— И ты вот так просто взял и сбежал?

Арт объявился на пороге комнаты Ари глубокой ночью. Выяснить у непривычно растерянного вампира, что случилось, труда для эльфа не составило, и теперь он возмущенно взирал на друга. Тот же упорно отводил глаза, предпочитая не встречаться с полыхающим янтарным взглядом.

— Ты можешь хотя бы внятно объяснить — почему?

— Ари, — помолчав, нехотя произнес Арт, — несмотря на всю внешнюю вежливость, знаешь, какое отношение у вампиров к людям? Они — низшая ступень.

— Мило, — процедил Ари. — Нас ты тоже за низшую ступень держишь?

— Эльфы вполне полноценная раса, и война это доказала. Обратить вас нельзя.

— В Тени наша кровь.

— Но она все же не эльф.

— И что? Обратить-то ее нельзя.

— Ты не понял. — Арт до хруста сжал побелевшие пальцы. — Люди, на взгляд вампиров, подобны животным. Еде. А как можно любить еду? Подумай, ты ешь мясо, тебе оно нравится, но ты ведь никогда не полюбишь, к примеру, курицу как равную…

Окончание фразы оборвал кулак эльфа. Впрочем, уклоняться Арт и не стал. Только отер разбитую губу, а потом вздохнул:

— Я не сказал, что это мое отношение, наоборот, я так не считаю, но я редкое исключение.

— И на том спасибо, — буркнул Ари.

— Не за что. Так вот, понимаешь теперь, каково Тени будет находиться среди них? Зная истинное мнение о людях, сложившееся у вампиров? С таким отношением вокруг изо дня в день, из года в год… Я не смогу ее от этого оградить. И сделать вампиром, увы, не смогу, она никогда не станет одной из нас. Ари, я хочу, чтобы она была счастлива. А много ли счастья с архивампиром?

— Она любит тебя.

— Это пройдет. Год, два, пять лет — ничто.

— Ты говоришь, словно тебе все равно.

— Наоборот, я забочусь о ней. Пройдет несколько лет, и она захочет уйти. А я не смогу ее отпустить, ибо тогда боль станет куда сильней. — Арт тоскливо посмотрел куда-то вдаль. — Тень возненавидит меня за это, но другой жизни у нее не будет.

— А если она не уйдет? Если ей будет глубоко плевать на отношение твоих родственничков, да и всех вампиров в целом? О таком варианте ты не подумал?

— Подумал. И даже если так, тогда возникает еще один вопрос, Ари, последний. Ты можешь представить, как она вместо тебя там, на пепелище, поит меня кровью или наблюдает за бойней в монастыре? Ты дашь мне слово, что, если повторится подобное, она не возненавидит меня, заклеймив убийцей типа Грега?

Молчание. Арт в упор посмотрел на эльфа, и, не выдержав этого вопрошающего взгляда, Ари опустил голову.

— Пусть все остается по-прежнему, — прошептал архивампир и растворился в темноте.

Мы покидали Академию ранним утром. Но несмотря на практически бессонную ночь, мне, взбудораженной вчерашними событиями, спать не хотелось. Провожал нас с Родом одинокий Савелий, даже Анхайлига не было, не говоря уж об Арте, хотя, несмотря на его вчерашний побег, я все-таки надеялась, что вампир придет проститься.

Пока я вздыхала над несбывшимися мечтами, мы подошли к воротам факультета. Род и Савелий обменялись коротким рукопожатием, а потом хмурый некромант двинулся по дороге в восточном направлении.

— Что ж, не особо я верю в то, что у вас что-то получится, но все же удачи, Тень, — пожелал Савелий.

— Спасибо и на этом, — поблагодарила я. — А остальные тоже не верят? Никто даже проводить нас не пришел.

— А ты хотела толпу народа с букетами? — съехидничал куратор.

— Нет, но хотя бы Анхайлиг…

— Занят Анхайлиг. Не забывай, он теперь глава Академии. Да и не положено устраивать пышные проводы первокурснице-практикантке и опальному магу — слишком много вопросов возникнет.

— Да, верно, — запоздало сообразила я, а потом недоуменно покачала головой. — И все-таки это странно. Анхайлиг столько времени не переносил Рода, а такое дело поручил именно ему. Ведь здесь столько проверенных магистров! Почему?

— Если бы не склонность Рода к глупым выходкам, он бы стал боевым магистром гораздо раньше меня, — сказал Савелий. — Да и сил у него больше, чем у многих здесь.

— Но доверие! Как Анхайлиг может верить ему?

Некромант задумчиво улыбнулся:

— Род его сын.

— Что-о? — Я вытаращилась на куратора. — Да быть такого не…

Потом осеклась, вспоминая, как постоянно их сравнивала. Сила похожа, внешность… В голове ярко всплыла странная реакция стражников магистрата на фамилию Рода. Теперь-то понятно отчего!

— Такие вот дела, Тень, — хмыкнул Савелий и скрылся за воротами Академии.

А я стояла столбом и опомнилась только в тот момент, когда отошедший уже довольно далеко Род с раздражением меня окликнул. «Нет, ну надо же! Чтобы у Анхайлига вдруг оказался сын, и главное, кто! — спешно догоняя некроманта, никак не могла до конца сжиться с новостью я. — И тем более интересно, за какой проступок архимаг столь долго его избегал?»

Вопросы, вопросы… Любопытство на некоторое время заставило отступить даже воспоминания о вчерашнем вечере, вот только не уверена, что Род захочет на мои вопросы отвечать.

До восточных ворот города мы дошли в молчании. Каждый был занят своими мыслями, и только оказавшись на заполненной телегами и тюками площади, я поняла, что понятия не имею, в какие края мы летим.

— И куда теперь?

— Сначала до Кровеля, там пересядем на дракона до Ниады, — пояснил Род, подходя к сторожке погонщиков. — Это небольшой городишко, даже поменьше Леории. В нем закупим все необходимое для дороги, а дальше двинемся своим ходом.

— Ясно.

Некромант толкнул дверь сторожки. Погонщик, пожилой, но крепкий, с жилистыми руками, в этот момент поднимался из-за стола.

— Тоже в Кровель? — завидев нас, уточнил он.

— Да. — Род кивнул. — Нас двое.

— Трое, — вдруг поправил с порога знакомый голос.

— Ари? — обернувшись, изумилась я. — Что-то случилось?

— Нет, ничего. — Эльф отрицательно мотнул головой. — Просто решил поехать с вами.

— И тебе разрешили?

— Да я особо и не спрашивал.

Род бегло оглядел эльфа. Взгляд его задержался на рукоятях мечей, а потом некромант невыразительно пожал плечами:

— С нами так с нами.

— Триста двадцать монет за троих, — равнодушно подвел итог погонщик. — И пойдемте быстрее, вылет задерживать негоже.

Анхайлиг стоял у окна и задумчивым взглядом провожал стремительно уменьшающуюся в небе точку.

— Ты веришь, что у них получится? — внезапно раздался из-за спины тихий голос.

— Если бы не верил, не отпустил бы, — не оборачиваясь, равнодушно ответил архимаг.

— Брось, мы оба понимаем, для чего на самом деле ты их отпустил. Только надежда на чудо еще способна хоть как-то удерживать всех этих стариков-архимагов вместе, иначе бы они давно разбежались кто куда.

— Ты на редкость понятлив для своих лет, Артур.

— Благодарю. — Вампир принял сомнительный комплимент с усмешкой. — Надеюсь, твой Родрик достаточно опытный маг, чтобы избежать неприятностей в пути.

— Я учил его, — жестко отрезал Анхайлиг и наконец обернулся к гостю. — Но ты ведь не за этим пришел?

— Верно. — Арт чуть сощурился. — Не за этим. Мы с тобой оба понимаем, что их путешествие лишь ненадолго отсрочит неизбежное. Неделя, максимум две. И что дальше?

— У тебя есть предложение лучше?

— Есть. Ты ведь помнишь о Греге?

Анхайлиг скривился, но промолчал.

— Так вот, Грег верил в пророчество. А пророчество, как ты знаешь, гласило, что ему помешает светлая сила могущественного архимага. И Грег не мог не учитывать вероятность того, что этой силой окажется Скрижаль.

— Возможно. К чему ты клонишь?

— К тому, что он работал над созданием защиты, продумывал возможные варианты. Грег просто не успел закончить свои исследования, да и не ожидал он, что вместо светлого архимага он погибнет от руки безумца Велиара.

— И?

— Я знаю, что после его гибели многие вещи Грега забрали ваши архимаги. В том числе дневник. Он хранится здесь.

— Верно, — медленно произнес Анхайлиг, черты его лица хищно заострились. — Но Грег вел его на древнем языке высших, и никто из нас не может его прочесть.

— Я могу.

Архимаг мгновенно посуровел:

— И не надейся.

— Анхайлиг, Визул — угроза всем нам, и мы не можем упускать ни единого шанса! Дай мне возможность изучить его записи, ведь, вероятно, в них — ключ к нашему общему спасению!

— Нет. Я и так заплатил за смерть Грега Кровавого дорогую цену. Его возвращения я не допущу.

— Я не Грег. — Арт с силой выдохнул, выдавая сильнейшее напряжение. — Я не Грег!

— Но ты можешь им стать.

— Никогда, — отрезал Арт, а потом вдруг опустил полыхнувший взгляд. — Ибо тогда я потеряю ее, — уже тише добавил он.

— Тень? — Во взгляде Анхайлига впервые промелькнуло сомнение, которое вампир тотчас уловил.

— Да, демон тебя раздери! — прорычал он. — Анхайлиг, ты прекрасно знаешь, что я не сторонник насилия! Ты можешь назвать хоть один случай кровавой бойни с моим участием?

— Если бы мог, этого разговора вообще не было бы.

— Раз так, может, хватит подозрений? Посмотри фактам в лицо, Анхайлиг, и дай мне доступ к библиотеке, а я постараюсь помочь!

Логически архимаг понимал: Арт прав. Но вампиры… Им нет доверия. Слишком хорошо они играют на человеческих чувствах. Да, пусть Арт и необычный вампир, но все же была в их разговоре какая-то упущенная мелочь. Что-то на границе сознания, едва уловимое. Хотя, быть может, это просто отголоски его застарелой ненависти. С другой стороны, есть Тень. Девушка нужна архивампиру, в этом Анхайлиг успел убедиться, и именно это позволяло надеяться, что Арт не лжет.

Анхайлиг снова вгляделся в бледное, напряженное лицо. Даже понимая, что иного выхода может и не представиться, он все равно не мог решиться на эту сделку. Если бы не чувства архивампира к девушке…

— Хорошо, — наконец скрепя сердце согласился Анхайлиг. — Давай попробуем.

Через пару минут Арт сжал в руке листок с росписью архимага, коротко поклонился и исчез.

Теплая циновка и предстоящие несколько часов полета располагали к дремоте. Подтверждая это, Ари первым растянулся между каких-то тюков и закрыл глаза, а Род, видимо с теми же намерениями, стал стягивать с себя слишком теплый балахон. Не особо раздумывая, я решила последовать их примеру, но внезапно зацепилась взглядом за некроманта: на черной ткани сброшенного балахона сверкнула серебристая прострочка магистра.

Моргнув от изумления, я уставилась на Рода. Значит, они с Анхайлигом окончательно уладили все разногласия? Интересно, что же между ними произошло? Пару минут я неуверенно покусала губы, но потом любопытство все-таки пересилило.

— Ро-од, — позвала я.

— Чего? — неохотно откликнулся тот.

— Вижу, тебе магистра дали? Поздравляю, ты давно это звание заслужил.

— Спасибо. — Род хмуро улыбнулся.

— И хорошо, что вы с Анхайлигом помирились. — Ободренная улыбкой, я решилась. — Кстати, все хотела спросить, так что у вас с ним не заладилось-то? Теперь, когда все позади, может, расскажешь? Если не хочешь, то не надо, конечно, но…

Некромант чуть прищурился, а потом махнул рукой:

— Ладно, почему бы и нет? История у меня не такая и необычная, правда, началась она давно. Знаешь, до шестнадцати лет я жил с матерью и ни о какой магии не помышлял. Потом до нас дошла война. Вампиры напали на городок, где мы жили, поздно вечером, неожиданно и стремительно. Мать убили. Сам я спасся чудом — за несколько минут до нападения спустился в подвал за овощами для ужина, а потом люк заклинило рухнувшим от погрома шкафом. — Лицо Рода на мгновение исказила боль. — Я смог выбраться лишь через несколько часов, и то, что я увидел на улицах… Тень, поверь, более кровавых тварей в природе не существует. В общем, я решил мстить и на войне в одном из боев встретился с темным магом. Сначала он практически вытащил меня с того света, да и в дальнейшем не раз помогал. Хотя мне на тот момент было неинтересно, почему он так выделяет меня среди остальных. Я просто бился, стараясь заглушить боль, но однажды маг спросил, откуда во мне столько ненависти к вампирам. И я рассказал про мать. О, как он переменился в лице! Никогда я не видел такой ярости в людях! Хотя маг быстро взял себя в руки, я запомнил этот взгляд на всю жизнь. И вот мой негласный покровитель предложил научиться убивать вампиров более эффективно, на что я охотно согласился. Маг, а это был Анхайлиг, учил меня боевой некротике, самым жестким, необратимым приемам, продолжая одновременно опекать, как отец. А потом оказалось, он и был моим отцом. Как выяснилось, он и не знал, что у него есть я, пока на войне не встретил. Н-да.

Только теперь, слушая рассказ Рода, я поняла, почему Анхайлиг так ненавидит вампиров. Узнать, что у тебя была семья, только тогда, когда ты ее лишился… Для истинного темного другого выхода, кроме мести, и быть не может! Именно поэтому он мстил. Мстил вампирам за утраченное, да так, что от его имени всех их до сих пор бросает в дрожь. В этом Анхайлиг и Велиар оказались удивительно схожи.

Я вспомнила лицо архимага в первые секунды после получения памяти Велиара.

Как же ему, наверное, было больно! Ведь Анхайлиг всю жизнь ненавидел того, кто, как оказалось, был одержим той же идеей, что и он. И ведь они оба хотели отдать все, больше жизни, за эту идею. Велиар ушел добровольно в небытие, заставив это сделать и своих последователей, а Анхайлиг… Почти отдал в руки светлым Скрижаль.

— В общем, после окончания войны Анхайлиг устроил меня в Академию, — тем временем продолжал Род. — Я многое умел, потому обучение оказалось легким. Вот только характер у меня был слишком своевольным и резким, чуть что не так — я шел мстить, а фантазии на это дело всегда хватало. Анхайлиг закрывал глаза на мои выходки, сколько мог, ну а потом… потом меня отправили на предмагистерскую практику ко двору короля Карминии. И это одна из самых отвратительных страниц моей жизни. — Род поморщился. — Лесть в лицо и перешептывания за спиной, склоки, интриги — вот что такое королевский двор. Нигде, нигде больше я не получал столько заказов на изготовление ядов! На опросах покойников интересовались лишь возможными ненайденными ценностями, а чаще, наоборот, просили сделать так, чтобы труп уже никто и никогда не смог допросить. Я видел убийц, которые на похоронах своих жертв лицемерно вздыхали и утирали лживые слезы, сетуя, что больше никогда не смогут пообщаться с покойными. И после очередных таких похорон я не выдержал.

— Выдал кого-то страже? — тотчас предположила я, уж больно увлек меня рассказ.

— Лучше. — Род хмыкнул. — Я решил устроить им общение, раз все столь его жаждали. Готовился два дня, а на третью ночь призвал всех умерших в том дворце духов к тем, кто их когда-то убил.

— О-о-о! — Я поперхнулась. — Это же…

— Категорически запрещено, — подтвердил некромант. — Но тогда мне на запреты было плевать. В ту ночь я наконец испытал чувство полнейшего удовлетворения от своей работы. Ну а утром прибыл Анхайлиг, оценил масштабы произошедшего и выставил меня вон и из дворца, и из Академии, запретив показываться ему на глаза. Такие вот дела, — под конец хмыкнул Род и смолк.

Да-а, вот так история. Я, конечно, предполагала, что Род сотворил какую-то особенную пакость, но чтобы в таких масштабах! Понятно, что даже у архимага не выдержали нервы. Будь я на его месте, наверное, поступила бы так же. Интересно, а жертвы были?

Однако ответа уже не получить: пока я с удивлением переваривала услышанное, некромант откинулся на циновке, подложил под голову скатанный балахон и задремал. Что ж, почему бы и нет?

В сам Кровель мы так и не попали. Едва наши ноги коснулись земли, Род сразу же направился к одному из соседних драконов. Видимо, он рассчитал путь заранее, так как менее чем через полчаса мы снова взмыли в небо.

Ниада показалась к вечеру. Городок и впрямь оказался невелик, но на его осмотр сил не было — темнело, хотелось нормально поесть и отдохнуть. Желание это оказалось общим, так что вскоре мы сидели за большим столом найденной неподалеку таверны, окруженные ароматами копченостей и табака, уплетая бараньи ребрышки со специями и грибы с картофелем в сметанном соусе.

— Ну что ж, отсюда пойдем своим ходом, — сообщил Род, когда тарелки наконец опустели.

— И далеко идти? — полюбопытствовала я, лениво потягиваясь, — хорошая еда и уютная обстановка навевали сон.

— Неблизко. Видела на юге горы?

— Ка-ажется…

— В общем, нам туда, а потом еще перебираться через перевал.

— Селения есть по дороге? — практично уточнил Ари.

— Парочка найдется, — кивнул Род. — Однако не стоит особо на них рассчитывать: не знаю, как там нас могут встретить, потому закупать все необходимое придется здесь. Этим займемся утром, а сейчас, думаю, пора на отдых.

Спорить с таким предложением никто не стал, и через несколько минут мы, в сопровождении трактирщика, поднялись к выделенным для ночлега комнатам.

Утро выдалось солнечным, обещая теплый день, и, наскоро перекусив, мы сразу направились на местный рынок. Он, как и сам город, оказался невелик, зато найти все необходимое нам удалось без особых проблем. Род и я удачно сговорились с торговцами о провианте и необходимых в дороге вещах, а Ари за короткое время умудрился выбрать трех неплохих лошадей. С покупками мы управились быстро и к обеду уже покинули город.

Дорога, по которой нам предстояло путешествовать не один день, сразу же уходила в лес. Деревья прилегали к ней почти вплотную, однако это не мешало дороге постоянно петлять, ограничивая обзор от поворота до поворота. Некоторое время я развлекалась попытками угадать, что же там, за очередным ее изгибом, но популярностью среди здешних селян этот тракт не пользовался, так что от однообразного пейзажа и отсутствия хоть каких-то людей меня окончательно одолела скука.

— Хоть бы произошло что-нибудь, — уныло вздохнула я.

— Самое хорошее в дороге — это полное отсутствие каких-либо происшествий, — изрек Род.

— Но скучно же!

— От скуки не умирают, — встал на сторону Рода Ари. — Наслаждайся лучше природой, воздухом свежим, — эльф вдруг принюхался, — или не очень свежим…

— Или совсем не свежим, — неожиданно поддержал Род, морщась, а спустя мгновение волна пренеприятного запаха заставила скривиться и меня.

— Фу! Что это за гадость?!

— Есть у меня предположение… — Некромант с опаской взглянул в сторону приближающегося поворота.

Премерзкий запах усилился до тошноты, а когда мы наконец повернули, то узрели огромнейшую, размером с приличный сарай, зловонную кучу, которая перекрывала всю дорогу.

— Дерьмо драконье, — тщетно закрывая рукавом балахона нос, подтвердил догадки Род.

— Мм. — Я пыталась разучиться дышать и одновременно сообразить, как объехать эту гадость.

Ари опомнился первым и, не раздумывая, направил свою лошадь в лес. Мы последовали за ним, благо животные от вони тоже были не в восторге и, несмотря на хлеставшие их по бокам ветви, шли вполне резво.

— Думаешь, там есть обходной путь? — запоздало уточнил Род.

— Без понятия! — честно признался эльф. — Но если такового нет, я лучше его сделаю.

Пробирались мы сквозь ветвистые дебри минут двадцать. Ари даже соскочил с лошади и стал пробивать путь, помогая себе одним из мечей. А когда мы снова вышли на дорогу, мерзкая куча осталась далеко позади.

— Наконец-то, — с облегчением вздохнула я. — И откуда в драконе столько всего?.. Нет, я понимаю, конечно, что драконы — существа здоровые, но столько!

— Ну в справочнике «Драконология» говорилось, что они, хм, испражняются раз в несколько дней, так что это вполне нормально, — ответил Ари и скептично посмотрел на меня. — Лучше скажи, тебе и правда это интересно?

Я вспомнила отвратительный запах и поморщилась:

— Наверное, все-таки нет.

— А кто там заикался о скуке и жажде приключений? — съехидничал Род. — Я-то уж подумал, что тебе понравилось.

— Пф-ф. — Я постаралась сделать независимый вид, но жаловаться на однообразие путешествия на всякий случай перестала.

Остаток дня прошел спокойно. Пару раз нам все-таки встретились торговцы с телегами, которых мы заранее предупреждали о драконьей куче, но и только.

Ночь застала нас в лесу. Как я ни надеялась, памятуя о вчерашних словах Рода, что нам попадется какая-нибудь деревенька, чуда не произошло.

— Какая деревня так близко от города? — хмыкнул на мое жалобное воздыхание некромант и глянул на эльфа. — Ари, ты не видишь, случаем, какой-нибудь полянки поудобнее?

— Справа, недалеко от дороги, — оглянувшись, откликнулся тот. — Не скажу, что очень удобная, но для ночлега сойдет.

Мы спешились. Точнее, спешились Ари и Род, а я почти упала, охая и растирая задубевшие мышцы, — с непривычки сильно затекли ноги.

— Пойдем, Тень, работы полно, — бодро позвал некромант и двинулся в указанном Ари направлении прямо сквозь придорожные кусты.

Я поплелась за ним и, вдоволь насладившись хлесткими, сырыми от вечерней росы ветками и репейником, вышла на выбранное эльфом место: небольшую мшистую прогалину. Н-да, не идеал, но Ари прав, для ночлега сойдет.

Пока эльф стреноживал и кормил лошадей, мы с Родом набрали валежника и развели огонь, а потом некромант по привычке начал чертить защитный круг. Понаблюдав за тем, как тот быстро и ловко создает вязь из крепких изящных магических нитей, я с печалью вспомнила свои мучения при сотворении элементарного знака отрицания и завистливо вздохнула.

— Ты чего?

— Завидую, — призналась я. — Мне так, наверное, никогда не удастся. Простые заклятия типа танатоса удаются хорошо, даже сложная, но требующая только силы молния получилась. А как пытаюсь создать что-то тонкое, аккуратное, все идет наперекосяк. И само плетение вроде правильное, но едва я начинаю накачивать узор энергией, заклинание разваливается на куски. Бездарный я некромант, — заключила я с грустью.

— Почему сразу бездарный? — Род вдруг улыбнулся. — Просто ты пока не умеешь работать с потоками. Вас на втором-третьем курсе будут этому обучать, а вкратце принцип работы могу объяснить хоть сейчас.

— Давай! — тотчас загорелась я.

— Воссоздай узор ну-у хотя бы своего отрицания.

— Угу.

— Теперь, прежде чем активировать заклинание, эту хрупкую вязь необходимо упрочить. Приблизь ее. Посмотри внимательней, видишь пустые прорехи? Сожми их и наполни энергией. Потом еще раз приблизь и снова заполни пустоты, и так шаг за шагом, насколько хватит твоего умения приближать.

— Пожалуй, больше двух пока не выйдет, — констатировала я, с напряжением всматриваясь в узор отрицания.

— Нестрашно, — успокоил Род. — Это как раз нормально и поддается тренировке. И даже сейчас, после всего двух приближений, видишь, насколько нити стали прочнее и вместительнее? А ведь плетение довольно тонкое. Теперь ты спокойно можешь влить в него энергию на уничтожение не самого слабого призрака, а то и двух.

— О-о-о. — Я с восторгом созерцала свое творение, понимая, что это отрицание действительно совершеннее созданных мной ранее. — Это же здорово!

— Еще как, — согласился Род. — И чем больше ты сможешь сжать плетение, тем большим объемом энергии будешь управлять. Архимаги сплетают заклинания чудовищной силы в основном за счет того, что всю энергию в них умещают таким образом. Есть, конечно, еще некоторые мелочи вроде дополнительных цепочек и связей, но это уже посложнее. С непривычки ты их в голове не удержишь, так что пока просто тренируй приближение. Для основных заклинаний этого более чем достаточно.

— Ага. — С этим утверждением я была полностью согласна. — Спасибо!

— Было б за что, — проворчал некромант и стал укладываться спать, но я была уверена, что он таким незапланированным уроком остался доволен.

Не заинтересованный в нашей тренировке Ари давно спал, вставать предстояло рано, а потому стоило последовать его примеру. С сожалением я рассеяла заклятие, устроилась на прикрытом балахоном валежнике и закрыла глаза. Спать. Спать…

Демона с два! В лесу, несмотря на сухую погоду, оказалось полно мошкары, которая с заходом солнца налетела к нашему костру. Защитный круг Рода, конечно, защищал нас от ее укусов, но не глушил звуки. За его пределами такой звон стоял — хоть уши затыкай! Другой такой ночевки в лесу я не могла припомнить. А потом стали подавать голос и страдающие лошади…

Вконец одурев от этой звуковой атаки, я окончательно разозлилась и растолкала успевшего задремать Рода. Сонный некромант с раздражением уставился на меня, выслушал путаную тираду-жалобу о лошадях и зверских насекомых, а потом вздохнул и пошел чертить второй круг, в процессе чего был атакован ночной мошкарой и искусан.

— Упыри мелкие, — выругался он, вернувшись, и снова упал на валежник. — Тень, больше меня не буди, до утра я ни единой души не спасу. Я жалостлив, но не настолько.

— Конечно, — поспешно пообещала я, хотя, как мне показалось, даже в этот раз Род работал больше не из-за сочувствия к животным или ко мне, а из простого расчета — не отдохнувшие за ночь лошади далеко бы не ушли.

В общем, спала я урывками, то проваливаясь в полудрему, то просыпаясь от несмолкающего звона. Правда, едва наступило утро, мошкара исчезла, и мне удалось урвать пару часиков нормального сна… пока Ари не растолкал собираться в дорогу. Я механически проглотила пару пресных хлебцев и поплелась к лошади.