, то нет.

— Нотации не мой профиль, — отметил Ари. — Меня вполне устроит лишь несколько честных ответов другу. Если я им еще являюсь.

— Даже так? — Вампир помрачнел. — Хорошо, спрашивай.

— Чтобы получить доступ к дневнику Грега, ты использовал Тень нарочно?

— Да.

— Но просто так ты бы даже с дневником не смог закончить его исследования, и многие утверждают, что ты воспользовался ритуалом слияния. Это так?

— Верно.

Ари печально покачал головой, но потом вновь посмотрел на бесстрастное лицо вампира:

— Тогда еще вопрос. Ты… прошел обряд до конца?

Арт помолчал, а потом вдруг слегка улыбнулся:

— Ты первый, кто спросил об этом. Остальных такая мелочь не интересовала.

— Остальным, в отличие от меня, на тебя плевать. И все же?

— Нет.

Эльф облегченно вздохнул:

— Ты контролируешь его?

— Не полностью. — Арт с досадой поморщился. — Не всегда.

— Вот ведь демон! Зачем ты вообще все это затеял?

— Мне был интересен дневник. — Вампир пожал плечами. — Забавно, вначале я и впрямь хотел помочь. Знаешь, я ведь сразу понял, что из затеи с жезлом ничего не выйдет, а жить мне пока не надоело. И перспектива бессмертного светлого под боком меня не устраивает. Зато все больше привлекает идея бессмертного себя.

— Арт, помнишь, я говорил тебе, что в кровавой ярости вы теряете контроль, и ты пообещал, что этого не произойдет?

— Так и есть, свои эмоции я сдерживаю достаточно хорошо. Успокойся, Ари, я стараюсь не убивать сверх необходимого. Но все же я не идеален, впрочем, как и ты.

— А Тень?

— Лишний вопрос, — опять поскучнел Арт. — Тебе ведь все уже рассказали.

— Арт, Анхайлиг и остальные могут говорить все что угодно. Да и им ты можешь сочинить любую отговорку, все вампиры в этом признанные мастера. Но я хочу правды.

— Ари, мне жаль, но твою сестру я спас из-за знаков Мораны, а потом использовал только для того, чтобы получить доступ к дневнику. Это все, что я могу сказать. Разговор окончен?

— Почти. Ответь на последний вопрос.

— Что еще?

— Допустим, знаки. Дневник — возможно. Но зачем ты приходил ко мне тогда, ночью? Тебе ведь не нужно было ничего мне доказывать. От этого ничего не зависело, и об этом ночном разговоре не узнал бы никто. И все же ты пришел. Зачем?

Лицо Арта на мгновение дрогнуло и побелело, а пальцы сжались.

— Это была глупость, — тихо сказал он. — Она ничего не значит.

— Кого ты хочешь обмануть, Арт? Эльфа? Ты далеко не глупец, и я хочу знать, в чем действительно правда, а в чем обман!

— Ари, — холодно оборвал архивампир, — забудь об этом разговоре. Более того, я хочу, чтобы ты дал мне слово, что никто и никогда от тебя о нем не узнает.

— Ты хочешь? Вот так просто?

— Я… прошу.

Ари мотнул головой:

— Не понимаю.

— Поверь, так будет лучше для всех. Для нее так будет лучше. Дай мне слово, Ари. Я могу заставить тебя, но не хочу терять, возможно, последнего друга.

Эльф недовольно прищурился, но потом все же медленно кивнул:

— Хорошо. Но что насчет обряда? Ты понимаешь, что, как только пройдешь его, обратного пути уже не будет?

— Хочешь отговорить меня?

— Просто хочу убедиться, что решение принято тобой не под влиянием дневника Грега. Ведь тебе есть что терять, в отличие от него.

Арт промолчал. Взгляд его ультрамариновых глаз по-прежнему оставался непроницаем, однако слегка поджатые губы и дрогнувшие брови выдали промелькнувшее у вампира сомнение.

— Арт? — мгновенно среагировал Ари.

— Вряд ли это что-то изменит, но хорошо, я обдумаю все еще раз, — пообещал вампир и усмехнулся. — Только ради твоего спокойствия.

— Вот и славно. — Эльф развернулся и направился к выходу.

— Подожди, — вдруг окликнул его Арт. — Заставь ее взять это. — Он протянул кулон.

— Портал? — изумился Ари. — И после этого ты еще…

— Ари! — рыкнул вампир. — Не начинай снова, пожалуйста, просто отдай ей кулон и все.

— Не могу. — Ари печально качнул головой. — Тень не хочет меня видеть.

— Это сейчас. Все равно ты встретишься с ней раньше, чем я.

— Демон с тобой. — Ари вздохнул и положил цепочку в карман. — Я отказываюсь понимать, что творится в твоей голове. Надеюсь, ты хотя бы сам знаешь, что делаешь.

Он вышел, оставив Арта в самом мрачном настроении. Однако поразмышлять над словами друга ему не удалось: едва за эльфом закрылась дверь, из темноты вышла Талина:

— Все готово. Можем вызывать Анхайлига и начинать.

— Пока не нужно, — отказался Арт. — Подождем. Я должен еще раз все обдумать.

— Зачем? Вы ведь уже приняли решение.

— Я дал слово.

— Эльфу? — Вампирша пронзительно взглянула на него. — Только ли из-за этого?

Арт не ответил, и старуха недовольно покачала головой:

— У вашего величества все-таки осталась слабость.

— А у Грега ее не было?

— Он обратил свою слабость в силу. — Старуха подошла к алтарю и с улыбкой погладила один из подсвечников. — Перед тем как создать их, мой повелитель спросил, готова ли его избранница ради своей любви отдать себя без остатка. Она была согласна. Тогда он перерезал девушке горло и выковал подсвечники, омывая их ее кровью. Именно поэтому в них такая сила.

— Я не Грег, — скрипнул зубами Арт.

— Верно. — Талина кивнула. — Вы можете стать намного сильнее. Что изменит эта задержка? Ведь Визул и его Скрижаль никуда не денутся, так что бессмертие Грега рано или поздно все равно придется принять. Вот только с каждой минутой промедления у Визула будут появляться все новые сторонники. Ну а когда наконец неизбежное произойдет, как отреагирует эта девчонка? Как воспримет столь сильную перемену? А ведь уйти потом будет куда больнее. Гораздо проще и лучше для всех отказаться от нее сейчас, принять дар Грега и не противиться судьбе. Кроме того, вспомните, сколько у вас врагов. Если они прознают о девчонке, думаю, очень многие захотят использовать вашу слабость против вас. И сможете ли вы ее уберечь? Подумайте лучше об этом, ваше величество.

Старуха с вечно юным лицом коротко поклонилась и ушла.

Дежурный некромант морга и впрямь выглядел усталым и невыспавшимся. Едва услышав, что Анхайлиг прислал замену, он без лишних вопросов передал мне документы на покойников и быстро ушел.

Сев за знакомый стол, я взялась за бумаги. Судя по записям, из пятерых трупов допрошены были только двое, но тратить силы на попытки разговорить покойников, даже несмотря на совет Анхайлига, не хотелось. Да и смысл? Просто так они не заговорят, а экспериментировать в одиночку я, наученная горьким опытом, не решалась. Если вдруг что-то пойдет не так, и помочь некому будет. Борись потом один на один с очередным злобным призраком, а то и с чем похуже.

Я потянулась и расслабленно откинулась на спинку стула, предчувствуя долгую и нудную ночь. Однако предсказатель из меня, как оказалось, никакой: не прошло и десяти минут безделья, а в коридоре уже послышались чьи-то тяжелые шаги. Я едва успела выпрямиться, как в приемную, позвякивая доспехами, вошел капитан городской стражи Валадорн. Щурясь, он огляделся:

— Эй, есть кто живой?

— Относительно, — отозвалась я с неохотой. — Чего вам?

— Ну и темнотища у вас тут, — проворчал стражник. — Мы тело привезли, принимайте.

Только теперь я сообразила, что все это время находилась в полной темноте. Как и говорил когда-то Ари, я настолько привыкла к ночному эльфийскому зрению, что перестала обращать внимание на наличие или отсутствие освещения в принципе.

— Несите в первую мертвецкую от входа. — Я поднялась из-за стола, попутно зажигая светильники.

Сопя и ругаясь сквозь зубы, стражники втащили огромное, обернутое темной тканью тело.

— Кто там у вас?

— Тролль. — Вояки поморщились. — Тяжелючий, зараза.

— Занятно. — Я подошла к трупу, чтобы навесить бирку. — Тролли в Леории нечасто умирают. И чего с ним приключилось?

— Сердце вырвали. — Валадорн протянул мне бумаги.

— Дикость какая. — Я покачала головой, но, взглянув на документы, замерла — покойника звали Освальд. Невозможно! Не бывает таких совпадений!

— Неудивительно, — откликнулся стражник. — Тролль был хозяином довольно мрачной забегаловки. Завсегдатаи там весьма неприятные. Небось с кем и повздорил, а нам теперь ищи виноватого.

Я рассеянно кивнула и, не удержавшись, откинула полог савана. Без сомнения, это тот самый Освальд, хозяин таверны «Веселый бык», которого я знала. Но что случилось? Он ведь был здоров, как… как тролль! Кто такое мог сотворить?

— Хотя не представляю, кто мог такое с одного удара сотворить, — словно прочитав мои мысли, сказал Валадорн и с сомнением окинул могучее тело. — Это ж какая силища нужна! Наверное, его сначала все же убили и лишь потом вырезали сердце. В общем, ждем протокола вашего допроса, чтобы расследование начать.

— Угу, — снова кивнула я, занятая тем же вопросом.

Я проводила стражников и вернулась в приемное отделение, попутно пытаясь сообразить, кто же обладает такой огромной физической силой. Человеку подобное не под силу, эльфу и гному тоже. Только тролли или орки в кровавой ярости способны нанести столь сильный удар. Или вампиры.

От страшной догадки я вздрогнула. Арт убил Освальда? Но почему? Неужели из мести за то, что Освальд отправил меня в долину на смерть? Значит ли это, что ему не все равно? И тот кулон… Нет, нет, ведь Арт сам подтвердил обратное. Но почему тогда? Возможно ли, что он солгал?

Пусть я не понимала всех действий вампира, но все больше осознавала необходимость снова с ним поговорить. Даже если Арт и использовал меня поначалу, может, сейчас что-то изменилось? Может, хоть какая-то дружеская привязанность у него осталась? И телепорт он мне предлагал, а ведь дневник на тот момент уже был у вампира. Да и не мог Арт притворяться постоянно!

Вспомнился вчерашний взгляд Арта при встрече в зале Грента. Это был чужой взгляд, словно кто-то еще проглядывал сквозь него. И пусть Род был уверен в обратном, я ведь встречала такой взгляд. Так же смотрел на меня Анхайлиг после слияния с памятью Велиара. А если так, то это мог быть только Грег!

Лишь использовав ритуал слияния, Арт быстро мог закончить работу Грега. Но это, в свою очередь, означает, что под влиянием чужого сознания он может и не владеть собой. Память услужливо напомнила, как управлял мной Велиар, и я вздрогнула. С Артом нужно поговорить еще раз! И обязательно!

До конца смены я досидела с трудом, одолеваемая самыми тяжелыми предчувствиями и какой-то совершенно безумной надеждой на чудо. А едва появился сменщик-некромант, побежала искать Арта, желая во что бы то ни стало докопаться до правды.

Почему на поиски Арта я направилась прямиком в подвалы факультета некромантии, и сама толком понять не могла. Просто, едва задумавшись, где может быть вампир, я захотела в первую очередь пойти туда и не ошиблась. Мне даже удалось угадать и комнату, но Арт, видимо почувствовав мое приближение, сам вышел в коридор навстречу.

— Тень? — Он вопросительно поднял бровь. — Тебе что-то нужно? Если да, говори быстрее, я несколько занят.

Н-да, не похоже, что вампир рад визиту. На мгновение я засомневалась, стоит ли начинать этот разговор, но сразу же взяла себя в руки. Узнать правду о тролле в любом случае надо.

— Скажи, это ты убил Освальда?

— Ах вот что. — Арт поморщился. — Да, я.

Он даже и не думал отпираться!

— Но почему? — с напряжением спросила я.

Если сейчас он хоть как-то покажет, что ему не все равно…

— Для заключительной части обряда мне необходимо было сердце, — будничным тоном ответил вампир.

— Сердце?! — Я ахнула. — И только поэтому ты убил?!

— Без сердца не завершить ритуал. — Арт пожал плечами. — Ну а тот, у кого нет сердца, умирает. По-моему, это логично.

На лице его не отразилось ни малейшего сожаления, словно речь шла о какой-нибудь курице. Неужели это действительно говорит он, а не Грег?

— Не могу поверить, что ты просто так его убил. — Я замотала головой.

— А придется. Тень, что ты хочешь еще услышать? — раздраженно посмотрел на меня вампир. — Что я убил его из мести? Это не так, и, кажется, в прошлый раз мы это уже прояснили. Мне нужно было сердце, я его взял. Все.

— Но почему из всех ты выбрал друга?

— Освальд не был мне другом, — поправил Арт. — Этот тролль был мне должен. Я когда-то спас жизнь ему и паре его родичей, а теперь он вернул долг.

— Значит, мне тоже ждать, когда ты потребуешь вернуть долг? — с грустью уточнила я.

Арт мгновенно посерьезнел. В глазах вампира, до этого абсолютно равнодушных, проскользнуло что-то от прежнего Арта.

— Не говори чепухи, — тихо сказал он. — Ты прекрасно знаешь, что ничего не должна мне.

— С некоторых пор, как оказалось, я о тебе вообще ничего не знаю. Сущность Грега в любой момент может окончательно взять верх, и тогда, боюсь, ты станешь таким же, как он.

Лицо Арта дрогнуло и изменилось: исчезла равнодушная надменность, потеплел взгляд мерцающих ультрамариновых глаз. Видимо, мои слова все-таки зацепили вампира, так как теперь передо мной стоял именно тот Арт, которого я всегда знала, я была готова поклясться в этом.

Едва касаясь, вампир провел прохладными пальцами по моей щеке и слегка нахмурился, словно пытаясь принять какое-то решение. Сердце забилось сильнее. На мгновение мне даже показалось, что вот сейчас эта стена непонимания между нами рухнет и все станет как прежде. А потом Арт улыбнулся. Грустно, с сожалением, но без малейшей искорки привязанности, и я поняла, что надежды больше нет. Никакие слова не сказали бы о его отношении больше, чем эта улыбка.

— Милая Тень, ни тебе, ни Ари я никогда не причиню вреда, — мягко произнес Арт. — Как я ценю дружбу твоего брата, так благодарен и за твое искреннее беспокойство. Однако верно и другое — ты всегда будешь чужой в моем мире. Мне жаль, что я дал тебе повод считать иначе. Прости. А лучше просто забудь.

Мир вокруг потускнел. Если бы оставались хоть какие-то сомнения, что это говорит завладевший сознанием Арта Грег, я бы продолжила добиваться истины. Но нет, на этот раз это был именно Арт. Именно ему, Арту, я такая не нужна.

Механически кивнув, я развернулась и направилась к выходу из подземелья. А что еще оставалось?

Глядя, как отдаляется поникшая женская фигурка, Арт с силой сжал кулаки.

— Прости, — беззвучно повторил он.

Впрочем, почти тотчас лицо вампира вновь сковала маска равнодушия. Из-за дверей показалась Талина.

— Рада, что вы приняли верное решение, — произнесла она.

— Ты права, Тень могла стать проблемой, — бесцветно ответил Арт. — А в моем положении слабостей иметь нельзя.

— Но все же на мгновение я засомневалась в том, что вы выберете верный путь.

Архивампир холодно улыбнулся:

— Пока она видела во мне Грега, она бы не сдалась. Тень поверила бы только Арту, тому Арту, которого знала. Поэтому пришлось стать им на время.

— Упрямая девочка, — оценила старуха. — Но теперь-то помех не будет?

— Разумеется.

Талина удовлетворенно склонила голову:

— В таком случае прикажете вызвать архимага?

— Да.