У подножия гор мы оказались, когда все вокруг уже затянула вечерняя туманная дымка и только далекие снежные вершины еще играли запоздалыми алыми сполохами.

Рудник, о котором говорил Род, в сумраке просматривался плохо, да и не на что оказалось смотреть: вход, выложенный почерневшими от времени балками, да большая, лишенная всякой растительности площадка перед ним. Видимо, когда разрабатывали шахту, сюда скидывали щебень. Поросшая травой полоса для тачек, в которых когда-то вывозили горную породу, уводила вправо, к лишь угадываемому за деревьями отвалу. Одна из таких тачек, обитая проржавевшими скобами, валялась неподалеку у одинокой старой березы. Там-то мы и расположились на ночлег, пустив тележку на растопку костра.

По словам Рода, когда-то здесь добывали весьма ценный камень, а потому рудник растянулся под горами на многие километры. Однако, хотя подземные ходы пронизывали довольно значительную часть гор, снаружи этого заметно не было. Горы как горы.

Стало как-то не по себе, едва я представила, что придется идти туда, куда не заглядывает солнце, а тяжелый спертый воздух наверняка не слишком полезен для дыхания.

— Как ты узнал, что этот рудник ведет в закрытую долину троллей? — тем временем поинтересовался у Рода Ари.

— Случайно, — откликнулся Род, неспешно и обстоятельно устанавливая защиту. — К троллям-то я добирался через горный перевал, а рудник обнаружил на обратном пути, когда удирал от них с кладбища. Увидел под одним из надгробий небольшой провал и нырнул в него. Думал, это просто пещера или какой-нибудь склеп, а оказалось — тоннель. Шел, шел по нему и вышел уже здесь.

— Долго шел?

— Два дня. — Некромант поморщился от воспоминаний. — Когда выбрался, готов был траву жевать, так проголодался.

— Не нравится мне эта дыра. — Я снова мрачно посмотрела на черный провал рудника. — Может, лучше все-таки пойдем через перевал?

Род отрицательно покачал головой:

— Через перевал неделю хода, да и то в самом лучшем случае. У нас не хватит еды, да и теплых вещей нет.

Он наконец закончил с защитой и растянулся на собранном предусмотрительным эльфом валежнике. Следом за ним присела на своей лежанке и я, буркнув:

— Надеюсь, нас там не завалит. Балки-то, кажется, насквозь гнилые.

— Рудник по большей части в скале прорублен, — успокоил Род. — Не переживай, не завалит. К тому же основные шахты рудника закладывали гномы, а они, уж поверь мне, строят на века.

— Гномы? — Я взглянула на рудник уже с любопытством. — Никогда не видела их построек. Да и сами гномы только пару раз на глаза попадались. Кажется, даже эльфы более охотно общаются с людьми.

— Это верно, — кивнул Ари. — Гномы — весьма замкнутая раса, а после начала войны они вообще практически прекратили общение с кем-либо.

— Почему?

— И людям и вампирам во время войны было необходимо оружие, причем желательно не просто заточенные железяки, а качественные и долговечные орудия убийства. А кто способен выковать такое? Только гномы, ведь они признанные мастера в кузнечном деле, — пояснил эльф. — Однако снабжать и нас и вампиров одновременно гномы не могли, а встать на чью-то сторону они не решились. Поэтому объявили о своем нейтралитете, ушли под землю и отказались поставлять свое оружие наверх.

— И им это удалось? — недоверчиво уточнила я.

— Разумеется. — Ари пожал плечами. — Что тебя удивляет?

— Почему же тогда вампиры не перебили их за отказ? Или не принудили работать на них? Пусть гномы и под землей, вампиры же хорошо видят в темноте.

— Ну, во-первых, в тоннелях гномов полно ловушек. И к тому же ходы они прокладывали под свой рост. Вампирам как, на коленках или вприсядку воевать предлагаешь? — хмыкнул Ари.

Я фыркнула, а потом с подозрением посмотрела на некроманта:

— Что же, получается, мы по этому руднику два дня согнувшись, как крючки какие, идти будем?

— Нет, конечно, — успокоил тот. — Хотя изначально этот рудник обнаружили гномы, большую часть времени здесь работали люди, так что тоннели достаточно просторны.

— Понятно. — Я зевнула. — И все-таки интересно посмотреть на подземные гномьи города. Они по-прежнему никого к себе не пускают?

— Скажем так, предпочитают избегать посторонних, — подтвердил Ари, а потом махнул рукой. — Но на самом деле там и смотреть-то особо не на что.

— Поверю на слово. — Я снова зевнула, что не преминул заметить Род.

— Поздно уже, давайте спать, — проворчал он. — Следующую пару дней будет не до отдыха.

Вокруг действительно уже сгустилась темнота, и контуры ближайших деревьев лишь едва угадывались в слабых зеленоватых отблесках нашего костра. Осознав, что Род прав и в ближайшие дни возможности выспаться может и не представиться, я подвинулась поближе к костру и свернулась калачиком на лежанке.

— Замерзла, что ли? — Род вопросительно взглянул на меня.

— Нет. Пока нет.

— Будет холодно, скажи. А то опять простынешь, лечи тебя потом, — проворчал Род и закрыл глаза, оставив меня в полнейшем изумлении.

Нет, я в самом деле не могла его понять! С того момента как некромант узнал, что я Антеро, он успел ясно проявить свое резко отрицательное ко мне отношение. Но при этом не раз спасал меня и заботился, вот как сейчас. Почему?

«Буду знать — скажу».

Сравнение поведения Рода и Арта выскочило само собой, да так неожиданно, что у меня помимо воли вспыхнули щеки. Я, закусив губу, посмотрела на дремлющего некроманта, но вдруг поймала взгляд Ари. Эльф с задумчивой полуулыбкой наблюдал за мной, и я смутилась, словно он застал меня за чем-то неприличным.

— Спокойной ночи, — пожелал Ари и, не дожидаясь ответа, повернулся на другой бок.

Что ж, видимо, он понимал мое состояние до сих пор, даже без всякой мистической связи.

— Спокойной. — Я тихо вздохнула и посильнее укуталась в балахон.

Арт удовлетворенно откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. Работа Грега завершена.

Смог бы он это сделать без ритуала слияния? Вряд ли. Тогда, несколько дней назад, после первого прочтения дневника, он чувствовал, как не хватает ему знаний. Как ускользает от него истинный ход мыслей Грега, оставляя лишь сухую шелуху из букв и слов. И тогда он решился.

Несколько капель его темной, почти черной крови пролились на потертую кожаную обложку дневника, и прозвучал тихий вызов. Кто откликнулся ему в тот момент? Память дневника Грега или сам хозяин? Для него это было неважно. Главное — с того момента приоткрылась дверца непонимания, и каждую строчку сопровождал вкрадчивый шепоток. Поначалу тихий советчик, этот голос вскоре обрел силу и властность. Потом Арт выполнял все его указания и требования, перестав разделять его мысли и свои. Он чувствовал, что конец изысканий близок, и не ошибся. Они справились.

«Теперь лишь сама церемония ритуала отделяет нас от истинного бессмертия и могущества», — с удовлетворением констатировал голос или уже он сам?

Холодная улыбка, которая привела бы в ужас каждого, кто знал Грега Кровавого, проскользнула на лице Арта, а потом правитель Вайленберга резко встал и шагнул в созданный им же самим темный портал.

К церемонии следовало хорошо подготовиться.

То ли благодаря усовершенствованной защите Рода, то ли просто сама по себе, эта ночь прошла на редкость спокойно. Изредка сквозь сон слышались отдаленные завывания волков, однако подойти к нам они не решились. В общем, проснулась я бодрой и практически отдохнувшей, хотя настроения не было никакого. Лучики яркого утреннего солнца переливались на заснеженных горных вершинах, вокруг мирно щебетали птички, и от этого становилась еще более ненавистной мысль о двух днях хода через рудник. Однако выбора не было. Наскоро перекусив, мы, подгоняемые Родом, зашли в штольню.

Шахта с первых шагов встретила нас непроглядной темнотой. Даже привычно перестроившееся эльфийское зрение не давало возможности разглядеть окружающую обстановку как следует. Я помимо воли поежилась и с надеждой взглянула на Рода, но некромант, видимо, решил не тратить свои силы на освещение, попросту нашептав для себя заклинание ночного видения. Что ж, значит, придется обходиться тем, что есть.

Тоннель, по которому мы начали свое путешествие, был, вопреки моим опасениям, довольно просторным — здесь запросто могли разъехаться две, а то и три тачки вроде той, которая не так давно послужила для растопки нашего костра. Как и говорил Род, рудник действительно делали на совесть: каменная шахта, по виду, собиралась простоять еще не один век, и это немного успокаивало.

Внезапно я заметила вдали странное светящееся пятно, а когда мы подошли ближе, даже глаза протерла от изумления: светилась сама стена. Неровная клякса, размером примерно с локоть, мягко освещала желтоватым светом шахту рудника, да настолько хорошо, что можно было разглядеть щебень под ногами и сеточку трещинок на каменных стенах тоннеля.

— Странно, — подошла я к пятну поближе, — вроде не грибы, стена абсолютно гладкая…

— Это пыль оран-камня, — откликнулся Род.

— Чего?

— Оран на гномьем значит «светящийся». Видимо, здесь был рудник по его добыче, — предположил Ари, и некромант согласно кивнул.

Я скептично посмотрела на обоих:

— Что-то я про такой камень не слышала.

— Еще бы, — Род хмыкнул, — ведь его добычу запретили лет сто назад. Примерно.

— Зря. — Я задумчиво царапнула светящуюся стену. — Я бы хотела такой светильничек. Да и не только я, подозреваю.

— Угу. — Некромант усмехнулся снова. — Сначала, как только оран обнаружили, этот камень обрел большую популярность. Из него делали и светильники, и украшения, да много чего. Вот только через несколько лет выяснилось, что оран-камень очень плохо влияет на здоровье всех без исключения живых существ. От камня избавились, а рудники забросили.

— Это… — С каждым словом Рода я отходила от светящейся стены все дальше, а на само пятно косилась с опаской. — Мы сами-то тут не заболеем?

— Не должны, — успокоил некромант. — Орана здесь практически нет, да и времени на воздействие нужно гораздо больше.

Я с облегчением вздохнула, а потом до меня дошло, что…

— Погоди, так этому руднику сто лет?!

— Даже поболее, — подтвердил Род. — Говорю же, гномы строят на века.

Ощущение надежности, которое я было приписала стенам рудника, растаяло без следа.

Светящиеся пятна попадались довольно часто, но теперь я старалась держаться от орана как можно дальше. Хоть некромант и убеждал в его относительной безопасности, мало ли…

Кроме этого, изредка на нашем пути встречались боковые ответвления тоннеля, узкие и не очень, и даже несколько спусковых платформ, ведущих на нижние уровни, но Род уверенно вел нас вперед. Мы шли уже почти полдня, и путешествие по руднику вновь стало казаться мне почти безопасным, но… ровно в тот момент, когда я окончательно убедила себя в этом, мы наткнулись на обвал.

— В прошлый раз этого обвала не было, он свежий. — Некромант нахмурился.

Ари быстро осмотрел неожиданное препятствие и покачал головой:

— Не разобрать, завалило наглухо. Что делать будем?

Род поджал губы, а потом с неохотой произнес:

— Видимо, придется искать обходной путь через нижние уровни. Может, удастся обойти его и подняться с той стороны.

Мне эта идея не понравилась сразу. Да и Ари заметно помрачнел: эльфу и так было неуютно столь глубоко под землей. Однако других вариантов не оставалось, так что мы развернулись и пошли назад.

К шахте подъемника мы вышли через полчаса. Вид у платформы был ветхий и доверия не внушал: дерево крошилось, канаты обветшали. Ари несколько раз дернул их для проверки, а потом категорично заявил, что спускаться можно только по одному, да и то очень осторожно.

Готового к любым неожиданностям Рода опустили вниз первым, меня второй. Платформа дергалась и отвратительно скрипела, так что те несколько минут, пока она ползла вниз, я обливалась холодным потом. Ари спускался последним, и не зря: на полпути один из канатов все-таки лопнул, и подъемник с шумом полетел вниз. Эльф едва успел зацепиться за уцелевший канат, и остаток пути преодолевал по веревке.

— Ты цел? — Едва Ари спрыгнул на землю, подскочила к нему я.

— Угу, — буркнул тот, разминая мышцы рук. — Надеюсь, здесь найдется еще какой-нибудь способ подняться наверх, иначе мы застряли тут надолго.

— Найдется, — откликнулся Род. — Должен найтись.

Мы пошли вперед. Здесь, внизу, я чувствовала себя еще более гадко. Если на верхних этажах тоннеля было просто темно, то тут добавилась еще и сырость. Стены, по большей части земляные и покрытые какой-то слизью, подпирали прогнившие балки, под ногами что-то чавкало. С трудом вдыхая влажный спертый воздух, я мысленно проклинала все на свете, и особенно собственную глупость. Ведь только благодаря необдуманному и поспешному поступку в записке Освальда значилось мое имя, и я теперь была вынуждена идти по мерзкому тоннелю Грент знает в каком направлении. Теперь единственной отрадой в этом царстве мрака и гнили были изредка попадающиеся пятна оран-камня, которые хоть немного, но рассеивали тьму.

От тяжелого воздуха у меня довольно быстро зазвенело в ушах. Гнать мысли о тоннах земли и камня над головой и древности этого хода становилось все сложней. Однако все это отступило на задний план уже после первой развилки — как оказалось, мы здесь были не одни.

Из узкого бокового ответвления на Рода, который шел первым, бесшумно выскочила тощая длинная тварь. Среагировать тот не успел, ее не почуял даже Ари. От неминуемой гибели некроманта спасла лишь защита, которую предусмотрительный Род всегда поддерживал. Тварь упала к его ногам с легким сухим треском, дымясь от угодившей в нее молнии, и мы закашлялись от вони.

С трудом подавив тошноту, я смотрела на дохлую пакость. Больше всего она походила на выросшую до размеров хорошей псины многоножку, с пастью, полной острых клыков. Такая пополам перекусит и не заметит! От запоздалого страха похолодели руки и прошиб пот.

— Что за дрянь такая? — Голос мой предательски дрожал. — Откуда она взялась?!

— Кто знает? — Род пожал плечами. Внешне некромант, несмотря на нападение, оставался спокоен. — Я ведь говорил, что оран-камень плохо влияет на всех живых существ. Долгое нахождение рядом с ним ни для кого не проходит бесследно. Мне вот больше интересно, чем они тут питаются? Вряд ли эта тварь тут была одна.

Я сглотнула и помимо воли оглянулась. Меньше всего мне бы хотелось встретиться с собратьями этой зверюги.

— Да какая разница чем, хоть друг друга пусть жрут, лишь бы не нас, — раздраженно изрек Ари и взял в руку один из своих мечей. — Пойдемте отсюда.

После этого случая двигались настороже. Род постоянно обновлял защиту, и, как оказалось, не зря: нападения продолжились, и чем дальше мы шли, тем больше их было. Некромант заметно устал, да и у меня ныли ноги, однако об отдыхе не могло быть и речи. Стало слышно шуршание и позади нас, но после пущенной Родом наугад молнии оттуда нападать пока что не решались. А может, просто отвлеклись на поедание убитого собрата.

Шли молча. Один раз я попыталась, правда, полюбопытствовать, считает ли Род до сих пор идею похода через перевал плохой, но меня грубо оборвал рык некроманта, что сейчас не время и не место язвить, а если я так хочу, могу вернуться назад. В общем, оставалось только идти и надеяться на то, что здесь действительно есть выход. Не мог ведь этот тоннель длиться вечно!

Вдруг у одной из развилок Ари остановился.

— Движение воздуха, — пояснил он. — Едва уловимое, но все же.

Во мне, да и в ребятах, вспыхнула надежда. Мы ускорили шаг. Вдалеке, помимо ветерка, который теперь чувствовала даже я, все отчетливей слышался нарастающий гул.

— Что это? — наконец решилась спросить я, а потом и сама увидела, что шахту рудника пробивала небольшая, но очень быстрая подземная река. Тоннель продолжался и дальше, но переправа — обычная доска — почти сгнила.

Топот за спиной усилился: многоножки почуяли, что добыча может ускользнуть, и решились на атаку.

— Перебирайтесь, — угрюмо буркнул эльф, доставая из ножен второй меч и вставая поперек прохода.

— А ты? — испуганно уставилась на него я.

— А я их задержу, насколько смогу. Перебежать за вами мне проблемы не составит.

— Ты точно справишься?

— Это зависит от того, насколько быстро вы окажетесь на той стороне, — рыкнул Ари. — Если будешь так и дальше стоять и болтать — нет.

Понимая, что он прав, я повернулась к переправе. Род уже переходил по хлипкой доске, и, глядя на его осторожные шаги, я поежилась. А вдруг доска не выдержит? Утянет вглубь подземной реки, и пикнуть не успеешь…

За спиной Ари сражался с многоножками. Туда я боялась даже смотреть.

Наконец Род пересек реку и ободряюще махнул рукой:

— Давай сюда!

Я неуверенно встала на край доски. Та пошатнулась, противно скрипнула, и я испуганно отскочила назад.

— Может, подержать ее? — предложил Род, наклоняясь, и в этот момент сзади на некроманта бросилась какая-то громадная туша.

— Осторожнее!

Одновременно с моим криком сработала защита некроманта, но обожженная тварь почему-то осталась жива и истошно завизжала. Род было дернулся, но в тот же момент плечо некроманта пробил ее шипастый хвост. Мгновением позже в рогатую голову чудовища влетел один из мечей Ари. Тварь упала, погребя под собой Рода. Больше эльф ничем помочь не мог, только крикнул:

— Быстрее на ту сторону! — Теперь Ари сражался только одним мечом, так что ему приходилось совсем плохо.

Эльфа спасало только то, что проход был довольно узким, и многоножки кидались на него не всем скопом, а лишь по две-три.

Я, с усилием сбросив оцепенение, ступила на доску и, стараясь не смотреть вниз, медленно пошла вперед. Руки стали липкими от пота, однако я заставляла себя идти. Там, за переправой, нужна помощь Роду, а позади едва держится Ари.

Эти мгновения на хлипком мосту, кажется, были самыми длинными в моей жизни. Однако закончились и они: мои ноги коснулись камня. Следом за пару секунд почти перелетел провал Ари и сразу же скинул доску в реку. На той стороне зло стрекотали неопасные теперь многоножки.

Не теряя времени, мы стали стаскивать с Рода тяжеленную тушу. Здоровая тварь, в несколько раз больше многоножек, имела широкое, почти полностью закрытое панцирем тело, восемь когтистых лап, приплюснутую рогатую голову и плоский, усеянный шипами хвост. Этот хвост Ари пришлось буквально выдирать из пробитого плеча Рода.

Увидев, во что превратилась рука окровавленного некроманта, я ужаснулась, но быстро скинула с плеча сумку и дрожащими руками полезла искать целебные мази. Ну где же они, где?! Склянки упрямо путались и выскальзывали из рук. Ари тем временем бегло осмотрел рану и с видимым облегчением сказал:

— Выживет. Крови, конечно, он потерял много, но главное, задеты только мышцы и кость. А войди шипы чуть левее — пробили бы легкое, и вот тогда…

— Ари!

Эльф смолк, а я, выловив наконец нужное зелье, склонилась над Родом и стала обрабатывать отвратительную рваную рану. Некстати вспомнился давний случай, когда бабушке принесли порванного медведем охотника. Бабушке так и не удалось его спасти…

Я вдруг почувствовала, что очень хочу, чтобы Род жил. Как-то незаметно он стал важен для меня не менее, чем Ари или Арт. Но что я еще могу сделать? Почему, почему я некромант, а не целитель?!

— С ним все будет хорошо. — Ари успокаивающе сжал мое плечо, а потом направился к мертвой туше.

Он не без усилий сбросил тварь в провал, и ту мгновенно унесло быстрым течением под гору. Эльф устало потер виски, и только теперь я обратила внимание, что он практически весь был в ссадинах.

— Может, тебе тоже помощь нужна? — забеспокоилась я.

— Заживет, — отмахнулся он, сел в привычную позу со скрещенными ногами, положил перед собой мечи и прикрыл глаза. — Лучше отдохни, пока есть время.

Я с опаской взглянула на тоннель.

— А… оттуда ничего не вылезет?

— Будем надеяться, что нет. Тварь была здоровая, так что, скорее всего, она пожрала всех своих ближайших соседей. Во всяком случае, пока что там тихо, — обнадежил Ари, после чего окончательно ушел в себя.

Честно сказать, я слабо себе представляла отдых со стрекочущими рядом многоножками, шумной рекой и неизведанным тоннелем, из которого в любой момент может вылезти какая-нибудь очередная гадость, но, как оказалось, нет ничего невозможного. Измотанный долгим переходом и постоянными переживаниями организм настолько устал, что даже такую передышку воспринял с благодарностью, и я почти мгновенно погрузилась в легкую полудрему.

Род пришел в себя лишь через несколько часов. Многоножек к тому времени изрядно поуменьшилось, а их стрекотание теперь почти не слышалось на фоне шума подземной реки. Да и не обращали они на нас практически никакого внимания, больше занятые пожиранием убитых сородичей.

— Как ты? — Я с тревогой оглядывала Рода.

Вид у некроманта был неважный, лицо побелело от потери крови. Род осторожно потрогал повязку, поморщился, а потом криво улыбнулся:

— Жить буду. Пока что.

— Хвала Двайне. И почему только твоя защита не справилась с этой тварью?

— Устал, видимо. — Род пожал плечами. — И не рассчитал силы. Она оказалась куда крупнее многоножек и, кажется, обладала какой-то устойчивостью к магии. Демон знает, что тут под воздействием орана могло вырасти.

— Идти сможешь? — прагматично уточнил Ари.

Некромант встал, покачнулся, но потом упрямо нахмурил брови:

— Смогу.

— Уверен? — на всякий случай уточнила я. — Может, мы еще немного тут передохнем? Вроде бы здесь безопасно.

— Нет необходимости. Чем быстрее мы отсюда выберемся, тем лучше. Да и восстановиться наверху будет гораздо проще, нежели здесь.

— Хорошо, — Ари поднялся, — пошли тогда. Маг из тебя, полагаю, сейчас никудышный?

— Угу.

— Тогда первым иду я.

Сколько времени мы шли по этому тоннелю, сказать не смогу. Знаю только, что долго. Радовало лишь то, что никаких многоножек или чего другого, похуже, нам не встретилось — в этом Ари оказался прав. Лишь однажды мы наткнулись на кладку яиц около светящегося пятна оран-камня и, уничтожив ее, пошли дальше, пока наконец не обнаружили подъемник. Такой же ветхий, как и первый, с проржавевшими от сырости неподатливыми шестеренками, но он был!

Несмотря на риск, я и Род поднимались вместе, потом, как и в прошлый раз, Ари. И лишь когда мы все трое оказались на верхнем уровне, я с облегчением вздохнула, чувствуя, как постепенно спадает напряжение последних часов… или дней?

По убеждению Рода, это был явно не тот ход, по которому когда-то шел он, но разве теперь это имело какое-то значение? Лишь бы выбраться… И удача нам улыбнулась: у первого же ответвления Ари почувствовал сквозняк, а вскоре свежий ветерок коснулся и моего лица. Не прошло и часа, как впереди забрезжил солнечный свет.

Мы вышли.

Я, не веря в то, что все кошмары рудника остались позади, счастливо щурилась на утреннее солнце и глубоко вдыхала прохладный горный воздух. Тоннель вывел нас к самому краю перевала: прямо под нами раскинулась зеленая долина.

Мы спустились по склону к лесу и медленно пошли вперед. Изумрудная зелень деревьев и чистое лазурное небо после нескольких дней, проведенных в абсолютной темноте, казались мне просто восхитительными.

— Наконец-то выбрались. — Даже обычно равнодушный к красотам пейзажей Ари улыбнулся.

— Теперь бы еще выспаться, поесть как следует, и вообще будет хорошо. — Я мечтательно прикрыла глаза.

— У троллей отдохнем, — успокоил Ари.

— А далеко до них идти-то? — Я обернулась и вопросительно посмотрела на некроманта.

— Нет. Здесь совсем рядом… — Он вдруг резко побелел и упал на землю.

— Род!

Мы подскочили к некроманту, тот был без сознания. Ари быстро срезал ножом его перевязку, и я помимо воли вскрикнула: рука Рода почти полностью почернела, а вены взбухли, расчертив ее багровыми полосами.

— Дрянь дело. — Эльф выругался.

— Что это?! — едва не плача, воскликнула я.

— Может, яд. Может, просто какая-то зараза. Не знаю. — Ари угрюмо смотрел на рану. — Знаю только одно — Роду нужен хороший целитель, и срочно, иначе он умрет.

— Да где же мы его возьмем?!

— Анхайлиг отдал нам темный портал, — тихо произнес эльф. — Он в кулоне на цепочке у Рода. Но если используем его сейчас, то потом при необходимости сами не сможем отсюда выбраться.

— Ари!

— Да понял я, понял.

Эльф склонился над некромантом. На мгновение Рода объяла тьма, а потом он исчез, и мы остались вдвоем.

— Надеюсь, с ним все будет хорошо, — прошептала я.

— Мы сделали, что могли, — ответил Ари. — А теперь…

Эльф вдруг резко выхватил мечи, и в тот же момент из-за деревьев вышли тролли. Хорошо экипированный отряд. И оружие их было направлено прямо на нас. Здоровые, многие побольше Освальда, с молотами и массивными копьями в руках-кувалдах, тролли выглядели настолько устрашающе, что я нервно сглотнула. Ари рядом с ними казался тростинкой.

— Я Махевар, чужеземцы! — выходя вперед, зычным басом произнес один из троллей. — Вы колдовали в священной долине Тххрлгхкла. Я говорю, такое кощунство карается. Смертью.